Tags: Ближний Восток

Бумажный цыпленок (1954-58)

В 1952 году Эйзенхауэр избирался с обещаниями «отбросить» коммунизм. Его предвыборная платформа «Отбрасывания» (Rollback) грозила нам активными действиями в Восточной Европе и Азии, но год спустя сдулась. Критикуя политику сдерживания Трумэна, Айк [прозвище Эйзенхауэра] удачно подыграл внутриполитическим настроениям электората, ужаленного маккартизмом, и он даже успел свергнуть Моссадыка в Иране, но в конце 1953 года президент и его госсек Даллес молча, про себя, согласились с мудростью предыдущей администрации – пассивное «сдерживание» оказалось куда менее суетным методом, чем «отбрасывание». Резолюции СНБ-162/2 (1953) и СНБ-5440 (1955) оформили новую доктрину «Новый взгляд» (New Look), которой отныне будут следовать Айк и Даллес. Идейно это было возращение в допотопные докорейские времена «до СНБ-68» - как при дедушке Трумэне – с экономией на всех вооруженных силах кроме воздушно-атомных. Министр обороны «Мотор» Вильсон успешно резал бюджеты, лоббисты жалобно скулили, поджимая под себя производственные культяпки, но вплоть до 1961 года ничего поделать с такими жмотами в высшем руководстве поделать не могли. Когда Эйзенхауэр в своей прощальной речи говорил про «потаенные силы, что в своей неистребимой живучести и в своем неуместном воздействии на власть несли нам всем катастрофу», это была ария победителя, а не сломленного «торговцами смерти» политика. Однако, в доктрине «Нового взгляда» имелся существенный изъян.
Collapse )

... Линдаэур (ч.4)

Товарищ Ракоши во время одного из заседаний суда потребовал,
чтобы обвиняемый Сеньи заявил, что он «не загипнотизирован и не находится под действием наркоза».
Н.В.Петров, из диссертации про МГБ


Линдауэр не нравятся психиатрия вообще (не только судебная) и Патриотический акт (Patriot Act). Закон, спешно принятый по следам 911, она сравнивает с Уголовным кодексом РСФСР 1926 года [202]: «следствие не обязано сообщать обвиняемому, кто его обвиняет и в чем». Корректно ли такое сравнение, могут ответить только специалисты по Большому террору 1937-38. Полномочия спецслужб США были расширены правом на обыски и прослушку без судебного ордера – это не нравилось многим гражданам США в 2004, не нравится и сейчас (в 2015 этот Закон о «сплочении и усилении Америки» было потерял силу, но в 2019 некоторые положения его были гальванизированы). Что касается психиатров, то Линдауэр отказывает их ремеслу в объективности и научности. Они не имеют права называть себя докторами, утверждает она, и выступать в суде в качестве технических специалистов наравне с криминалистами. Ее неприязнь к американской психиатрии сильна настолько, что она приравнивает ее к советской карательной судебной психиатрии, подтягивая образ Андрея Снежневского, облагодетельствовавшего весь мир и советских диссидентов, не знающих до сего момента от чего они страдали, своим изобретением «вялотекущей шизофрении» (sluggish schizophrenia). «Суд – это рынок для психиатров и крупных фармацевтических компаний» - делает она слишком сильное утверждение [361]. Хотя президент Обама признавал недавно наличие «опиатной эпидемии» в США, когда «Большая фарма» фактически легально подсадила часть населения на наркотические средства, вряд ли экономические стимулы работают столь же сильно в тюрьмах с их нищими сидельцами и урезанными федеральными бюджетами. Что же касается ее обвинения в адрес дежурных судебных психиатров, что они, дескать, присосались к судебной системе и через рамочный контракт (retainer) получают стабильный доход от судов, где для них важно скорее количество обработанных обвиняемых и хорошие отношения с прокуратурой, чем качество их показаний, то определенная правда тут есть. Мы в РФ сами столкнулись с этим недавно, когда была раскрыта банда переводчиков-отщепенцев, что в преступном сговоре с начальниками Управления Судебного департамента по Московской области украли сотни миллионов рублей из бюджета, фабрикуя документы о проведенных слушаниях и оказанных переводах узбекотаджикам. О, Гальперин, о, Медникова, простите нас – как же низко мы пали.
Collapse )

... Линдаэур (ч.3)

Со страницы 180 начинается третья, заключительная, часть рукописи Линдауэр, которая посвящена судебно-тюремному катку США, что проехался по ней в период 2004-2009. В марте 2002 она по приглашению правительства Саддама посетила Ирак, первый и последний раз. «Коалиция согласных» 19 марта 2003 года приступила к военной операции в Ираке. Летом 2003 Линдауэр себя не считает уже информатором, называет себя «бывшим активом», ее контакты с ЦРУ прервались. Вернувшись к своей первородной ипостаси гражданского активиста, она, начинает массовую спам-факс-рассылку (blast-fax) по аппаратам конгрессменов и Белого дома и, как утверждает, занялась подготовкой обращения в Гаагский трибунал, пытаясь собрать полмиллиона долларов для иска против США и Великобритании. Никаких денег она не собрала. В феврале 2004 года Буш создал комиссию по расследованию предвоенных разведданных, аутентичность которых тогда ставилась под сомнение всё сильнее. Несколько дней спустя она связалась с двумя сенаторами, и попросилась выступить свидетелем в этой высокопредставительной комиссии [blue ribbon commission].
Collapse )

... Линдаэур (ч.2)

«У самих американцев иммунитета к этому растущему глобальному беспорядку не было [после распада СССР]. Как только с плеч было снято давление необходимости вести борьбу с коммунизмом, демократическая и в особенности республиканская политические партии потеряли свою былую внутреннюю сплоченность и начали грызню по внутриполитическим вопросам. Третьи партии становились все более популярными. По мере того, как из экономики выдергивался хребет Холодной войны, пропасть между доходами богатого и среднего классов увеличивалась, а уровень социального недовольства в стране возрастал. Количество членов так называемого «ополчения» (militias), выступающего за право применять оружие и прибегать к насилию для противодействия законам США, выросло с 10,000 до 40,000 человек. Один такой фанатик предположительно был ответственен за взрыв федерального здания в Оклахома-сити, который унес жизни 169 человек в 1995 году. Христиане-евангелисты приобрели политический вес и власть во многих штатах, где они развернули «культурные боевые действия» (по словам одного из их лидеров) против американского общества, вышедшего только что из Холодной войны» [W.Lafeber].
Collapse )

Книга «Без права на будущее» С.Линдауэр (обзор)(ч.1)

«Что за ужасная дыра! Хотя я уверен, что какой-нибудь американской администрации когда-нибудь обязательно взбредет в голову мысль навести тут порядок»
Джордж Ф. Кеннан, во время пересадки в аэропорту Багдада в 1944


Человек может последовательно и успешно сторониться тем с конспирологической начинкой, с несколькими на то причинами, но стоит ему только один раз произнести «девять одиннадцать» [хорошо хоть не подловили на «скажи триста»], как ему присылают книгу за авторством Сюзан Линдауэр (Susan Lindauer) с просьбой сообщить свое мнение об этом тексте. Эта американка на 410 страницах довольно сумбурно изложила свои похождения за период 1986-2009, и в ткань этого повествования были плотно вплетены Ближний Восток (Ирак, в основном), Ливия и террористические акты, направленные против США. Мое поверхностное знакомство с арабско-террористическим предметом не предоставляет возможности проверить эту книгу на достоверность экспертно. Отсутствие правительственных архивов в открытом доступе, документирующих события, которым 20 лет еще не исполнилось, и секретность, окружающая деятельность таких спецслужб как ЦРУ, подтачивают уверенность, что этот орех расколоть под силу. Монографий серьезных, опять же, не от политизированных шарлатанов под руку не попадалось.
Collapse )

Тринадцатая глава 005

С помощью Горбачева, и особенно британцев, Буш мобилизовал ООН для организации отпора вторжению, хотя в действительности полное управление военной операцией ООН находилось в его руках. Япония и ФРГ, которые в свое время заключили собственные контракты с государствами-прозводителями нефти на Ближнем Востоке, пришли на помощь с крайней неохотой, но Бушу удалось выцарапать $13 миллиардов у Токио и $11 миллиардов у Бонна. Он даже обратился в Конгресс (в отличии от всех своих предшественников-президентов после 1945 года) и после тяжелой борьбы получил конституционное разрешение на ведение войны (Буш позднее несколько смажет впечатление о своей победе, когда ошибочно заявит, что у него было «неотъемлемое право» вовлечь США в войну, не заручившись предварительно разрешением Конгресса). Президент заранее уверил своего действующего председателя Объединенного комитета начальников штабов, генерала Колина Пауэлла, что на этот раз — не так как во Вьетнаме — военным будет позволено вести полноценную войну и сражаться до самой победы. Пауэлл применил на практике всю мощь ВВС США и новых технологий самым поразительным образом. После месяца бомбардировок группировка войск США-ООН численностью в 550,000 солдат 27 февраля 1991 года начала операцию «Буря в пустыне». За 100 часов они освободили Кувейт и оккупировали южный Ирак. Саддам угрожал начать «матерь всех битв», но в реальности он понес тяжелое поражение (*22).
Collapse )

Тринадцатая глава 004

Эти интенсивные обсуждения мало помогли Бушу определиться с собственной позицией. Они вместе с Горбачевым продвинулись далеко вперед в деле сокращения количества ядерных ракет и запрета производства химического оружия. Но они так и не смогли договориться о том, как они будут разрешать историческую дилемму, что сложилась в самом центре Европы, — германский вопрос. Германия стремительно рвалась к объединению, особенно сейчас, когда Берлинская стена пала. Горбачев не желал объединенной Германии и требовал, что, если Германии и будут слиты воедино, то ФРГ должна прекратить свое членство в НАТО. Позиция Буша была более сложной. Десятилетиями западные лидеры утверждали, что они поддерживают идею объединения Германии; они делали такие высказывания, про себя думая, что дело до этого никогда не дойдет. Теперь же, когда это событие было на носу, лидеры Франции и Великобритании секретно умоляли Горбачева не позволить этому случиться. Буш также был весь полон опасений. Он быстро встал на сторону объединения, но он также отправил Бейкера в ГДР, где тот должен был попросить местных функционеров замедлить процесс слияния с ФРГ. Эти события, однако, вырвались из рук всех руководителей. Движение в сторону объединения Германий, подталкиваемое духом истории и богатыми западные немцами, предложившими свою финансовую помощь по перестройке нищей ГДР, обрело собственную скорость и инерцию. В июле 1990 года Горбачев и канцлер ФРГ Гельмут Коль заключили свои собственные договоренности — некоторые из которых (такие как, запрет на маневры НАТО на территориях бывшей ГДР) сильно не понравились Бушу. Президент все же мудро решил поддержать ФРГ, которая отныне будет «единой и свободной», но привязать ее еще теснее к Западу как с помощью НАТО, так и процветающего Европейского экономического сообщества (ЕЭС). Горбачеву ничего оставалось как согласиться: взамен он потребовал, чтобы ФРГ ограничила численность своей армии 370,000 солдатами, продолжила держаться подальше от ядерного оружия и окончательно согласилась с передачей бывших немецких земель, признав новую немецко-польскую границу, проведенную в 1945 году. Горбачев также перестал напирать на свою идею «единого европейского дома» и буквально умолял Буша сохранить присутствие США в Европе, чтобы присматривать за ФРГ (*18).
Collapse )

Двенадцатая глава 008

Шульц стал всемогущим творцом внешней политики США. «Он был самым настоящим Буддой, по его непроницаемому лицу было трудно прочитать его мысли — да и внешне выглядел он как Будда» - поделился своими личными впечатлениями один сотрудник Белого дома; полный энергии даже в свои шестьдесят лет он «не знал усталости». Шульц когда-то был надменным морским пехотинцем. И теперь государственный секретарь горячо полагал, что угроза применения силы должна явственно проступать за всей его дипломатией. Однако, такому стойкому консерватору как Шульц была противна мысль о том, что и другие могут прибегать к силе для скидывания неугодных правительств, если только это были не режимы, получающие советскую поддержку. В нем не было ни капли сомнений, на чей он находился стороне: «советская система некомпетентна и нежизнеспособна» - так он заявил в 1979 году. Использование силы даст истории полезный толчок, особенно в регионах с развивающимися государствами. Шульц и посол Рейгана в ООН Джин Киркпатрик относились друг к другу с неприязнью, но именно она предоставила самый важный аргумент для концепции внешней политики Шульца-Рейгана. В широко освещаемой статье Киркпатрик настаивала на том, что американцам следует повсеместно поддерживать «авторитарные» правительства, такие как правительство шаха в Иране, потому что те следуют капиталистическим экономическим принципам, сотрудничают с США и были готовы меняться к лучшему. С другой стороны она требовала выступить единым фронтом против «тоталитарных» режимов, какими являются все коммунистические режимы, потому что те питают отвращение к капитализму, носят антиамериканский характер и отвергают любые либеральные изменения в своих странах (*46). Она верила в то, что коммунистическо-тоталитарные режимы никогда не сделают шага к настоящей демократии, если только не принудить их к этому с помощью военной силы — эта вера показала свою несостоятельность в Восточной Европе еще до конца 80-х годов.
Collapse )

Одиннадцатая глава 009

Это тесное вплетение законодательной ветви власти в крону внешней политики стало пронзительно очевидным в период 1973-1974, когда американцы вдруг столкнулись у себя в стране с дефицитом бензина из-за войны на Ближнем Востоке. Арабо-израильское столкновение, как обычно, стало эпицентром конфликта. После Суэцкого кризиса 1956 года СССР перестроил египетскую армию в то время, как США помогли Израилю создать самые мощные вооруженные силы в регионе. В 1967 году Египет угрожал перекрыть залив Акаба, эти ворота, что вели к важнейшему южному порту Израиля — городу Элат. 5 июня Израиль нанес неожиданный удар. За шесть дней израильтяне загнали египтян обратно за Суэц, иорданскую армию за реку Иордан, а сирийцев согнали со стратегически важных Голанских высот. Израиль захватил старую (восточную) часть города Иерусалим.
Collapse )

Девятая глава 002

Эйзенхауэр, таким образом, смог проигнорировать игру Хрущева с ракетным блефом, но для полного советского лидера эти танцы обошлись довольно дорого. Несколько месяцев она подтачивала отношения между двумя коммунистическими гигантами, что привело к неожиданному расколу. Хрущев начал, соблюдая должную осторожность; он назвал МБР «последним оружием» и описал картину ужасного разрушения, которое обязательно произойдет в результате обмена ядерными ударами. Мао Цзэдун, однако, настаивал в 1957 году, что «международная ситуация достигла теперь нового переломного момента. Во всем мире дуют всего два ветра; ветер с Востока и ветер с Запада… Тщательное изучение ситуации показывает, как я думаю, что восточный ветер берет верх над ветром западным» (*7). Мао предположил, и китайская газета прокомментировала это в феврале 1958 года, что успехи Советского Союза создали «качественное изменение в распределении мировой силы … что разорвало на лоскуты бумажного тигра американского империализма и разбило вдребезги сказку о позициях силы» (*8). Китайцы взывали к сильной поддержке «освободительных войн» в развивающихся странах, войн, пламя которых можно было с легкостью раздуть, раз уж стратегическая мощь США была нейтрализована. Хрущев отказался сотрудничать в таком безрассудном мероприятии. Он знал, что его программа МБР была в более значительной мере «бумажным тигром», чем бомбардировочная авиация США дальнего действия.
Collapse )