Tags: атомная бомба

Туполевский бык

Думаю, что все и так уже знают, что наш Ту-4 является пиратской переделкой их Б-29. Три американские машины летели бомбить Маньчжурию в 1944 году со стороны материкового Китая, но так и не вернулись. Из-за технических неполадок экипажи решили незапланированно садиться во Владивостоке. Как выяснилось зря, так как этот выбор паникующих летчиков основательно перетряхнет атомную шахматную доску пять лет спустя. Самолеты были интернированы, а летчики досиживали остаток войны в Ташкенте. Госдеп не пытался протестовать, замалчивая конфискацию, оберегая дрожащий огонек союзнических отношений – этот инцидент по времени наложился на фиаско операции «Фрэнтик», которая вместе с Варшавским восстанием привела к очередному всплеску напряжения в межсоюзнических отношениях. В частности именно в августе 1944 советская дипломатия «потеряла» такого «проводника добрых услуг» как посол США Гарриман, усилия которого с апреля 1945 были направлены на формирование жёсткой антисоветской политики в Вашингтоне.
Collapse )

Х/ф «Суд чести» (1948)

«Именем Горького, именем Ломоносова, Сечина и Менделеева, Пирогова и Павлова, хранивших как священное знамя первородство науки русской. Именем Попова, Лодыгина и десятка талантливейших наших изобретателей, чьи открытия бессовестно были присвоены иностранцами, я обвиняю тех, кто забыл о своей национальной гордости, кто унизил честь и достоинство нашей Родины. Нет большего срама для советского гражданина! Кому вы хотели отдать сокровища науки нашей? Тому, кто стремится ввергнуть человечество в адское пекло новой войны. Тому, кто размахивает над Землей атомной бомбой. У кого вы вымаливали мировое признание? У заокеанских торговцев смертью, у лавочников, у наемных убийц. Нам ли советским ученым быть беспачпортными входягами в человечество? Нам ли быть безродными космополитами? Иванами, непомнящими родства? Пусть этот суд чести будет напоминанием всем тем, кто не излечился от дурной болезни низкопоклонства, кто унижает себя и всех нас холопским коленопреклонением перед заграницей!»
Collapse )

Бумажный цыпленок (1954-58)

В 1952 году Эйзенхауэр избирался с обещаниями «отбросить» коммунизм. Его предвыборная платформа «Отбрасывания» (Rollback) грозила нам активными действиями в Восточной Европе и Азии, но год спустя сдулась. Критикуя политику сдерживания Трумэна, Айк [прозвище Эйзенхауэра] удачно подыграл внутриполитическим настроениям электората, ужаленного маккартизмом, и он даже успел свергнуть Моссадыка в Иране, но в конце 1953 года президент и его госсек Даллес молча, про себя, согласились с мудростью предыдущей администрации – пассивное «сдерживание» оказалось куда менее суетным методом, чем «отбрасывание». Резолюции СНБ-162/2 (1953) и СНБ-5440 (1955) оформили новую доктрину «Новый взгляд» (New Look), которой отныне будут следовать Айк и Даллес. Идейно это было возращение в допотопные докорейские времена «до СНБ-68» - как при дедушке Трумэне – с экономией на всех вооруженных силах кроме воздушно-атомных. Министр обороны «Мотор» Вильсон успешно резал бюджеты, лоббисты жалобно скулили, поджимая под себя производственные культяпки, но вплоть до 1961 года ничего поделать с такими жмотами в высшем руководстве поделать не могли. Когда Эйзенхауэр в своей прощальной речи говорил про «потаенные силы, что в своей неистребимой живучести и в своем неуместном воздействии на власть несли нам всем катастрофу», это была ария победителя, а не сломленного «торговцами смерти» политика. Однако, в доктрине «Нового взгляда» имелся существенный изъян.
Collapse )

Тромплей по-детройтски


«[Мы] разумеется, отвели столь интрузивный заход»
Зам. мин.и.д. РФ С.А.Рябков, брифинг, 26 октября, 2018.



Оптической иллюзией назвал советскую ноту от 7 августа 1946 года посол Франции в Анкаре. Озарение снизошло на М.Мограса [Maugras] только 17 августа. Магия этого числа заворожила публику, и в затуманенных глазах смотрящего отражалась лишь статья 29 Конвенции Монтрё. «Мистификация от восьмого августа» - писал Мограс своему министру в Париж – «призвана сокрыть реальность». Соответствующая статья Конвенции выдвигает определенные требования к Высокой Договаривающейся Стороне, возжелавшей отретушировать основной текст, а Советский Союз манкировал большей частью этих требований, из-за чего его запрос на изменение одного или нескольких постановлений международного договора мог быть признан несостоятельным, если бы юридическое сообщество взялось за эту задачу. Недостаточно заслать ноту в стиле Гомера Симпсона, который зашвырнул налоговую декларацию в окно ФНС [IRS] за 15 секунд до крайнего срока подачи, и считать, что дело в шляпе. Но международные сутяжники не отреагировали на попрание процедуры, словно находились в гипнозе. «Восьмое августа жи».

Collapse )

Денатурат плутония

Можно ли его пить? Достойная ли эта замена боярышнику? Такие вопросы мне захотелось адресовать боярышник-aficionados по прочтении рассекреченного интервью одного русскоязычного физика, что находился на борту американского корабля USS Panamint в июле 1946 во время атомных испытаний в районе атолла Бикини. Доктор Павел С. Гальцов (Galtsoff) был белоэмигрантом, что бежал от большевиков после поражения Белого движения. В 1946 году он работал на Департамент внутренних дел США, который является аналогом современного российского Министерства природных ресурсов, а не МВД, как могло бы показаться на первый взгляд. Свое интервью Гальцов дал Госдепу 21 августа 1946. Гальцов был наблюдателем и, так как он свободно говорил на русском языке, он часто общался с советскими наблюдателями, которых было двое. Доктор Михаил Мещеряков старательно сторонился общения, и его редкие комментарии на тему физики были столь расплывчатыми и детскими, что Гальцов счел, что Мещеряков был сотрудником НКВД, которого приставили к другому советскому наблюдателю — доктору Александрову. Если Мещеряков открывал свой рот, то обычно это было для того, чтобы поделиться своим мнением о «дегенеративной демократии» в США, а на одной коктейльной вечеринке в Гонолулу он зацепился языками с русской женой одного офицера ВМС США, сумев довести ее до истерики. Почему вы японцев не депортировали с островов, поучал Мещеряков американцев, вот мы татар и калмыков отселили, Астраханскую область создали, а название самой Калмыцкой республики стерли со всех карт. Очень глупые вы какие-то, удивлялся советский наблюдатель. На левой стороне его тела виднелись шрамы, и Гальцов счел, что этот советский физик принимал участие в боевых действиях в первый год войны.

Collapse )

Отморозки-реалисты (1946)

«Мы не группа идеалистов, стремящихся найти
волшебное решение в ответ на все ядерные вопросы».
Игорь С. Иванов, быв.м.и.д. 30 апреля 2018




Когда Джон Гаддис рассказывал о своей новой книге, посвященной биографии Д.Ф. Кеннана, из аудитории его спросили, каким могло бы быть мнение Кеннана о современной России [т.е. после 1992 года]. Историк ответил, что Джордж всегда скептично относился к идее переноса чертежей общественного устройства из одной страны в другую, полагая, что национальные культуры очень трудно менять. Кеннан считал, что национальная культура в России имеет очень глубокие корни, и поэтому его бы не удивила новость о том, что демократия так и не прижилась там и что россияне по-прежнему предпочитают авторитаризм сильных лидеров. Кеннан нашел бы объяснение в тяжелой истории XX века вообще и 90-х годов в частности, которые привели к воссозданию привычной властной структуры. [1:02:00] В этом аспекте Д.Кеннан был реалистом, который предлагал американским дипломатам работать с тем, что имеется, а не стричь всех под одну гребенку. Кеннан умер в 2005 году в здравой памяти, поэтому про лихие 90-е имел представление.
Collapse )

Атомная клятва Москвы (сентябрь-декабрь, 1945)

«Будет у нас и атомная энергия, и многое другое»
из доклада Молотова на 28-годовщину ВОСР, 6 ноября 1945 года.



SHARP CLEAVAGE SHOWN. Обычно при таких словах зоркий приятель толкает тебя в бок, и ты знаешь, что у тебя есть полсекунды, чтобы наигранно отстранено и безразлично скользнуть взглядом вдаль, зацепить глубокое декольте выразительной блондинки и вовремя отвернуться подобно тому как берегут сетчатку глаза и не смотрят подолгу на солнце. В 1945 году, однако, эта фраза вошла в расширенный заголовок одной статьи в Нью-Йорк Таймс, посвященной внешней политике США, и касалась не всяких там фривольностей, а «проявившегося глубокого расхождения» между Сенатом и Государственным департаментом по вопросу международного контроля над атомной энергией. Журналисту Джеймсу Рестону слили информацию о встрече Бирнса с комитетом Сената по международным делам, и он теперь 20 декабря старательно выводил крупными буквами: «СЕНАТОРЫ ТРЕБУЮТ ОТ РУССКИХ АТОМНОЙ КЛЯТВЫ. Бирнсу следует настоять на обязательной заводской инспекции до передачи информации. ПРОЯВИЛОСЬ ГЛУБОКОЕ РАСХОЖДЕНИЕ. Некоторые опасаются, Секретарь намерен провести открытое обсуждение без требования гарантий.»
Collapse )

Шимушир, Норстад и первый атомный план

Стервятникам не свить гнездо на Шимушире.
Лемей, Норстад, карман держите шире




1. Доцент* Алекс Веллерстайн три года назад поделился со всем миром документом - письмом генерал-майора ВВС армии США Норстада от 15 сентября 1945 года, адресованным генерал-майору Лесли Гровсу, что был военным руководителем «Манхэттенского проекта». Письмо имеет название «К вопросу о производстве атомных бомб» [Atomic Bomb Production]. В нем Норстад делится прикидками, сколько в будущем потребуется атомных бомб для обеспечения национальной безопасности, и просит Гровса прокомментировать эти цифры. К восьми страницам текста Норстад прикрепил три приложения: список городов СССР (и Маньчжурии) с расчетами относительно их процентного вклада в общее производство по нескольким категориями (самолеты, танки, добыча цинка и т.д.); карту покрытия территории СССР бомбардировщиками Б-29 и еще не построенными Б-36; и (третье приложение я не нашел; там, судя по тексту, карта вероятного размещения противником военных баз, на уничтожение которых потребуется дополнительно не больше 10 бомб). Это письмо было создано на основе исследования, что проводилось в Отделе планирования Военно-воздушного штаба ВВС армии США [Air Staff for Plans at Army Air Force] в августе 1945 года, и в нем излагались основные выводы этого исследования. Приложение №2, например, имеет конкретную дату рождения - 30 августа 1945 года — и название («Стратегическая схема определенных советских и маньчжурских городских агломераций»; “A Strategic Chart of Certain Russian and Manchurian Urban Areas [Project No. 2532]”). Зачем все эти даты и почему это может быть интересным?
Collapse )

Вторая глава 005

Бирнс проанализировал эту растущую закостенелость в своей широко освещенной речи в германском Штутгарте 6 сентября. Государственный секретарь объявил, что Германии жизненно необходимо развивать экспорт в целях достижения «самообеспечения», и отказался признать границу восточной Германии по линии Одер-Нейсе. Он утверждал, что немцам надо вернуть возможность самим управлять своими внутренними делами (сама эта идея пугала как русских, так и французов) и подчеркнул, что американское присутствие в Центральной Европе не будет свернуто. Это был первый раз, когда высокопоставленный американский чиновник заявил о таких вещах так громогласно и публично. Речь, конечно, вошла в анналы истории, но не стала сбывшимся пророчеством; она только подбила итог всем предшествующим восемнадцати месяцам. [с речью Бирнса можно ознакомиться в Главе 2 на сайте www.mhhe.com/lafeber]
Collapse )

Глава первая 009

«Наши внешняя и внутренняя политики неразделимы» - начал Бирнс – «Наши отношения с другими государствами неизбежно сказываются на уровне занятости в самих Соединенных Штатах. Процветание и депрессия в США таким же неизбежным образом влияют на наши отношения с другими государствами во всем мире». Бирнс выразил свою полную «убежденность в том, что продолжительный мир нельзя построить на экономическом фундаменте закрытых блоков… и экономическом противостоянии». Его главное предостережение состояло в том, что «во многих странах… наше политическое и экономическое кредо сталкивается с идеологиями, которые отвергают оба этих принципа». И Бирнс завершил свою мысль следующим высказыванием: «Пока нам удается успешно управляться со своими внутренними делами, все больше новообращенных будут присоединяться к нашему кредо в каждой стране»(*35). Сам Джон Винтроп (John Winthrop) не мог выразить эту мысль яснее и четче 300 лет назад в Заливе Массачусетс. Только сейчас Город на Холме, как Винтроп назвал его, был промышленно развит, оброс международными связями, а в руках его была атомная бомба.

Collapse )