Tags: Куба

... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

Доминиканская интервенция

Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в XIX веке, но после 1898 года ритм этой отправки флота и армии заметно участился. В период между 1898 и 1920 годами морская пехота США ступала на землю карибских государств не менее 20 раз. Необходимость поддерживать режим безопасности в районе канала была лишь одной из причин для таких вмешательств. Где-то за 2 года до того, как были получены права на зону канала, Рузвельт объявил в своем годовом обращении в 1901 году, что это вмешательство «в жизнь варварских и полуварварских народов» было «крайне прискорбной, но необходимой международной обязанностью по наведению порядка, которая должна быть исполнена во благо спокойствия всего человечества». В личных беседах, однако, он выражал надежду на то, что и североамериканцы и европейцы всё же проявят сдержанность в этом вопросе. Впрочем, «если какое-нибудь южноамериканское государство поведет себя плохо в отношении любой европейской страны, то мы позволим этой европейской стране отшлепать ее». В дальнейшем он явно желал добровольно ограничить власть и полномочия США на международной арене, сказав как-то в конце 1901 года послу Германии, своему близкому другу Шпеку фон Штернбергу, что «я рассматриваю Доктрину Монро в качестве эквивалента политике «Открытых дверей» в Южной Америке». В середине 1903 года, однако, Т.Р. написал одному своему приятелю, что надлежащая сфера Доктрины Монро включала в себя Мексиканский залив, Карибы и оба входа в канал (*14).
Collapse )

... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

Управляя Карибской империей

Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса. Это «яблоко», как называл его Адамс, теперь опало на землю. Ирония, однако, заключалась в том, что лидеры США теперь более не желали держать этот фрукт в своих руках. Имеющийся мультирасовый коктейль, зрелое и разросшееся движение за независимость и присутствующие конституционные проблемы в Вашингтоне затянули идею поглощения сизым флёром непривлекательности. Более того, её девяностомильная близость к берегам Соединенных Штатов, казалось, делала аннексию излишней. Контроль можно было осуществлять не напрямую и дешевле. Разумеется Мак-Кинли желал контроля. Как Мэхэн объяснил в своем эссе от 1897 года, доминирование острова на трех из четырех основных путях сообщения в Карибском море, короткие внутренние линии путей между портами, его протяженная береговая полоса и многочисленные заливы превращали блокаду в непосильную задачу — эти стратегические причины вкупе с 50 миллионами американских инвестиций в процветающие сахарную и рудную промышленность делали контроль над островом необходимым (*25).
Collapse )

... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

Блестящая война, превосходные острова

Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми муками, которые только пришлось вытерпеть стране, решившей родить собственную империю. Внимательные наблюдатели еще задолго до конца предсказывали, что всё так и будет. «Я сомневаюсь, что нас ждет мало-мальская серьезная война» - Джеймс Гаррисон Вильсон писал Джону МакКуку в начале февраля. «Современный испанец сродни французскому дуэлянту — требуется нанести всего лишь один точный удар, чтобы он счел свою уязвленную честь удовлетворенной». Деловая активность в стране расцвела пышным цветом с конца апреля. Мак-Кинли все тщательно рассчитал, чтобы оплатить военные расходы вовремя и полностью, избегая долгов; предусматривалось введение налогов на многие современные промышленные товары и услуги, включая «временный» налог в размере одного цента на каждый совершенный телефонный звонок, который, претерпев несколько изменений, на самом деле остался с нами навсегда в качестве дойной коровы для федерального правительства. Американцы толпами бежали записываться в армию. Несколько мужских школ (особенно Колледж Лафайета) в полном составе записались в добровольцы. Известные «Мужественные всадники» Рузвельта [прим.: Rough Riders, 1-й добровольческий кавалерийский полк] олицетворяли собой волну нового национализма. «Люди к нам приходят отовсюду, у нас тут по паре из каждого среза нашего многообразного американского общества» - так Леонард Вуд, главный помощник Рузвельта, писал Мак-Кинли в мае - «... разодетые модники из Нью-Йорка, мужчины с севера, юга, востока и запада, работники ранчо, ковбои, шахтеры, какую только профессию ни возьми, полукровки из индейских территорий; действительно, у нас тут имеются почти все образцы американского мужчины. И им удается работать вместе почти слажено» (*20). Война залечивала расовые и географические раны времен гражданской войны, равно как и более свежие раны, нанесенные в эпоху Позолоченного века межклассовой борьбой.
Collapse )

... (1865-1913): Седьмая глава (ч.4)

После потопления броненосца сразу же раздались призывы к войне («Не забудем о том, что случилось с Мэном!»), но не этот общественный фурор предопределил дипломатический курс Мак-Кинли. Также и желтой журналистике, подхватившей и поддакивающей боевому кличу и устроившей гонку тиражей между «Нью-Йорк Уорлдом» Джозефа Пулитцера и «Джорналом» Уильяма Рэндольфа Хёрста, не удалось столкнуть президента и страну в горнило войны. Мак-Кинли отказывался читать газеты с сенсационными материалами; как бы то ни было, пресса требовала этой войны аж с 1895 без какого-либо эффекта на исполнительную власть. Политический план президента начал разворачиваться в феврале и марте в границах тщательно выверенного процесса, по окончании которого консолидированная страна была поведена в бой в правильный момент и полностью на условиях Мак-Кинли.
Collapse )

... (1865-1913): Седьмая глава (ч.3)

Азиатский кризис 1897-1898: «Дипломатия есть управление международной коммерческой деятельностью»

Границы новой зоны влияния США в мире и глубина проникновения американских интересов за рубежом были таковы в 1897-8, что Мак-Кинли чуть было не оказался втянут в противоборство в Азии, хотя в тот конкретный период все взгляды его страны были прикованы к Кубе и внутренним неурядицам. Американская заинтересованность в Азии носила невоенный характер; в конце 1890-х у Великобритании в Азии было больше линкоров в азиатском регионе, чем у Мак-Кинли кораблей первого класса во всем флоте. США преимущественно ограничивались экономической и миссионерской сферами, которые защищались давним изобретением Сьюарда — политическим сотрудничеством с другими державами и, при необходимости, коллективным использованием силы. Миссионеры при помощи Вашингтона, который выбил для них расширенные права, наконец-то получили разрешение от китайского правительства осуществлять свою деятельность в некоторых внутренних районах, а не только лишь на побережье. На тот момент экспорт хлопка из США в Китай вырос с $1.7 миллионов в 1895 году до $4 миллионов в 1896 и $7.4 миллионов в 1897 (*10).
Collapse )

... (1865-1913): Седьмая глава (ч.1)

Империя 1898 года — и тектонический сдвиг

Путем простого манипулирования тарифными сетками Соединенные Штаты вызвали к жизни две революции в 1890-е и ускорили приход третьей (на Филиппинах). Первая, выдавленная на поверхность тарифом от 1890 года, произошла на Гавайях в 1893 и привела к аннексии островов Штатами в 1898. Причиной второй стали положения о сахаре, включенные в Закон о тарифах Уилсона-Гормана 1894 года, вызвавшие хаос на Кубе. В период между 1894 и 1896 годами кубинский экспорт в страну своего лучшего покупателя, в Соединенные Штаты, упал на 50 процентов. Результатом стал бунт, затем война, а затем возникновение новой империи США на Карибах и в Тихом океане и — как неотъемлемая часть развития этих событий — становление и формирование нового типа исполнительной власти США, которая эволюционировала специально для того, чтобы выжать хотя бы то еще немного эффективности и стабильности из своей внешней политики, приоритет в которой отдавался заморской торговле, внутренним делам, формированию стратегической мощи и только лишь в последнюю очередь установлению порядка.
Collapse )

... (1865-1913): Четвертая глава (ч.2)

Раса и революция

Не всем понравилось то, что они увидели там, на юге. Возможности экспансии, казалось, имелись в наличии в изобилии, но существовало две проблемы — расовый вопрос и революции — которые ни в коем разе не замедляли планы США по аннексии англо-саксонских территорий на севере, но резко затормозили схожие планы Гранта по аннексии инорасовых народов на юге.

До 1865 года южные плантаторы и кубинские сахарные бароны-креолы уповали на то, что присоединение острова к Соединенным Штатам позволит сохранить институт рабства в обеих странах. Но, как только с рабством было покончено на Юге, этот институт начал слабеть и трещать по швам уже на Кубе, хотя Испания уничтожила его окончательно только в 1886 году. Кубинские повстанцы, что объявили войну Испании в 1868 году, освобождали рабов и уничтожали поля сахарного тростника креолов. Раса и революция смешали крайне взрывоопасный коктейль. Некоторые креолы начали искать способ быть аннексированными США, чтобы избежать этого верхового пожара. Кубинская хунта, со своей штаб-квартирой в нижнем Манхэттене, собрала почти один миллион долларов в 1868-9 для того, чтобы приблизить день аннексии. Если и суждено случиться революции, то консерваторы в обеих странах планировали контролировать ее и сжать с нее свои политические дивиденды. А если Куба в итоге отколется от Испании, то президент Грант и военный министр Джон Б. Роулингс были готовы начать процесс аннексии острова (*5).
Collapse )

Десятая глава 002

В 7 часов вечера 22 октября президент открыл свой хорошо скрываемый секрет американскому народу. Кеннеди заявил, что, так как Советы возводили свои базы на Кубе «с целью получения возможности для ядерного удара по Западному полушарию», то США вводили жесткий карантин на все военное оборудование наступательного толка», что ввозилось на Кубу. Он добавил, что военные силы США находились в состоянии полной боевой готовности и что США «будут расценивать запуск ядерной ракеты с территории Кубы против любого государства Западного полушария как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты, после чего вся мощь удара возмездия обрушится на СССР». Он обратился к Хрущеву, прося убрать наступательное оружие под наблюдением ООН.
Collapse )

Десятая глава 001

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ – И ДРУГИЕ РЕГИОНЫ (1962 - 1966)

То, что могло бы стать величайшей из катастроф, произошло через год. Кубинский ракетный кризис, как президент Кеннеди заметил в своей беседе с председателем правительства Хрущевым, в какой-то момент приблизился к той роковой точке, «после которой события могли принять неуправляемый характер». Это противостояние вынудило США и СССР перенастроить свои политические стратегии. Были серьезно затронуты многие слагаемые элементы системы международных отношений.
Collapse )

Девятая глава 005

Проблемы кастроизма и волнений в развивающихся странах заняли центральное место в дебатах по вопросам внешней политики в президентской кампании 1960 года. Кандидат от демократов, Джон Ф. Кеннеди, обвинил кандидата от республиканцев, Ричарда Никсона, в том, что тот позволил образоваться «ракетному отрыву», в котором СССР брал верх. Но помимо этого Кеннеди начал другой более важный спор, когда предложил оказать американскую поддержку «всем не связанным с Батистой демократическим силам, являющимся противниками Кастро». Никсона, казалось, ужаснул даже сам намек на помощь США и поддержку такой интервенции. Позднее он объяснил, что, так как у него был доступ к планам вторжения и он уже ознакомился с ними, ему пришлось притвориться удивленным на публике, когда Кеннеди озвучил это предложение. За пределом этих двух словесных перепалок два кандидата существенно расходились друг с другом также по ряду других внешнеполитических вопросов. Общественное согласие, выкованное Эйзенхауэром в 1956 году, довлело над всеми, и каждый кандидат просто пытался использовать его себе на пользу, но ни в коем случае не уничтожить его. На этих президентских выборах, одних из самых непредсказуемых, кандидаты шли ноздря в ноздрю, вровень друг с другом, без существенного отрыва от противника. Кеннеди победил с отрывом всего в 114,000 голосов из общего числа в 68.3 миллионов поданных голосов. Коллегия выборщиков отдала свое предпочтение демократам 303 против 219.
Collapse )