lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Четвертая глава 007

Ачесон опубликовал поразительный документ, острый по своим взглядам на азиатский национализм, аккуратный в трепанации китайско-советских расхождений, точный в определении крайней важности Кореи и Японии для внешней политики США, но ошибочный в предположении, что военная агрессия в регионе не была неизбежна. Ачесон оставил себе достаточно пространства для политического маневрирования. Через месяц свобода выбора была выбита из его рук. 13 января Яков Малик, советский представитель в Совете Безопасности, покинул ООН после того, как его предложение сместить режим Кайши в пользу Мао было отклонено 6 голосами против 3. На следующий день китайские коммунисты напали на американское консульство в Пекине. Взгляд США на китайский вопрос ужесточился. Месяц спустя был обнародован советско-китайский договор. Ачесон интерпретировал это соглашение как предательство китайского народа со стороны Мао и продажу его Сталину (*31).

Китайско-советский пакт, взрыв советской бомбы, сеющие раздор споры вокруг НАТО и горько оплакиваемый конец надпартийного сотрудничества прибавили хлопот администрации Трумэна в ту неприятную зиму. Мир в ближайшей перспективе не просматривался. И в самом деле, мира не будет. Граждане США, которые, как и любой другой народ, предпочитали короткие войны, полные триумфа, задавались вопросом, почему все складывалось так безрадостно.

Один ответ уже был подсказан 30 июля, 1948 года, когда до нации дошел отзвук чешского переворота и берлинской блокады. Элизабет Бентли и Уиттекер Чемберс, бывший член Коммунистической партии по его собственному признанию, заявили перед лицом Комиссии палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности, что коммунисты просочились в Государственный департамент уже как десять лет назад. Чемберс в частности назвал имя Алгера Хисса, обвинив его в том, что тот был агентом партии. Хисс работал в нескольких отделах исполнительной ветви власти с 1933 года, включая Государственный департамент, где в 1944 году он помогал заложить основы ООН. Среди его друзей был Дин Ачесон и Джон Фостер Даллес. Хисс парировал удар Чемберса, подав на того в суд и затребовав компенсацию за клевету в размере $75,000. Чемберс затем пригласил нескольких федеральных агентов на свою ферму в Мериленде и вытащил из пустотелой тыквы микрофильмы документов Государственного департамента, которые, как Чемберс утверждал, Хисс передал ему в 1938 году. Дефекты печати, запечатленные на микрофильме, по свидетельству ФБР, совпали с одной из старых печатных машиной Хисса. Ачесон поддержал бывшего выпускника Гарвардского института юридических наук самыми сильными словами. Но недавно избранный конгрессмен из Калифорнии, Ричард Никсон, был решительно настроен на то, чтобы продолжить раскручивать это дело, пока обвинение Чемберса не будет доказано. После суда присяжных, которые не смогли прийти к единому вердикту, Хисс все же бы осужден по обвинению в лжесвидетельстве 21 января 1950 года. Многие американцы теперь верили, что они понимают, почему Холодная война затянулась и протекала довольно неудачно для них (*32).

Настроения американской публики с 1949 году основывались не на жажде реформ, а на чувстве консерватизма и согласия. Возможно, нигде еще это не было так заметно и несомненно как в книгах об истории США. В 1948 году Чарльз Бирд (Charles Beard), один их тех великих историков, которые в 1910-1940 годах подчеркивали важность реформы и приветствовали классовые и политические разделения в американской истории, опубликовал книгу «Президент Рузвельт и приближение войны». Обвиняя ФДР в сознательном нарушении конституциональных границ, которыми была скована исполнительная ветвь власти, так чтобы тот смог вовлечь государство в войну, Бирд предостерег, что эту трагедию мог повторить будущий президент в любой новой кампании, предпринятой американцами по привнесению мира «всем миру». Такая кампания подорвет основы конституции, утверждал Бирд, так как президент будет обладать «публичной неограниченной властью, искажая внешнюю политику страны и тайно контролируя ее международные дела и военную мощь». Бирд использовал в книге Джеймса Мэдисона и «Федералиста» в качестве своего основного источника, как он всегда делал во всех своих книгах.

Такое разногласие по вопросу ведения Холодной войны не было модным веянием в 1948 и 1949 годах, а большинство американских историков желали соответствовать духу времени и настроениям читателей. Самуэль Элиот Морисон, Бостон Брахмин, контр-адмирал (назначенный Рузвельтом) и президент Американской исторической ассоциации напали на идейное наследие Бирда в статье «История глазами Бирда». Прошел год после появления статьи Морисона, и Артур Шлезингер Младший, чей интеллектуальный долг перед Нибуром был велик, опубликовал учебник для либералов, которых он видел находящимися не на левых позициях, где Бирд желал их видеть, а на «жизненно важных центристских». Шлезингер атаковал американских бизнесменов («капиталистов»), которые, будучи неспособными к физической борьбе, «развили систему законов и юридических норм, наказывающих за использование силы, и этику, прославляющую пацифизм». Война была полезным делом, когда нужно было покончить с расколом общества внутри страны между самими американцами, как это было в 1917 и 1941 годах (*33). Трумэн, похожий в этом на историков, гордился своей способностью находить в прошлом строительный камень для своей текущей политики, но не только из истории он черпал свои идеи и силы. «Мы находимся на правильном пути, и мы победим» - объявил он в начале 1950 года – «Потому что Бог с нами в этом предприятии».

Антихрист впрочем, казалось, был везде, даже в те трудные времена, когда консенсус был нужен США как воздух. 14 января китайские коммунисты напали на консульство США, через неделю Хисс получил свой приговор и 31 января Белый дом объявил о своем распоряжении начать работы над водородной бомбой. «Уничтожение всей жизни на планете стало технически достижимым и возможным» - доложил Альберт Эйнштейн по государственному телевидению. 3 февраля Лондон сообщил о раскрытии шпионской сети в Британии, которой руководил выходец из Германии натурализовавшийся британец Клаус Фукс, который передавал атомные секреты советским агентам. (Российские ученые утверждали в 1990-х годах, что информация Фукса позволила им провести испытания на два года раньше запланированного. После отбытия срока наказания Фукс умер в Восточной Германии в 1988 году). В Уилинге, Западная Виржиния, младший сенатор из Висконсина, Джозеф Маккарти (республиканец) объявил 9 февраля, что он держал в своих руках доказательство того, что Государственный департамент кишмя кишит коммунистами. Бумага, которой он размахивал, ничего так и не смогла доказать. В ее содержании не было ничего даже отдельно относящегося к обвинению, но это уже было не важно. Выбор времени был идеальным.

За сенатором раньше не наблюдалось подобное идеологическое рвение, но он был известен своей недюжинной политической сообразительностью. В 1946 году он преодолел негативное влияние своей собственной репутации самого худшего окружного судьи за всю историю Висконсина и выиграл место в Сенате, вырвав его у пользующегося популярностью Роберта М. Лафолетта младшего. Маккарти частично удалось это благодаря слогану «Конгрессу нужен хвостовой стрелок», которым он никогда не был, и, очевидно, уничтожению тех юридических документов, которые свидетельствовали не в пользу его судебных способностей. В начале 1950 года на двухлетнем горизонте вновь замаячила новая выборная схватка в Висконсине, и Маккарти начал искать животрепещущую тему, которая бы помогла ему победить и в этот раз. Во время своей беседы со своими советниками Маккарти в начале рассматривал возможность и отверг проект Морского пути Святого Лаврентия; затем с делом Хисса во всех заголовках он со всей пылкостью схватился за коммунистическую проблему. После речи в Уилинге он стал центром одной из самых диких сцен в истории Сената. Пока его коллеги-законодатели пытались сформулировать и конкретизировать его обвинение, цифры Маккарти вихрем скатились с 205, заявленных в Уилинге, до 57 последующим вечером, поднялись до 81 двадцатого февраля и, когда их представили перед специальным комитетом Сената во главе с высокоуважаемым Миллардом Тайдингсом (Millard Tydings), демократом от Мериленда, его цифры вновь изменились до 10, затем до 116 и, наконец, достигли отметки 1. Тем одним единственным стал Оуэн Латтимор, специалист-востоковед из Университета Джонса Хопкинса. На осуждении Латтимора, утверждал Маккарти, он будет настаивать «до последнего». Когда же у него запросили доказательств, сенатор ответил напоминанием об отказе Трумэна позволить Конгрессу изучить записи Программы верности. Исполнительная власть, утверждал Маккарти, хранила доказательную базу под замком. Комитет Тайдингса отклонил обвинение Маккарти, определив его как обман, и оправдал Латтимора, но сенатор из Висконсина только вошел во вкус (*34).

(*31) Dean Acheson, “United States Policy Toward Asia,” Department of State Bulletin, XXII (March 27, 1950): 4-8.
(*32) John Earl Haynes and Harvey Klehr, Venona: Decoding Soviet Espionage in America (New Haven, Conn., 1999), pp. 62-72, 97-98, 122-127, 155-173 использует новые открытые записи, позволяющие отследить отношения Бентли, Чемберса и Хисса с советскими шпионами.
(*33) Samuel Elliot Morison, “Did Roosevelt Start the War: History Through a Beard,” Atlantic Monthly, CXLII (August 1948): 91-97; Arthur Shlesinger, Jr., The Vital Center (Boston, 1949, 1962), особенно стр. 13-14, 173.
(*34) Richard N. Rovere, Senator Joe McCarthy (New York, 1959), pp. 6, 54, 39-100, 120-122, 130, 140-160; о важности информации Фукса см. The New York Times, January 14, 1993, p. A12; и Haynes and Klehn, Venona, особенно стр. 304-307.

Джозеф-Маккарти-500x333

Tags: Джозеф Маккарти, Холодная война
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments