lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Конституционное дышло

«У нас вообще нет конституции. Поверьте мне, это очень удобно»
Бевин, британский м.и.д., 1946


Подписывая договора с представителями исполнительной власти США, нужно внимательно вычитывать текст на предмет наличия в нем отсылок на внутренние законы Штатов. Так, при составлении итальянского мирного договора американская делегация, ни от кого не скрывая и предупреждая будущие возможные разногласия, специально включила оговорку, согласно которой положения Приложения VII не применяются к «двусторонним отношениям между США и Италией, так как могут вступать в противоречие с имеющейся правовой системой [нормативно-правовая база по-нашему] Соединенных Штатов Америки [1028]. «Наше федеральное правительство, ограниченное местными законами, не в состоянии выполнить те пункты» - объяснял госсек Бирнс – «В Версале [имеется в виду 1919 год] мы выбили для себя такое же исключение. Те юристы, что дожили до сегодняшних дней, подтвердят, что это, считай, уже сложившаяся традиция». Молотов поинтересовался, а могла ли другая делегация воспользоваться этим прецедентом и вставить свою схожую оговорку. Британский министр Бевин затруднился дать четкий ответ. «ЕМНИП» - сказал он – «только федеративная Бразилия находится в схожей с американцами ситуации». «Смотрите сами» - подхватил Бирнс – «Наш Сенат откажется ратифицировать договор без такой оговорки. И всё даже не из-за федеральных законов, а законов всего лишь нескольких Штатов, которые пристально следят за тем, чтобы федеральный центр не превысил свои полномочия». Молотов остался удовлетворен объяснениями и не настаивал на зеркальной оговорке для родного Верховного Совета СССР. Бевин согласно ухнул: «А у нас вообще нет написанной Конституции, так что в таких оговорках потребности нет. Это очень удобно». Приложение VII касалось установления временного режима управления в Триесте. Это относительно тривиальная тема, поэтому внутренний американский сыр-бор пока непонятен, что именно условной Алабаме или Миссури могло не понравиться в тексте итальянского мирного договора. Оставим это как есть.


Более болезненная для советских дипломатов ситуация сложилась в другом договоре, подписанном нами в октябре 1945 года, где наши нкидовцы всё-таки проморгали отсылку на внутренний закон США, что привело к печальным последствиям. Речь идет о торговом соглашении «Ленд-лиз в пути» [aka Pipeline agreement] на $244 миллиона, благодаря которому в течение 15 месяцев вплоть до 31 декабря 1946 года в СССР прибывало разное производственное оборудование, включая НПЗ стоимостью $20-30 млн.[862]. Так как тот договор был логичным и правовым продолжением ленд-лиза, то содержал ссылку на основной свой Статут – Акт Конгресса США от 11 марта 1941 года. То есть, МИД СССР, если хотел прослыть договороспособным, должен был держать в голове не только «трубопроводное» соглашение, но и тот древний Закон. Как если бы это было мало, Закон от 1941 ежегодно обрастал продлениями и дополнениями. Мидовцу из правового отдела все эти бумажки необходимо было держать на рабочем столе, блистерами валидола помечая ключевые даты и слова. Последний дополнительный Закон из этой серии был принят Конгрессом 23 июля 1946 под названием «Третье ассигнование на покрытие дефицита» [Third deficiency appropriation act], который выделил средства на закупку и доставку материалов, запрошенных разными странами в рамках программы ленд-лиз. В этом документе Конгресс сформулировал бюджетное ограничение: «данные средства нельзя тратить на доставку продукции после 31 декабря 1946 года». По прикидкам Госдепа на американских заводах оставалось еще недопоставленное советское оборудование, и что продукцию на 20-30 миллионов долларов [как раз нефтяное оборудование] не успеть вывезти в 1946 году. Это означало, что МИДу СССР следовало подсуетиться и заранее самостоятельно оплатить ответственное хранение и вывоз с доставкой.

Госдеповцы сами не сразу просекли ту нормативную фишку, им пришлось консультироваться у Комптроллера [глава Счетной Палаты, GAO, в Конгрессе, генеральный контроллер], который расшифровал для них бюрократический речекряк законодателей, и только лишь в середине ноября 1946 те начали бить в рынду, встретившись с главой Закупочной комиссии СССР в США Ереминым И.А. Двадцать седьмого ноября Администратор программы Ленд-лиза Лейн [Lane] написал Еремину обстоятельное письмо, в котором описывал механизм по решению проблемы: «Выпишите нам чек на сумму, составляющую два с половиной процента от стоимости продукции к закупке, и мы возьмем все расходы, сопряженные с процессом закупки на себя. Правда, вывозить вам все равно надо будет самостоятельно, если не успеем до конца года … Если вы испытываете затруднение с самостоятельным вывозом с территории заводов, то за дополнительный авансовый платеж в 10% мы обеспечим доставку вашего груза к нашему морскому порту» [857]. «Также складирование стоит каких-то денег, где-то 50,000 долларов в месяц, поэтому как минимум за два месяца вам придется сумму внести» [860]. В предложенных американцами условиях ленивому Советскому Союзу оставалось лишь только выписать чек до 15 декабря где-то на $3.3 миллиона и вывезти груз из американского порта на своих судах, где крайний срок был в конце февраля 1947. Эта сумма потом вычитывалась из основного долга при окончательном урегулировании[857].

Лейн встретился с Ереминым лично, значит, 16 ноября, и написал ему 27 ноября. Только 16 декабря проснулся наш чиновник. На следующий день Лейн ему отвечает, что, мол, надо поторопиться с чеком и успеть выйти в кэш [до 15 декабря не успели, ну что ж поделать, цигель-цигель, ай-люлю], ибо без живого нала вся отгрузочная деятельность будет заморожена под Новый год. Двадцать четвертого декабря Еремин пишет, что «советское правительство готово выписать чек на два с половиной процента плюс 100 тысяч за складирование». То есть, с закупкой [procurement; процесс приобретения] и временным хранением товара вопрос почти утрясен. Затем наш главный менеджер по закупкам продемонстрировал, что он не до конца воспринял смысл американских писем: «Мы понимаем, что после 31 декабря 1946 ваше правительство, как и раньше, продолжит выполнять свои функции по доставке [от завода до морского порта]» [863]. У Администратора Лейна, видимо, нервы были из железа, поэтому в своем последнем письме он не стал поправлять Еремина, а выбросил свое ранее озвученное требование про 10% за доставку [с заводской территории до морского порта], попросив [ну ради Бога уже] выслать чек на $725,000, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. В эту сумму вошли 100,000 складского хранения и 2.5% от 25 млн. оставшегося оборудования, но не доставка с заводов до морского порта.

Еремин, конечно, со своими запоздалыми ответами, молодец. Решил не нагружать себя заботой о самостоятельном вывозе продукции с заводов, раскиданных по континентальному американскому захолустью, оставив это дело набившим свою руку профессионалам и избавив себя от обязанности выписывать второй чек на 2.5 млн. долларов прям сразу на месте. Такова была примерная стоимость труда, потраченного на организацию вывоза продукции из внутренних штатов, на взаимодействие с железными дорогами, автотранспортом, стивидорами. Два с половиной миллиона – сумма, может быть и маленькая для гигантского СССР в годовой перспективе, но выплаченная сразу, одномоментно, из живых денег, с живого расчетного счета, была ощутимой. Администратор Лейн, попавший в жесткий цейтнот за 6 дней до Нового года, не стал бодаться со своим советским партнером и поправлять его, кратко напомнив лишь то, что советскому представителю тогда придется напрямую связываться с железнодорожными компаниями [864]. Двадцать восьмого декабря Еремин, нет, пока еще не прислал чек, вложенный в конверт, но сообщил, что 30 декабря вышлет требуемое платежное поручение на $725,000. Уложился ли наш Гермес в 24-часовой дедлайн или прислал чек с опозданием, я вам не скажу, хотя ответ знаю. Помучайтесь пока. Сообщу только то, что 10 января 1947 года США приостановили поставки того «ленд-лиза в пути».

Правильно ли сделал Еремин, что загнал Лейна в цейтнот? Был ли у Еремина выбор или он был обречен? Аврал и штурмовщина, характерные для советской экономики, имели оборотной стороной раздолбайство, помноженное на медленное разложение, примеры которого можно отыскать в недавнем настоящем. Минобороны РФ сделало всем любителям истории поистине царский подарок в годовщину Пакта Риббентропа-Молотова, опубликовав на своем сайте [ http://pakt1939.mil.ru/ ] три уникальных документа, кардинально меняющих представления общественности о закулисье Второй мировой войны – своевременные мемуары Майского от 1966 года, пронзительные телеграммы Мехлиса из Западной Украины про толпы радостных встречающих и докладную записку генштабиста Шапошникова от 24 марта 1938 года, процитированную Исаевым ранее в 2004 году. Та публикация была приурочена не к 23 августа или 1 сентября, чего можно было бы ожидать от топикстартера. Не к 28 августа - такой шаг оценить могли бы разве что конченные эстеты. Опубликованы эти неангажированные и непретенциозные архивные материалы были 8 сентября – таинственная дата, вгоняющая в задумчивость про череду подрядчиков, что сидят на доступе, рассекречивании, оцифровке, разработке сайта, написании текстов и проверке конечного продукта на предмет гостайны, крамолы и бунтовщических настроений. Много же мы еще не знаем про ВМВ.

FRUS, 1946, VI.
FRUS, 1946, II

Tags: США, Советский Союз, Сталин, Трумэн, заем, ленд-лиз
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments