lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Коррупция вопаснасте

Коррупция в России остается крайне высокой… . Отставание … институтов управления представляет значительно бóльшую угрозу для суверенитета в сравнении с реалистичными военными угрозами
Внешнеполитические тезисы А. Кудрина, ЦСР, 2017, с.14.




Чтобы у вас не сложился светлый словно с иконы писанный образ Гарри С Трумэна, расскажу немного о его темной стороне. Сам он был человеком почти безупречных моральных качеств, но будучи простым смертным всё же имел определенную слабость [слово "nigger" в активном словарном запасе за минус тогда не засчитывалось] – друзей, с которыми он поддерживал отношения десятилетиями, играл в покер и бухал виски. С некоторыми он познакомился еще в армии во время Первой мировой (Воган), другие наросли вокруг него в Миссури, когда Трумэн стал сенатором и перевез свою мини-администрацию в Вашингтон. Третьи появлялись на пороге Белого дома, когда Гарри был уже президентом, и, пользуясь своими миссурийскими корнями и связями, закреплялись в качестве советников (Клиффорд). Когда Трумэн стал вице-президентом, а потом вскоре президентом, он, чтобы сохранить хоть какую-то зону комфорта в своей стремительно перевернувшейся жизни, притащил это экстерриториальное землячество с собой. Повел себя словно армянин. И некоторые из этих земляков-дружков, оказались не столь чистоплотными, врастая в органы власти и пользуясь этим для личной выгоды.

Вот у нас в РФ был премьер-министр Касьянов. Его называли «Миша-два-процента», что, скорее всего, было слухом-клеветой, распущенной политологами-недоброжелателями, если судить по частоте упоминания этого мема телевизионными «Однако». В США в 1949 было сенатское расследование «пяти-процентовиков», влиятельных вашингтонских посредников, которые за мзду малую (откат в 5 процентов с контракта) обещали свести предпринимателя с правительственным функционером. Синонимы: «influence peddler» (торговец политическим влиянием в розницу), «influence shop» и, сегодня узнал, «beltway bandits» (бандиты с окружной дороги; внутриМКАДовские соловьи-разбойники). Расследование выяснило, что Воган (Harry H. Vaughan) получил в качестве подарка несколько холодильников и передал их некоторым чиновникам [John Snyder вернул холодильник обратно, красавчик]. Следует уточнить, что в те времена чиновникам разрешалось получать подарки. Это не считалось незаконным. Самому Трумэну всё время дарили сигары, алкоголь, картины, индеек, а однажды даже автомобиль «Форд». Но в 1949 году республиканцы и журналисты уцепились за истории с Воганом и попытались раскрутить ее. Журналист Дрю Пирсон испытывал сильные негативные эмоции к Трумэну и его кабинету, и именно его статьи подхлестнули тот вал антикоррупционной критики. Ну а республиканцы только что проиграли президентские выборы, а также потеряли большинство в обеих палатах, поэтому жаждали реванша хоть в этом эпизоде. Джозеф Маккарти тогда же начинал наращивать свой политический капитал, борясь в первую очередь не с коммунистами в Госдепе, а с коррупционерами (friends in high places).

У Вогана действительно пальцы были перепачканы медом. Его знакомство с Трумэном началось еще с артиллерийских курсов времен Первой мировой войны. Воган спас Трумэна от порки (dressing down). В 1943 году подполковник Воган получил ранение в Австралии, и сенатор Трумэн приютил его у себя в сенатском комитете как своего помощника. Трумэн тогда выполнял роль счетной палаты [Комитет Трумэна по оборонным тратам] и выискивал накрутки цен у производителей оружия и боеприпасов, сохраняя тем самым бюджетные деньги, а Воган при нем был разъездной лошадкой, который втихаря ездил по стране и собирал информацию по тратам производителей. Трумэн наработал себе репутацию строгого поверяльщика, и положительный вклад Вогана в эту необходимую работу следует признать. В 1945 году Воган стал помощником Трумэна по связям с армией, и вот тут Воган сорвался. Он притащил в Белый дом уже своих армейских дружков, и те попытались развернуться коммерчески. Они химичили с автомобилями в президентском гараже, выписывали дипломатические визы 1-D для того, чтобы вывозить парфюм из Италии (в то время, когда простым американским гражданам еще было запрещено ездить в Европу), получали норковые шубки как знак признательности за знакомство с чиновниками. У предпринимателей они просили по 1000 долларов авансом, по 500 долларов в месяц и 5% с суммы заключенного контракта. Такое безобразие продолжалось по конец 1946 года, после чего Трумэн разогнал дружков Вогана, но не самого Вогана (генерал-майор уже), который оставался его самым доверенным другом, постоянным собеседником, партнером по покеру и виски.

Воган мне напомнил американского политолога Роджера Стоуна, который при Рейгане был таким же вот «продавцом политического влияния». Лоббист лоббистов. Это как у нас сейчас есть в Москве контора по связям с правительством (GR-консультирование) «Аванти», которую возглавляет некий Рахман Янсуков, а помощницей у него Елизавета Пескова, которая коротко в ТВ-интервью представляется «помощником президента». Какого президента, она не уточняет, а перепуганные региональные чиновники боятся переспросить. По накалу оперетточности вот эта театральная постановка не уступает «сыновьям лейтенанта Шмидта» и некоторым рассказам О’Генри. Политолог у функционера корзинку с двумя дубинками перераспределил.
Tags: США, Трумэн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments