lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Четвертая глава 005

Чиновники США ценили очевидное мастерство Аденауэра как государственного деятеля, но расходились с ним в вопросах тактики. Орган планирования армии США составил в общих чертах программу немецкого перевооружения и начал кампанию для того, чтобы заручиться согласием всех членов-участников НАТО. Государственный департамент, однако, выдвинул аргументы против этой идеи, заявив, что создание германской армии породит политическую реакцию внутри самих Штатов, вызовет нелицеприятные демарши Польши и СССР и сильное чувство враждебности во Франции (*19). Французы, вероятно, не были в курсе этой подковерной борьбы, что шла в Вашингтоне, но они хорошо осознавали угрозу, которую их собственной независимости несли преобладающее влияние США в структурах НАТО и возможное перевооружение Германии. Как это уже было в прошлом и как повторится в будущем, Франция отплатила союзнику той же монетой своими попытками увеличить свои силы на континенте за счет американцев.

Министр иностранных дел Франции Роберт Шуман предложил в начале 1950-х годов «малой Европе» (Франции, Германии, Италии и Бенилюксу) объединить свои угольные, железорудные и сталепрокатные отрасли тяжелой промышленности. Как и у американского плана по перевооружению Германии, у «План Шумана» также были политические последствия. Основная промышленность Германии будет интегрирована в Западную Европу; Рур будет в значительной части интернационализирован, таким образом (как надеялись французы) уничтожая военные возможности Германии и одновременно предоставляя Франции доступ к территории с богатыми угольными залежами. Комбинирование основных промышленных отраслей в скором времени заставит подтянуться в том же направлении сельское хозяйство и транспорт, в общем движении к эффектной европейской интеграции. И последнее, но не менее важное, исключение Великобритании и Соединенных Штатов из этого плана увеличит возможности Франции по распространению своего влияния в Западной Европе.

Французы надеялись на то, что им удастся опутать и связать Германию и придать нужную форму Западной Европе экономическими мерами. Американцы планировали влиять на Германию и Западную Европу через НАТО. Эти два подхода, если смотреть на них с высоты начала 1950-х годов, предложили основные варианты европейского развития на следующие полстолетия. Они также позволяют нам лучше понять растущую конкуренцию и взаимные упреки между США и Францией. В 1949-1950 годах Джордж Кеннан предложил третью альтернативу. Он заключил, что СССР можно сдержать, и в то же самое время снизить накал напряжения Холодной войны, с помощью своего рода плана по нейтрализации Центральной Европы. Кеннан счел НАТО помехой такой нейтрализации, так как новый альянс разделял Германию на постоянной основе и нес угрозу ее перевооружения (*20).

Когда Кеннан представил свои аргументы в Государственном департаменте, он встретил энергичный отпор со стороны Ачесона (*21). Государственный секретарь предпочитал прежнего Мистера Икс, а не нового. Но взрыв советской атомной бомбы еще глубже укоренил убежденность Кеннана в своей правоте. В начале 1950 года он объявил о том, что уходит из Государственного департамента на год для учебы в Принстоне. Так закончились очередные дебаты по «выводу страны из войны» внутри Государственного департамента.

Уход Кеннана не освободил Ачесона от критики. Ачесон поддерживал принцип приоритета европейских дел во внешней политике США и занимал пост государственного секретаря как раз в те месяцы, когда Чан Кайши, в конце концов, потерял континентальный Китай, поэтому он стал мишенью для нападок растущей многочисленной группы сторонников Чана более нам известных под названием Китайского лобби. Лобби начало складываться в китайском посольстве во время Второй мировой войны, координируя прочановскую пропаганду в Соединенных Штатах и оплачивая свои расходы контрабандой запрещенных наркотиков в страну. До 1948 года Китайское лобби не представляло из себя ничего особенного, но затем трансформировалось в крайне эффективную группу давления. Во-первых, она заручилась верностью богатых консервативных американцев, которые искренне верили, что Трумэн продал Китай с потрохами его свободного предпринимательства коммунистам. Во-вторых, большинство американцев до сих пор не могли понять, как так получилось, что самая величайшая держава мира стояла и безучастно смотрела на то, как армии Мао Цзэдуна завоевывали Китай. Подобное разочарование, невероятное невежество и непонимание специфики Китая (и пределов мощи США) вело к простому умозаключению, что сочувствующие коммунистам, окопавшиеся в недрах Государственного департамента, продолжали делать свою грязную работу. Богатство, политическая привлекательность этих причин, объясняющих падение Китая, и, в не которых случаях, личный опыт, полученный в Азии, приманили политическую поддержку ключевых конгрессменов. В их рядах были сенатор Уильям Ноуленд (позднее он станет лидером республиканского большинства) и сенатор Кеннет Уэрри (который произнес следующее: «С божьей помощью мы вознесем Шанхай ввысь, все выше и выше, пока он не сравняется с Канзас-Сити» (*22)).

Когда энтузиасты-радетели за великое китайское дело начали доказывать, что большие объемы американской помощи могли бы спасти Китай, Ачесон резонно ответил, что не недостаток снабжения вынудил националистов безудержно отступить. Глава группы советников США в Китае докладывал в конце 1948 года, что «эти военные разгромы, по моему мнению, можно приписать к самому худшему в мире лидерству и управлению и многим другим факторам, разрушительным для морали, которые привели к полной потере воли к борьбе» (*23). К февралю 1949 года националисты потеряли почти половину своих войск, в основном из-за дезертирства. 80% американского вооружения и оборудования, выданных Штатами Чан Кайши, попали в руки коммунистов. В апреле, когда войска Мао успешно переправились через Янцзы и начали свое победоносное шествие по южному Китаю, Трумэн наконец-то остановил программу оказания помощи поставками. Это вызвало ярость негодования у китайского блока, но критики только и могли, что атаковать администрацию, ведь других полезных альтернатив предложить они не могли. Как Ноуленд беспристрастно признал, ни один из ответственных оппонентов политики Трумэна ни разу не предложил отправить армию США для войны в Китае.

В августе 1949 года Ачесон попытался оправиться от мощного нокаута посредством публикации так называемой Белой Бумаги, 1054-страничного сборника документов, в поддержку тезиса администрации, суть которого Ачесон раскрыл в длинном Вступлении: «Печальным, но неизбежным фактом является то, что зловещий результат гражданской войны в Китае находился вне пределов возможностей правительства Соединенных Штатов… Это стало плодом действий сил внутри Китая, на эти силы наша страна пыталась оказать влияние, но не преуспела». Единственной альтернативной стратегией стала бы «полномасштабная интервенция армии США, которая бы возмутила широкие массы китайцев, развернула бы нашу традиционную политику в диаметральном направлении и которая была бы проклята самими американскими гражданами». Он смотрел в будущее с надеждой в те времена, когда китайцы сами сбросят «зарубежное иго» коммунизма, но Ачесон предостерег, что, если Китай «добровольно предложит свои услуги советско-русскому империализму», то Соединенные Штаты сочтут это нарушением Хартии ООН и, он намекнул, начнут необходимые действия по отражению агрессии. Китайское лобби отомстило ему, назвав Белую Бумагу «обелением политики добрых пожеланий и ничегонеделания, которая преуспела лишь в одном, поставила Азию под угрозу советского завоевания» (*24).


(*19) Laurence W. Martin, “The American Decision to Rearm Germany.” In Harold Stein, ed., American Civil-Military Decisions: A Book of Case Studies (Birmingham, Ala., 1963), pp. 646-651.
(*20) George Kennan, Memoirs, 1925-1950 (Boston, 1967), pp. 446-449.
(*21) U.S. News and World Report, XLIV (January 17, 1958): 63.
(*22) Цитата из Eric Goldman, The Crucial Decade and After, 1945-1961 (New York, 1960), p. 116; Ross Koen, The China Lobby (New York, 1960).
(*23) Tang Sou, America’s Failure in China (Chicago, 1963), pp. 482-483.
(*24) Dean Acheson, “Letter of Transmittal, July 30.,” In United States Relations with China… 1944-1949 (Washington, 1949), pp. xiv-xvii. Цитата из H.B. Westerfield, Foreign Policies and Party Politics: Pearl Harbor to Korea (New Haven, 1955), p. 356.

Tags: Джордж Кеннан, Китайское лобби, Холодная война
Subscribe

  • ... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

    Доминиканская интервенция Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

    Управляя Карибской империей Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса.…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

    Блестящая война, превосходные острова Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments