lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

…чем у кого-то занимать (1946)

У американских и советских дипломатов в их послевоенном общении (1945-1949) можно отыскать жирный пласт подвисшей экономической повестки. Тут смешались все мыслимые темы: мировая торговля, тарифы, участие в ООНовских банках (МВФ и Всемирный банк), мега-заем, микро-займы [до зарплаты], урегулирование долга по ленд-лизу, помощь по линии UNRRA, претензии американских предпринимателей к советским оккупационным администрациям в Восточной Европе, демонтирующим имущество со сложной юридической историей, Договор о дружбе, торговле и навигации. Меня интересовало соглашение, которые мы подписали 15 октября 1945 года. Американцы официально его называли «Disposition of lend-lease supplies in inventory…». Полуофициально – Pipeline agreement. Русского текста соглашения я не нашел, но его громоздкое название выглядело так: «Соглашение между СССР и США от 15 октября 1945 г. о распоряжении ленд-лизовскими поставками, имеющимися в наличии или находящимися в процессе приобретения в США». Формально это соглашение проистекало из Закона о ленд-лизе от 1941 года, так как основывалось на его пункте 3«С». Но фактически это был отдельный коммерческий договор о предоставлении кредита на покупку товаров. Если за ленд-лиз по большей части мы платить были не обязаны, то то, что нам предоставляли после 15 октября 1945, требовало безусловной оплаты.

Американские дипломаты в записках между собой упоминают цифру в 400 миллионов долларов кредитной линии. В тексте соглашения эта цифра не фигурирует, но там должны были быть еще два вырезанных объемистых приложения с перечислением материалов и оборудования, поэтому с абсолютной уверенностью утверждать не могу, отсутствует ли она там вообще. Я много часов искал полный текст с приложениями, но меня ждала неудача (7 UST 2819 или TIAS No. 3662, если кому интересно). На сайте Конгресса США по ссылке на скачивание этого соглашения находится PDF с совсем другим договором. Very professional, guys! Как бы то ни было, всю сумму кредита СССР не выбрал, заказав товаров на 244 млн. долларов, видимо, с прицелом добить остаток позднее. Но это у нас не вышло, так как в январе 1947 Министерство торговли США прервало поставки, сославшись на письмо из Казначейства США [Конгресс принял Third Deficiency Appropriation Act, 1946].

За 15-16 месяцев в СССР прибыло материалов и оборудования на 221 млн. долларов. Продукция на 19.1 миллиона с концами застряла в Штатах, что позволило нам позднее обвинять американцев в недокомплекте и опротестовывать поставленное, но бесполезное оборудование на сумму 20.6 млн., что скашивало наш долг по нашему мнению до 200.5 млн. долларов. Что конкретно мы тогда купили пока точно не ясно, так как приложения всё еще не отысканы, но полуофициальное название, которое американцы прилепили к соглашению, вроде намекает, что там было нефтяное оборудование, включая трубы. Это предположение усиливается при чтении следующих текстов в интернете:

«15 октября 1945 г. соглашение на поставку в СССР трубопроводного оборудования (Pipeline agreement), продолжающее протоколы ленд-лиза. Этот договор, предусматривавший импорт на сумму 222 млн долларов, оказал существенное влияние на развитие отечественной нефтепроводной промышленности. Он предусматривал снабжение отрасли новейшим производственным оборудованием, в том числе станками всех типов, гидравлическими прессами, электрогенераторными станциями, моторами…»

Но нынче в интернете нельзя терять бдительности и проявлять преступную доверчивость к людям пишущим буквы, слагающим фонемы в слова, а слова в предложения, иначе тебе в раз насуют в мозги разной альтернативной истории. Memento о ложных друзьях переводчика! Если текст называют «pipeline agreement», нет никакой гарантии, что применимо первое значение из словаря и поставлялся именно что трубопрокат. На военном жаргоне янки «pipeline» - это «линия снабжения». Это те самые тонюсенькие ниточки, что протягиваются от заводов к портам, от портов к другим портам, от портов к складам армии, а оттуда к передовым наступающим частям. В узких горлышках недостаточной пропускной способности транспорта они забиваются адскими пробками, слишком быстрое наступление их растягивает, успешное продвижение на 500 километров недопустимо увеличивает логистическое плечо, что требует переноса места основного складирования, а партизаны, штурмовики и успешные котлы их перерезают, после чего приходится переходить на оружие и боеприпасы противника. С момента, когда закупочным агентством заключен контракт и выделены средства, до конца изготовления заказа проходил квартал, и еще полгода продукция могла доставляться до конечного пользователя. Неожиданно быстрая победа над Японией привела к резкой остановке программы ленд-лиза, подвесив многие заказы разной степени готовности в воздухе. Вся линия снабжения на всем протяжении своего маршрута в тысячи миль от фабрик до гаваней союзников на мгновение лишилась своего юридического обоснования. Но всего лишь на мгновение, так как на этот раз Трумэн, наученный горьким опытом 9 мая, был готов к такому повороту событий и разрешил поставку уже законтрактованных заказов, придумав термин «Pipeline Arrangement». Ранее, после победы над Гитлером, то ли по недомыслию Трумэна или чиновничьему буквоедству главы FEA Лео Кроули, ленд-лиз в СССР уже резко прекращали 12 мая – «Либерти» разворачивали в море, а товарищ Сталин злобно сосал трубку. Поставки вскоре возобновили, но осадочек остался. В своем XXI обращении к Конгрессу об исполнении программы ленд-лиз от 31 января 1946 года Трумэн раскрыл это трубопрокатное понятие - «Договоренности, охватывающие продукцию, законтрактованную на основании Закона о ленд-лизе, но не переданную получателю до дня победы над Японией, будут называться «ленд-лизом в пути» [lend-lease ‘pipe line’]. Большая часть этих материалов была создана для конкретного заказчика по особым требованиям, и они лишатся ценности в случае своего использования не по запланированному назначению …Правительства, получающие помощь по линии ленд-лиза, согласились оплатить эти поставки. … Russian pipe line material» [pp. 7-8]

Советская Россия не была единственным получателем «труб и фитингов к ним». Были заключены «сантехнические» договора с десятью государствами на общую сумму потраченного кредита в 1,189 млн. долларов: Франция потратила все выделенные ей $400 млн., Соединенное королевство с колониями – 350 млн., Нидерланды – 63 млн. и так далее (XXIII, p. 19). Прям вот всем им срочно потребовалось восстанавливать свою трубопроводную промышленность!

Следовательно, остается открытым вопрос, что было поставлено в СССР тогда в 1946 году. Дилетантская экстраполяция позволяет предположить, исходя из известных пропорций: СССР получил имущества на 10.8 млрд. долларов, включая станки и промышленное оборудование на $1,078,965,000. [XXI, p.25]. Гражданская и военная продукция шла к нам где-то в соотношении 50 на 50. Мы получили труб и бензоколонок на 24 млн.? Конечно, в тех 244 млн. вполне могло быть под завязку нефтезаводов и трубопрокатных станов, но это никак не связано с названием соглашения. Два льва - Леонид Руденко и Лео Кроули – создали интригу, понимаешь.


Переносимся в 1963 год, когда президент отправил Конгрессу свой XLVIII отчет о состоянии ленд-лиза, согласно которому за СССР были установлены обязательства в размере 222 млн. (соглашение Pipeline), по которым набежало 88 млн. долларов процентов, вследствие чего сумма долга возросла до 311 млн. По телу долга СССР выплатил 21 млн. и все начисленные проценты (88 млн), что снизило остаток к уплате до 200 млн., но оказывается, за СССР всё же числилась просрочка по телу долга в 51.8 млн. Далее отчет напоминает, что СССР так и не урегулировал свой долг по ленд-лизу (единственный из воюющих стран-получателей) и что у нас было пять отдельных договоров помимо Основного мастер-плана от 11 июня 1942 года: Pipeline (1945), Возвращение ледоколов-фрегатов (1949), Возвращение судов (26 марта, 1954), Возвращение судов (22 декабря, 1954) и Возвращение судов (26 мая, 1955).

Отматываем назад в 1951 год и читаем справку МИД СССР и МВТ СССР от 27.06.1951: «некомплектное оборудование на 19,1 млн, … поэтому сумма кредита исчисляется нами в 200,5 млн. против суммы 221, исчисляемой американцами. … Оборудование нами получено по низким ценам 1945 года со скидкой в 10% ..., капитальный долг начинает уплачиваться с 1954 года до 1975 года, … процент по кредиту установлен на уровне 2 и 3/8, … оплачивать можно золотом по курсу 35 долларов за унцию, … в неблагоприятных экономических условиях платеж можно приостанавливать, … процент кредита низкий по сравнению с МБРР (4.5%), поэтому досрочное погашение является нецелесообразным, … Вероятно дальнейшее падение покупательной силы доллара и возможно понижение его золотого содержания; в этом случае мы можем иметь реальные выгоды в будущем при погашении кредита».

Остается непонятным, почему СССР отказывался выплачивать капитальный долг в 51.8 млн. 19.1 млн. – это было некомплектное оборудование. А оставшиеся 32 млн. откуда? 12.02.1951 посол Панюшкин сообщает своим американским коллегам, что «в результате нарушения Соглашения от 15 октября 1945 г. Соединенными Штатами, недопоставившими различного оборудования и материалов на 19 млн долларов, Советскому Союзу был причинен ущерб, оцениваемый примерно в 49 млн долларов. Советская сторона надеется, заявил Панюшкин, что Соединенные Штаты возместят этот ущерб». Этот вопрос нужно еще отдельно проработать, но, если память не изменяет мне, из-за несвоевременного вывоза заказов (а вывозить надо было за свой счет после января 1947) СССР нарвался на серию исков от американских производителей. История с некомплектным оборудованием мне напомнила «Полет над гнездом кукушки», где героя Джека Николсона пациент спрашивает, сколько стоит одна сигарета, намереваясь использовать ее в качестве ставки в карточной игре. Джек отвечает, десять центов. Тогда пациент ломает сигарету надвое и пытается сделать ставку в 5 центов. Николсон ему раздражительно указывает, что половина сигареты не стоит ни черта, и что две половинки не равнозначны одной целой сигарете.

В качестве итога можно отметить то, что к середине 1946 года СССР понял, что большого займа в 1-3 млрд., который обсуждали с 1944, ему не видать, но на мини-займы сезон все еще был открыт. Тут сотню, там две – так можно и миллиард насобирать. По линии UNRRA СССР получил 250 млн. американских денег. Весь 1946 года схема 3С сулила до 400 млн. долларов. В мае американцы, чьи дипломаты страдали от нехватки жилья и кабинетных площадей в Москве, начали переговоры о предоставлении займа на 100 млн. долларов с учетом того, что 10-12 млн. из них можно будет обменять на рубли и строительство нового дипломатического здания в советской столице. То есть, в мае-июне 1946 года советские экономисты складывали в уме 250, 400 и 100, и получали 750 млн., а это уже солидные три четверти миллиарда материальной помощи без особых усилий и унижающих советское достоинство заискиваний. Американские дипломаты справедливо опасались тогда летом, что СССР избрал тактику мелкого москитного заимствования вместо того, что продолжать трудный диалог с США по поводу миллиарда. «Проще позвонить, чем у кого-то занимать».

И напоследок затрону то, как был закрыт вопрос мега-займа. В октябре 1945 года, значит, FEA, заведующую ленд-лизом, расформировали, и все ее дела передали в Госдеп. Бирнс якобы потерял советскую заявку на шесть миллиардов и мусолил ее у себя в шкафах до января 1946 года, что легко понять, есть вспомнить о всеобщих расстроенных чувствах после Лондонской сессии СМИД. Далее Бирнс, окрыленный более-менее приемлемой Московской сессией СМИД, нашел ее и предложил СССР переписать заявку, учитывая, что шести миллиардов в Эксимбанке нет, но есть миллиард. СССР сделал это, и обе стороны вновь затихли. Большевики тогда считали, что заем более важен для США, и что именно янки будут навязывать его им, и тогда СССР с напускной неохотой поторгуется о небольших уступках. Американцы же хотели увязать заем с чем-нибудь существенным (как, например, те 100 млн. со строительством посольства в Москве). Есть не совсем правильное мнение, что Бирнс прицепил политическую повестку к вопросу о займе и поэтому похерил все рузвельтовские полимеры. Якобы он потребовал собрать новые правительства и провести новые выборы в Восточной Европе. Бирнс, да, прицепил, но не политический, а экономический вагон. Он ссылался на ялтинскую декларацию о порабощенных народах, в которой СССР подписался под обязательством способствовать международной торговле и росту занятости в мире. Бирнс не требовал реальной представительной демократии в Румынии и Польше, тем более, что США уже признали правительства там (Польша – 5 июля 1945, Румыния – 5 февраля 1946, но Болгария только 27 сентября 1947). Он просил возобновить торговые связи Восточной Европы с остальным миром, а также советские обязательства регулярно импортировать что-нибудь с глобальных рынков. Именно советское согласие с этими темами обсуждали с нашим поверенным в делах Новиковым в Вашингтоне, и он согласно кивал в ответ в мае-июне. Первого марта, до обострения событий в Иране, Трумэн сам добровольно публично заявлял, что советский заем – это уже решенное дело [FRUS, 839]. В мае сразу после иранского кризиса Новиков первым после января 46-ого поднял вопрос мега-займа в двусторонних переговорах, спросив, правда, что зарезервированный советский миллиард уже потрачен и ушел французам. Ему дали положительный ответ, сказав, что ничего страшного в этом нет, так как президент должен попросить у Конгресса поднять потолок заимствования Эксимбанка на 1.25 млрд. вот прям скоро. 18 июля у Трумэна журналисты спрашивали, планирует ли он просить подобное у Конгресса. Тот ответил, если Конгресс сочтет нужным, то он сам это сделает в эту сессию, в противном случае он обязательно попросит об этом в следующую сессию. 27 июля Трумэна еще раз спросили, на сей раз конкретно, планирует ли Администрация и Конгресс подымать потолок Эксимбанка, чтобы выдать СССР заем в миллиард. Трумэн ответил в стиле Пескова, что он ничего не слышал о таких намерениях [FRUS, 840]. Это свидетельствует об изменившихся настроениях Трумэна и Бирнса. Иранский кризис безусловно оказал губительное влияние, но не стоит забывать и о британской займе в 3.7 млрд, за который Конгресс проголосовал в середине лета. Если британский заем с трудом протолкнули через обе Палаты, то что говорить о безбожниках-коммунистах! Но одно очевидно – в 1946 году миллиардный заем больше не обсуждали.


P.S. He who dares, wins. Нашлась книга Энтони Саттона за 1973 год, в которой автор на одной странице дает короткое описание продукции, поставленной по линии “pipeline agreement”. Он также отмечает, что полные списки имеются только в архивах Госдепа и в Университете Гувера.

Итак, поставки в СССР по Пятому протоколу (который обсуждали в апреле 1945 невзирая на близость конца войны), трансформировавшемуся в «pipeline agreement», на сумму $222 включали в себя только промышленное оборудование с небольшим числом запасных деталей к станкам. Значительная часть оборудования была представлена электростанциями, бойлерами, двигателями и трансформаторами для электроэнергетики. Следующая крупная статья поставок охватывала разнообразные станки – такие как, гидравлические прессы, молоты, механические прессы, пресс-ножницы, фланцеотгибочные и гибочные станки. Также было поставлено в большом количестве горнорудное оборудование: горнорудные лебедки, шаровые мельницы-измельчители, щековые и молотковые дробилки. Поставленный станочный парк включал токарные станки всех типов: токарно-винторезные, прецизионные токарные, полуавтоматические со специальным инструментом, универсальные, револьверные (turret lathe), патронные токарные станки (chucking machine), запасные детали к ним. Также в соглашение были включены запасные части к транспортным средствам, что ранее поставлялись по ленд-лизу. [Sutton, pp. 10-11]... Как мы видим, никакого нефтяного оборудования.

Источники:
FRUS, Eastern Europe, 1946;
Reports to Congress on Lend-lease operations, ## 21,23,48.
Справка МИД СССР и МВТ СССР по соглашению между СССР и США от 15 октября 1945 г. о распоряжении ленд-лизовскими поставками, имеющимися в наличии или находящимися в процессе приобретения в США 27.06.1951 [Фонд Александра Н. Яковлева];
Sutton, Antony, Soviet Economic Development 1945 to 1965, third volume, 1973.


Tags: США, Советский Союз, Трумэн, Холодная война, заем
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments