lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Новые глупости американского правительства



Комедийный фильм «Смерть Сталина» не является исторически точным, хотя сумел передать в общих чертах монументальные повороты того года. Многие детали режиссером были пропущены. Когда главные герои вертелись вокруг сталинского гроба, то Ианнуччи показал только лишь их внутрипартийную грызню за перетасовку коалиций. За кадром остались гости из КНР, а ведь тот март был решающим в окончании Корейской войны. Представители Мао воспользовались приглашением на похороны для того, чтобы решить совместно со своими старшими братьями, какой будет единая коммунистическая позиция по вопросу военнопленных. С марта 1952 года, то есть, больше года, воюющие стороны не могли договориться, менять ли их «всех на всех» или применять принцип «добровольного обмена». Конфликт мог завершиться еще весной 1952 года, но вместо этого продолжился еще 15 месяцев. Южная Корея (точнее, Командование ООН, UNC) захватила в 10 раз больше пленных, чем коммунисты, и планировало большую часть оставить у себя и Тайване в качестве свободных граждан. Северян-коммунистов такой расклад не устраивал, но смерть Сталина вынудила их пересмотреть свою точку зрения. 28 марта - 26 апреля – 4 июня. Эти даты показывают смягчение ранее непримиримой решительности КНДР и КНР. В конце концов, коммунисты приняли американский вариант по обмену военнопленными. За тот последний военный год «китайские добровольцы» обустроили свои укрепрайоны в Корее и получили новую порцию тяжелого вооружения от Сталина, основательно приготовившись к новым полномасштабным операциям. Ким Ир Сен уже давно потерял тягу к войнушке, Мао, напротив, вошел во вкус, но тут Сталин подвел его, отдав концы. В Москве, около гроба вождя, Маленков и прочие, видимо, объяснили посланцам Мао, что пора завязывать в Корее. Ударная бригада мирового революционного и рабочего движения была уже готова дать жесткую отповедь врагам социализма, и только лишь кремлевская пересменка спасла американцев от совершения «новых глупостей».


Что еще за глупости? H.В.Петров поясняет, что «когда в июне 1950 г. холодная война вошла в свою первую горячую фазу, Сталин все больше внимание стал уделять своим военным приготовлениям в Европе. Вопросы укрепления армий стран «народной демократии» для него в этот период становились первостепенными. Начавшаяся на Дальнем востоке война всерьез обеспокоила восточноевропейских сателлитов Москвы. Им казалось, что если так дело пойдет и дальше, то недалек день начала военного конфликта и в Европе. Тем более, им были совершенно непонятны кульбиты сталинской дипломатии, когда представитель СССР то покинул Совет Безопасности ООН, и в его отсутствие Северная Корея была признана агрессором, то вновь вернулся. Встревоженный руководитель Чехословакии Готвальд обратился напрямую к Сталину за разъяснениями. Сталин, находящийся в отпуске, продиктовал ответ, в котором раскрыл свое видение ситуации и успокоил Готвальда, сообщив ему, что «третья мировая война будет отложена на неопределенный срок, что обеспечит необходимое время для укрепления социализма в Европе». Сталинский текст раскрывает подлинные цели советской политики на рубеже 1950-х годов и настолько важен и интересен, что его стоит привести целиком»:

«Из Сочи. 23 августа 1950
Прага. Совпосол.
Передайте тов. Готвальду на словах следующее. Если он попросит – можете ответить ему в письменном виде.
На вопрос ухода Советского Союза из Совета Безопасности 27 июня и о событиях, разыгравшихся после этого ухода, я смотрю несколько иначе, чем тов. Готвальд.
Мы ушли временно из Совета Безопасности с четвертой целью, во-первых, с целью продемонстрировать солидарность Советского Союза с Новым Китаем, во-вторых, с целью подчеркнуть глупость и идиотство политики США, признающей гоминьдановское чучело в Совете Безопасности представителем Китая, но не желающей допускать подлинного представителя Китая в Совет Безопасности; в третьих, с целью сделать незаконными решения Совета Безопасности в силу отсутствия представителей двух великих держав, в-четвертых, с целью развязать руки американскому правительству и дать ему возможность, используя большинство в Совете Безопасности, - совершить новые глупости с тем, чтобы общественное мнение могло разглядеть подлинное лицо американского правительства.
Я думаю, что нам удалось добиться осуществления всех этих целей.
После нашего ухода из Совета Безопасности Америка впуталась в военную интервенцию в Корее и там растрачивает теперь свой военный престиж и свой моральный авторитет. Едва ли теперь может кто-либо из честных людей сомневаться в том, что Америка выступает в Корее в роли насильника и агрессора и что в военном отношении она не так уж сильна, как рекламирует себя.
Кроме того, ясно, что Соединенные штаты Америки отвлечены теперь от Европы на Дальний восток. Дает ли нам это плюс с точки зрения баланса мировых сил? Безусловно дает.
Допустим, что американское правительство будет и дальше увязать на Дальнем востоке и втянет Китай в борьбу за свободу Кореи и за свою собственную независимость и что из этого может получиться. Во-первых, Америка, как и любое другое государство, не может справиться с Китаем, имеющим наготове большие вооруженные силы. Стало быть, Америка должна надорваться в этой борьбе. Во-вторых, надорвавшись на этом деле, Америка будет неспособна в ближайшее время на третью мировую войну. Стало быть, третья мировая война будет отложена на неопределенный срок, что обеспечит необходимое время для укрепления Социализма в Европе. Я уже не говорю о том, что борьба Америки с Китаем должна будет революционизировать всю Дальневосточную Азию. Дает ли все это нам плюс с точки зрения баланса мировых сил? Безусловно, дает.
Как видите, дело об участии или неучастии Советского Союза в Совете Безопасности не такой уж простой вопрос, как это может показаться на первый взгляд.
В силу всего этого мы не может сказать, что «лагерю демократии нет необходимости уходить из Совета Безопасности». Уход или не уход зависит от обстоятельств. Мы можем еще раз уйти из Совета Безопасности и еще раз вернуться в зависимости от международной обстановки. Вечных и неизменных правил поведения в таких вопросах не существует.
Могут спросить – для чего же мы вернулись теперь в Совет Безопасности. Для того, чтобы продолжать разоблачение агрессивной политики американского правительства и помешать ему прикрывать свою агрессию флагом Совета Безопасности. Теперь, когда Америка уже втянулась в агрессию в Корее, легче всего будет добиться этой цели, находясь в Совете Безопасности. Я думаю, что это понятно и не нуждается в дальнейших разъяснениях.
27 августа 1950 г. Филиппов*».
• Филиппов – псевдоним Сталина в переписке с руководителями «народных демократий» Центральной и Восточной Европы. В целях конспирации советские лидеры пользовались в шифровальной переписке псевдонимами. Так, в конце 40-х Сталин подписывал телеграммы как «тов. Филиппов», Маленков – «Максимов», Жданов – «Журавлев», Суслов – «Сорокин» [стр. 162]

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д.62. Л. 71-72 -> VIA
«Сталин и органы НКВД-МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945-1953», Петров Н., 2008 (диссертация), стр. 192-193.


Изучение действий представителя СССР при ООН порой дарит встречи со странными мелкими ошибками в работах историков. Вот, к примеру, историк Владислав Зубок является авторитетом для меня, почти вровень с Печатновым В.О. Его книгу «Неудавшаяся империя: от Сталина до Горбачева» я целиком еще не читал, но местами листал. Как-то раз я решил ознакомиться с тем, как СССР участвовал в урегулировании кризиса в Тайваньском проливе. Так как я уже был в курсе, что Громыко являлся в 1958 министром иностранных дел и лично выезжал в КНР для тех переговоров, то я сделал поиск в тексте по его фамилии. Не добравшись до 1958 года, наткнулся на явный ляп при описании событий 1950. Зубок пишет: «В Совете Безопасности ООН американцы провели резолюцию, объявлявшую северокорейский режим агрессором, причем, к удивлению всех, советский представитель А.А.Громыко на голосование не явился». Во-первых, Громыко в 1950 уже не был представителем СССР при ООН – это место занимал Яков Малик. Во-вторых, «все» не должны были «удивляться» - СССР бойкотировал заседания СБ ООН к тому моменту уже как полгода – с 13 января 1950 – в связи с чем первый Генсек ООН Тругве Ли весной приезжал в Москву, упрашивать Сталина вернуться в Совет Безопасности, но мы воротили нос.

Книга издана в 2007 году (кем) North Carolina Press. За 10 лет до этого Зубок в соавторстве с другим выпускником МГИМО Плешаковым выпустили в США книгу со схожей концепцией: «Холодная война Кремля от Сталина до Хрущева: взгляд изнутри». В 90-е Зубок жил, преподавал и собирал материал в США, в том числе проводя интервью с чиновниками кабинета Буша-старшего. В результате у него появились эти две книги в 1996 и 2007. Надо бы найти «хрущевское издание» от 1996: имеется ли там эта ошибка про Громыко? Очень странная описка – это даже пионеры на уровне подсознательного рефлекса знают: Бойкот СБ? – Яков Малик.


Tags: Корейская война, ООН, США, Советский Союз, Сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments