Tags: США

Нормализация, США и КНР (1977-1979)

Я советую уделить внимание всем версиям,
даже самым конспирологическим. Нам хорошо известно,
что в Уханьской лаборатории работал Пентагон США.

С.В. Лавров, мин.и.д. РФ, 15 апреля 2020,
интервью [услышано в эфире радио БФМ].



«Вчера Госдеп сообщил прессе, что ваш государственный секретарь Вэнс встретился с главой миссии связи КНР, чтобы обсудить с ним предстоящий визит Вэнса в Москву» - сказал советский дипломат и инженер Анатолий Добрынин президенту Картеру под конец их встречи в Белом доме 12 апреля 1977 года и сразу же встревоженно поинтересовался: «Это что, означает, что каждый раз, как только СССР и США будут вести прямые переговоры между собой, то китайцы будут маячить на заднем фоне в качестве третьего участника?». Картер и Вэнс, отшучиваясь, успокаивали посла, что это не так [FRUS, 138]. Полтора года спустя, 19 декабря 1978, когда нормализация отношений между США и КНР уже стала свершившимся фактом, всё тот же Добрынин проявлял нервозность, когда созванивался с Бжезинским и зачитывал ему сообщение от советского правительства: «Нормализация отношений – это естественная вещь. Мы ее не критикуем как таковую, но мы ставим под сомнение причины, стоящие за решением Картера полноценно признать КНР, так как материковый Китай проводит неприкрытую антисоветскую политику».
Collapse )

До Триеста на Адриатике (1946-1948)

Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в демократических странах. … Смысл этой поправки в том, чтобы губернатор не самолично назначал судей – это было бы чересчур – но только тех, чьи выборы не предусмотрены Конституцией. В Устав Свободной Территории Триест нужно внести пункт, что наиболее видные [prominent] представители судебной власти не должны зависеть от прихотей губернатора, а быть избираемыми жителями, как это происходит в США, если я правильно понимаю».

Бирнс: «Я должен сообщить своему советскому другу, что в некоторых Штатах судей действительно избирают, но федеральные судьи США назначаются президентом и их кандидатуры подтверждаются Сенатом. У кого-то в моей делегации уже есть готовый текст, где предложено, что губернатор Триеста будет назначать судей, которые будут потом подтверждаться городским Советом».
Молотов: «Британия могла бы попробовать и провести схожий эксперимент у себя».
Бирнс: «А как вы делаете это у себя в СССР? Судьи назначаются или их выбирают?»
Молотов: «Их выбирают».
Бирнс: «Всех?»
Молотов: «Да, всех, включая народных судей».
Бирнс: «Избираются народом?»
Молотов: «Да. А верховные судьи избираются на Верховном Совете».
[FRUS, 1946, II, 1138]
Collapse )

Ты вся горишь в огне (1979)

В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин в одну и ту же MILF-категорию), индусских кровей (бывшая сикх), по образованию бухгалтер. До своего назначения она занимала пост губернатора Южной Каролины несколько лет. За всё время своей публичной карьеры она ни разу не была вовлечена в международные дела, ни в роли исполнителя, ни политика, участвующего в принятии решений интернационального характера. Правда у себя в штате она заявляла, что поддерживает Израиль [но кто из нас не грешен в этом, положа руку на сердце, особенно, если по пьяни], и вдобавок запретила в Южной Каролине палестинскую организацию BDS, выступающую за бойкот израильских товаров и услуг. Если судить по ее служебному списку и опыту, то она как дипломат была ноль и новичок, к тому же без профильного образования. В пору задаться вопросом, насколько это вообще характерно для США отправлять непонятно кого в ООН в качестве своего представителя.

Collapse )

Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

«Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946 год. Был выпущен десяток томов, посвященных приключениям Дипслужбы в разных уголках мира в том первом настоящем послевоенном году. В восточноевропейском томе нашлось место «советскому» 193-страничному разделу. С тех пор исследователи начального периода Холодной войны многократно обращались к нему, и, скорее всего, именно это издание 1976 года было оцифровано и выложено на сайт правительства США в наши дни. Советский раздел начинается с 3 января, и где-то через десяток страниц можно уже наткнуться на эту самую «длинную депешу». За подлинность этих документов ручаться можно, но не за полноту сборника. Гарантом подлинности тут выступают тысячи сотрудников Госдепа, которые писали эти телеграммы, читали их, включали в свои аналитические записки, работали с ними на протяжении трех десятилетий, затем вышли на пенсию и, дождавшись истечения подписки о неразглашении, начали строчить мемуары, статьи или выступать перед скаутами с лекциями на тему «Как я боролся с коммуняками». Любой подлог, любой фотошоп, любой несуществующий протокол, любое несоответствие вызвало бы рокот активных пенсионеров-партизанов и стало бы предметом отдельного исследования какого-нибудь едкого профессионального историка. Поэтому если кое-кто вас спрашивает, а можно ли верить этим документам, не подложные ли они, американцы ведь рассказывают так, как им выгодно, однобоко и субъективно, на всё идут, чтоб жизнь русского человека сделать горше, то таких можно успокоить - всё в ажуре, дезинформации тут не стоит опасаться.
Collapse )

Настоящие президенты никогда не сдаются

Эндрю Джексон тринадцатилетним подростком служил вестовым, бегая между отрядами восставших колонистов. Попал в плен к британцам и, отказавшись чистить сапоги офицеру, получил удар саблей в лоб и руку его прикрывшую. После образования независимых СаСШ мигрировал из цивилизованной Северной Каролины на Дикий Запад, в город Нэшвилл в еще не созданный штат Теннесси. Аппалачи и Юго-Западная территория тогда еще кишели индейцами, фронтирный характер у тамошних колонистов был соответствующий, а пробившийся через горы Джексон спустя несколько лет волею судеб возглавил теннессийское ополчение, став своеобразным полевым командиром, что отражал нападения индейцев и устраивал превентивно-карательные рейды на них же. Женился на еще замужней невдове Рэйчел Робертс, что никого особо не волновало до тех пор, пока Джексон не стал известным политическим деятелем на уровне штата. Сплетни и скабрезности, высказанные ему в лицо, мало сочетались с его темпераментом и плохо управляемым гневом, поэтому Джексон мог похвастаться своим участием в сотне дуэлей и тем, что убил человека из своего собственного оружия. В Отечественную войну 1812 года, неудачную для авантюрно-настроенных СаСШ, Джексон сумел прославиться выигранным сражением под Новым Орлеаном, что произошло две недели после подписания мирного договора с британцами, и та победа принесла ему известность по всей стране, что не удивительно на фоне горящего Белого дома. Национальная фрустрация требовала компенсации. В 1824 году Джексон предпринял первую попытку стать президентом, получив большинство народных голосов. Проблема тут была в том, что в СаСШ тогда не было устоявшегося понятия как «народное голосование» (popular vote). В 1824 «народные голоса» подсчитывались впервые и, видимо, просто так. Just for lulz. Президента по-прежнему выбирали законодатели штатов. То есть, это был такой монопольный электоральный колледж (коллегия выборщиков по-нашему). Конгрессмены восточных штатов, «элиты восточного побережья», прокатили атамана Эндрю Дудаева-Джексона, что прискакал в Град на Холме из своего теннессийского Перекати-поля. Джексон и его сторонники (а таковых уже набиралось много) не сдались и, объявив президента Джона Квинси Адамса нелегитимным, устроили безостановочную четырехлетнюю избирательную кампанию, терроризируя Вашингтон. Выборы 1828 считаются самыми грязными и кровавыми в истории США. Число смертей на дуэлях не счесть. Ушаты клеветы были вылиты на всех, включая Джексона и его супругу, которая не выдержав того информационного давления, умерла от нервного истощения в период между победой Джексона и его инаугурацией. Горюющий около могилы покойной жены Джексон был уже готов отказаться от президентства, чтобы поскорей соединиться с Рэйчел на небесах, но его партийцы (джексониты-республиканцы, которые только много лет спустя начнут называть себя демократами) сумели переубедить его. Там, около свежевырытой могилы, на коленях в земле под дождем Джексон поклялся отомстить всем тем, кто были причастны к преждевременной смерти его жены. … Признайтесь, хорошая концовка для первой серии и завязка для второй. На такого Терминатора вы бы сходили.

На Ютубе лекция американского историка H.W.Brands про Джексона:
https://youtu.be/9b5J2to3j3w


Collapse )

Денежная реформа (1947)

Living has become better, living has become gayer.
J.V.Stalin, 1935


Первые слухи о грядущем обмене денег американское посольство в СССР отметило 28 ноября 1947. Покупатели принялись лихорадочно затовариваться в московских магазинах, скупая всё, что под руку попадалось, включая товары длительного пользования и многолетний неликвид. Приезжие из регионов сообщали, что в других городах толпы граждан также осадили торговые объекты большими очередями, места в которых продавались и покупались спекулянтами [Stand-in-line-for-others]. Мосторг, главный универсам столицы, сдался 1 декабря, выбросив белый флаг «Закрыто на ремонт». Вслед за ним на инвентаризацию стали закрываться магазины помельче. На фоне пустующих полок шныряли бедно одетые рабочие и нагрянувшие на гринд сельские жители. Китайские вазы, раритетные книжные издания, рояли – всё было востребовано гегемоном. Дипломат стал свидетелем того, как одна колхозница вывалила на прилавок рулон рублей, очевидно недавно выкопанных. Кассир сперва отказывался принимать оплату из-за грязи на купюрах и сопутствующего запаха, но после скандала работница сельского труда триумфально унесла с собой две каракулевых шубы. Рестораны сверкали огнями, народ ел как не в себя, в переполненных пригородных поездах деревенские жители нелицеприятно бурчали в адрес веселого правительства [626].
Collapse )

Психологический мир (1946-47)

В борьбе за умы и уши случайного читателя и слушателя СССР, США и Великобритания в 1946 наладили выпуск периодики и регулярных радиопередач на территории союзника. Выходили журналы «Америка» и «Британский союзник», передачи «Голос Америки» и «Говорит Москва». Первые ограничения американские журналисты ощутили на себе 8 октября 1946, когда иностранным радио-корреспондентам в Москве перекрыли доступ к советской сети коротковолнового вещания. На это жаловался Ричард Хаттелет из CBS и еще пара журналистов. Власти объясняли такой отзыв радио-привилегий перегруженным зимним расписанием эфира, в котором не нашлось времени для зарубежных коллег. Каждый день иностранные корреспонденты съедали не более 30 минут эфирного времени, часто это было меньше 30 минут. Заявления о дефиците эфирных мощностей журналисты встретили с удивлением, так как СССР мог похвастаться мощной и разветвлённой коротковолновой сетью ретрансляционных станций, уступающей во всем мире только британской. Доступные мощности позволяли советским радио-студиям вести вещание (преимущественно на политические темы) на Северную Америку общей продолжительностью в 18 часов 40 минут в неделю, и дополнительно 8 часов 45 минут на Великобританию и Северную Америку в неделю. Эд Марроу [Murrow], вице-президент CBS, обратился письменно к самому Сталину с просьбой разобраться в запрете: «Мы хотим сообщать новости из Советской России по радио, но этот запрет делает нашу работу невозможной. Если вы не пересмотрите свое решение, то нам придется тогда отозвать своих радиокорреспондентов». [v.6, 803].
Collapse )

Новые глупости американского правительства



Комедийный фильм «Смерть Сталина» не является исторически точным, хотя сумел передать в общих чертах монументальные повороты того года. Многие детали режиссером были пропущены. Когда главные герои вертелись вокруг сталинского гроба, то Ианнуччи показал только лишь их внутрипартийную грызню за перетасовку коалиций. За кадром остались гости из КНР, а ведь тот март был решающим в окончании Корейской войны. Представители Мао воспользовались приглашением на похороны для того, чтобы решить совместно со своими старшими братьями, какой будет единая коммунистическая позиция по вопросу военнопленных. С марта 1952 года, то есть, больше года, воюющие стороны не могли договориться, менять ли их «всех на всех» или применять принцип «добровольного обмена». Конфликт мог завершиться еще весной 1952 года, но вместо этого продолжился еще 15 месяцев. Южная Корея (точнее, Командование ООН, UNC) захватила в 10 раз больше пленных, чем коммунисты, и планировало большую часть оставить у себя и Тайване в качестве свободных граждан. Северян-коммунистов такой расклад не устраивал, но смерть Сталина вынудила их пересмотреть свою точку зрения. 28 марта - 26 апреля – 4 июня. Эти даты показывают смягчение ранее непримиримой решительности КНДР и КНР. В конце концов, коммунисты приняли американский вариант по обмену военнопленными. За тот последний военный год «китайские добровольцы» обустроили свои укрепрайоны в Корее и получили новую порцию тяжелого вооружения от Сталина, основательно приготовившись к новым полномасштабным операциям. Ким Ир Сен уже давно потерял тягу к войнушке, Мао, напротив, вошел во вкус, но тут Сталин подвел его, отдав концы. В Москве, около гроба вождя, Маленков и прочие, видимо, объяснили посланцам Мао, что пора завязывать в Корее. Ударная бригада мирового революционного и рабочего движения была уже готова дать жесткую отповедь врагам социализма, и только лишь кремлевская пересменка спасла американцев от совершения «новых глупостей».

Collapse )

Еврокоммунизм

Встречалось мне мнение, что это была такая хитрая уловка со стороны западных спецслужб – Еврокоммунизм (ЕК). Созданный с целью расколоть международное коммунистическое единство и увести западных коммунистов из московской овчарни. Прочитав, однако, авторскую [Сильвио Понс] статью про этот самый ЕК, я не увидел там свидетельств такого коварного плана со стороны США или даже намеков на наличие схожих операций. Попытки КГБ дискредитировать еврокоммунистов, напротив, упоминались. Весь феномен ЕК ограничивается периодом 1975-1979 и тремя крупными компартиями - французской, итальянской и испанской – которые получали 10-30% голосов на выборах, и поэтому хоть что-то да значили в своих странах и ЕЭС. Все остальные западноевропейские партии коммунистов набирали смешные 1-3 процента, поэтому их в расчет брать не стоит. Как правило, все коммунистические партии Западной Европы сохраняли свою национальную автономность, не собираясь в подсолнух: так СССР было легче их лузгать, вызывая на кремлевский ковер по одному. Итальянский же генсек Берлингуэр по какой-то причине попытался расшатать такое положение вещей. Неуютно он себя чувствовал из-за необходимости безоговорочно соглашаться со всеми советским деяниями, желая вернуть себе голос и возможность высказывать свою независимую точку зрения на Пражскую весну, по-сталинистски нахрапистые действия Алвару Куньяла, диссидентов Сахарова и Солженицына и прочее. Берлингуэр желал странного и поэтому предложил создать союз западноевропейских коммунистических партий, что, естественно, не понравилось советскому Политбюро, которое начало борьбу против этой своенравной инициативы, охолаживая и отчитывая Берлингуэра год за годом.

Collapse )

Джонсон и де Голль – не пара (1963-1968)

Страна, которая не хочет кормить своих историков, обречена скачивать ПДФ историков чужих. На сей раз освоенная западная пдфка содержала в себе диссертацию про дипломатию периода Вьетнамской войны. В диссере про Вторую индокитайскую вы найдете легкое развлекательное чтиво, и если не забредать глубоко во вьетнамские мангры, то описание этого исследования 2014 года на 190 страниц можно ограничить парой мыслей.

Эта работа охватывает франко-американские отношения 1963-1973 годов. То, как общались между собой де Голль с одной стороны, и Джонсон и Никсон – с другой. Дипломатическая роль Франции была существенной в тот период, так как Франция как бывшая колониальная держава в Индокитае обладала уникальными возможностями по поиску мирного урегулирования того конфликта. Культурные связи между бывшей метрополией и Вьетминем были всё еще сильны, и основные мирные инициативы в 60-х замысливались в парижских посольствах и торгпредствах, так как именно в Париже сидели неофициальные представители ДРВ. Если бы кошка раздора не пробежала между де Голлем и Линдоном Джонсоном в 1963 году, то американский президент получил бы отличного посредника с глубоким пониманием региональной ситуации и смог бы избежать втягивания в ту бесперспективную бойню.
Collapse )