lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Неисповедимые валютные курсы (1961)

«Народ ждет: что выйдет на трудодень? Объявляю: получите по два килограмма зерна и пятьдесят копеек деньгами. В ответ – смешки, ухмылки: дескать, вранье, пустая болтовня».
Стародубцев В.А.



Советский рубль не являлся конвертируемой валютой. В 20-е годы при НЭПе было несколько лет, когда советский червонец вполне менялся на европейские валюты и обратно, но то время быстро минуло. Как следствие советский рубль нельзя было использовать во внешней торговле. Двусторонние торговые соглашения, подписываемые с развивающими странами (например, Индией) по сути были бартерными сделками, когда для достижения нулевого баланса производились манипуляции ценами на отдельные категории товаров или в довесок накидывалось вообще ненужное барахло. Торговля со странами СЭВ шла на основе пятилетних контрактов, расчеты в которых проводились через виртуальный СЭВ-рубль (переводной рубль). Но даже эта виртуальная валюта не придавала платежному балансу требуемой гибкости, так как профицит торговли, допустим, с Венгрией, нельзя было использовать для погашения дефицита торговли с, допустим, ГДР. Товарообмен с развитыми странами Запада требовал твердой валюты. Западным охотникам за барышами, желающим поплотнее набить свои сейфы, не нужны были ни наши трудодни, ни советские дензнаки. Как следствие всего этого обменный курс советского рубля к доллару был величиной вполне сферической, умозрительной. Нет, приезжали, конечно, интуристы. Посольства в Москве пополняли свои рублевые счета. Во время ВМВ в Мурманске-Архангельске англо-американские моряки меняли свои доллары и фунты по грабительскому, как они жаловались, курсу, чтобы отдохнуть нормально так в местном Доме культуры. Но годовому торговому обороту эта мелочь в подметки не годилась. В 1960 году советский импорт и экспорт в сумме составлял $11,1 млрд., из которых $3 млрд. приходились на развитые и развивающиеся страны, а $8.1 млрд. - на СЭВ и прочие социалистические страны. Эти $8.1 млрд. на самом деле были представлены инвалютными рублями и переводились в доллары западными шпионами-экономистами по курсу 90 копеек за доллар только лишь для удобоваримой оценки ими советского внешнего оборота.

Сейчас российский рубль может похвастаться хотя бы то частичной конвертируемостью. А вот 60 лет назад Индия, получив советские рубли, не знала, что с ними делать, кому их сдать. Не существовало рынка спроса и предложения на рубль. Скажу банальность, но для оплаты своего импорта СССР не мог выбросить на рынок рубли для покупки инвалюты по причине отсутствия такого валютного рынка. Свой импорт из капстран Советский Союз оплачивал экспортом товаров в капстраны и продажей золота в Швейцарии. Для 1960 года цифры торговли с капстранами выглядели так (в млн.д.): экспорт 768, импорт 1018, дефицит 250, продажа золота 200, небольшой заём на Западе (Эксимбанк в США или Hermes в ФРГ уже тогда давали в долг Советам без проблем), выплаты процентов 39. В 1964 году, когда сняли Хрущева, внешнеторговая позиция СССР еще сильнее ухудшилась: экспорт 1073, импорт 1556, дефицит 483, продажа золота 400, выплата процентов 162. Торговля СССР с капстранами была хронически дефицитной, и дефицит существовал вплоть до 70-х, когда благословенные арабы подняли цены на нефть, да светится имя её. Из-за этого дефицита золотые запасы СССР сократились с $2555 млн. (1960) до $1495 млн. (1964). Урожай 1963 был очень плохим, и Хрущеву пришлось импортировать 7.3 млн. тонн зерна, что составило одну пятую всего импорта за тот год. Такой быстрый расход золотых запасов и резкий рост импорта мог оцениваться недобитыми сталинистами как безрассудный и угрожающий государственной безопасности и внести свою лепту в последующий дворцовый переворот. Это как если бы Путин сейчас заявил, вот вам $450 млрд. валютных резервов. Разрешаю вам довести их до уровня $270 млрд. за четыре года – взамен же требую перестать травить российских граждан пальмовым маслом да кукурузным сиропом и заменить эти суррогаты маслом оливковым да мраморными бычками новозеландскими. Да его же закоперщик Золотов на дуэль сразу вызовет.

Обменный курс советского рубля был вещью непрактической – это мы уже уяснили, но даже при этой бессмысленности власти иногда химичили с этим показателем. Зачем, я не знаю, но вот пример такой ревальвации. В начале 1961 года рубль был ревальвирован с 25 центов (4 рубля за доллар) до $1.1 (90 копеек за доллар). На лицо укрепление рубля к доллару в больше чем 4 раза. Чуть позднее внутри страны произошла деноминация: меняли новый рубль за десять старых. Теперь с точки зрения валютных курсов рубль ослабел: доллар вырос с 40 копеек до 90 копеек. Фактически произошла девальвация рубля, хотя пропаганда говорила об обратном (ревальвации). Вот такая внешнеторговая валютная головоломка. При ельцинской деноминации от 1997 года такого выкрутаса не было. Вчера стоил доллар 6000 рублей, а сегодня 6 рублей.

Ссылка: Rise and Fall of Soviet Economy, Philip Hanson, 2003, p. 86.
Интервью с Стародубцевым В.А. Споткнуться – не значит упасть. Александр АРЦИБАШЕВ, Наш Современник, 2011, н.12. стр. 190.
Tags: Советский Союз, Хрущев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments