?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Продали за колбасу.
lafeber
В начале июля 1946 года президент Трумэн, готовясь к публичному выступлению, гневно вывел следующие строки:

"Эти алчные промышленники и лидеры профсоюзов, которые сейчас кричат, требуя говядины и копченой свиной грудинки, не жертвовали ничем, они ничего от себя не оторвали во благо победы в этой войне. Им платили по полуторной ставке, они наслаждались гарантированными прибылями и сейчас они убедили вас, граждан, являющихся по сути нашим правительством, что они теперь также должны получить и те прибыли, от которых мы до поры до времени удерживали их в стороне, сохранив их в качестве награды и нашего признания за всю пролитую кровь и жертвоприношение для тех храбрых людей, которые шли с открытой грудью на встречу пулям; и вот теперь эти громогласные промышленники и профсоюзные деятели завладели вашим вниманием. Вы покинули своего президента ради плошки похлебки, куска говядины, ломтя бекона... Я более не могу исполнять закон, который вы не хотите продолжать поддерживать и который сверх того был с неохотой перекроен, покромсан и криво сшит заново сопротивляющимся Конгрессом. Вы перешли на сторону эгоизма и жадности, и поэтому я принял решение убрать контроль за ценами на мясо и я продолжу последовательно отменять режим контроля над прочими товарами так скоро как только смогу".

В конце черновика этой речи Трумэн оставил приписку для самого себя: «Опиши им, что произойдет в результате всего этого, и подай в отставку». Несколько успокоившись и стравив пар, президент решил воздержаться от эмоций и отправил этот черновик в стол.

Война поспособствовала росту личных сбережений граждан США в виде банковских депозитов и правительственных облигаций. Общий объем этих средств равнялся $136 миллиардам. Администрация Рузвельта позволила сбережениям вырасти так значительно, потому что ничто так не повышает мораль граждан как вовремя выплаченная зарплата и повышение оной. Рационирование предотвращало выход этой денежной массы на рынки, а контроль над ценами, зарплатами и ставками аренды жилья только способствовал укреплению этого режима. Стоило войне закончится, так сразу же возникла опасность того, что удержать цены на низком уровне не удастся. ВНП страны в 1945 году равнялся всего 215 миллиардам долларов, и на военное производство приходилось больше его половины. Разумеется, бизнесмены пребывали в нетерпении, желая оседлать отложенный спрос, по-быстрее сжать сноп прибылей, начать стремительное развитие своих компаний, и будь что будет с инфляцией. Профсоюзы желали роста зарплат. В тот год членство в профсоюзах было самым высоким за всю историю США — 14 миллионов, или треть всей рабочей силы. Из-за ограничений военного времени рабочие в профсоюзах не заработали столько, сколько они надеялись заработать, а послевоенное сокращение рабочей недели с 48 часов до 40 (за счет внеурочных часов, которые оплачивались с коэффициентом 1.5), означало, что их зарплаты уменьшались почти на одну треть. Задача же президента сводилась к тому, чтобы удерживать всю эту денежную массу на счетах до поры до времени и подталкивать программу по реконверсии (увеличение выпуска гражданских товаров и сворачивание оборонной промышленности), нащупывая тот временной предел, после которого контроль за ценами будет явным анахронизмом, и до которого преждевременный отпуск цен приведет к бессмысленной всепожирающей галопирующей инфляции. И раздражительность Трумэна в середине 1946 года, видимо, была связана с тем, что реконверсия продвигалась не так быстро, как его правительство надеялось, и тем, что общественность заставляет его слишком рано отпустить цены.

Первое противоречие возникло вокруг контроля над ценами и зарплатами. Во время войны Управление по регулированию цен (OPA) контролировало или пыталось контролировать список из восьми миллионов товаров и услуг, и благодаря рационированию система работала. Но в послевоенный период красные, зеленые и прочие талоны были отменены, и правительство теперь пыталось удержать цены на низком уровне только лишь через механизм контроля над ценами и зарплатами. Ни деловое сообщество ни труд не желали сохранения этого контроля, и вскоре правительству пришлось принять бой. В 1945-46 годах против OPA была развернута обширная кампания, в результате чего среди самих чиновников в Вашингтоне возник раскол. В частности разгорелся конфликт о полномочиях и подотчетности между главой Управления по военной мобилизации и реконверсии Джоном Снайдером (давним другом Трумэна) и главой OPA Честером Боулсом. Снайдер считал, что его Управление должно контролировать OPA, иначе процесс реконверсии не удастся довести до конца. Боулс сопротивлялся передаче своего ведомства Снайдеру, так как считал, что тот будет слишком консервативен в отношении контроля за ценами. Последний на встрече у Трумэна эмоционально пустил слезу, поэтому президент решил в пользу своего старого знакомого — Снайдера. Произошла рокировка: Боулса вытурили из OPA, на его место поставили Пола Портера, который, предположительно, был готов сотрудничать со Снайдером.

В феврале 1946 года Трумэн вынужденно решил приступить к реорганизации механизма контроля над ценами, заручившись поддержкой и пониманием со стороны всех основных высокопоставленных чиновников своего кабинета, включая государственного секретаря Бирнса и посредника в переговорах с профсоюзами Стилмана. Время поджимало. Срок действия закона, принятого в военное время, истекал, и от Конгресса потребовалось вновь узаконить контроль над ценами. Июньский результат обескураживал. Конгресс согласился сохранить OPA, но покромсал полномочия Управления. Трумэна подталкивали подписать этот закон, но он решил ветировать, и поэтому весь механизм контроля за ценами был выброшен в окно 30 июня (выше процитированный черновик относится к этому периоду).

Для потребителей это означало, что каждый теперь был сам за себя. Цены в среднем выросли на 6 процентов в июле 1946 года, еще на 7% в ноябре. Стоимость отбивных котлет из телятины подскочила с 50 центов за фунт до 95, молоко с 16 центов за кварту до 20 всего за пару недель. Потребители начал проявлять свое недовольство публично (незамутненно требуя от правительства реквизировать скот на бойнях или взять под свой контроль мясоперерабатывающие комбинаты), и Конгресс быстро провел новый закон, который раздраженный Трумэн на сей раз подписал, но, как и предыдущий документ, этот был хрупким и неосновательным, а зияющая брешь в исполнительном редуте (отсутствие конкретного органа, который мог бы исполнить его и проверить исполнение) уничтожила фактический механизм контроля за ценами, оставив формальную скорлупу требований OPA.

Осенью расцвел черный рынок мяса с вездесущими бутлегерами, в официальной продаже наметился дефицит мясных изделий, на мясоперерабатывающих заводах начались массовые сокращения. Трумэн, получив неформальные отчеты о состоянии дел с реальными ценами на туши в глубинках по стране, решил окончательно и бесповоротно покончить с этим полуразложившимся административным зомби в военном берете. Девятого ноября президент положил конец страданиям агонизирующей программы по контролю за инфляцией, разом пристрелив ее остатки (за исключением цен на сахар, рис и аренду жилья). В следующие два года, 47-48, цены выросли еще на 25 процентов. С июня 1946 года до декабря 1948 года они поднялись с отметки в 132 пункта (если за 100 брать средний уровень 1935-40 годов) до 170.

Проблемы с демобилизацией, миллионная забастовка, ссора с профсоюзными деятелями, инфляция, потеря демократами Конгресса в промежуточных выборах, едкие нападки прессы Херста-Маккормика и республиканцев, публичный раскол с Генри Уоллесом и рост напряжения в отношениях с некоторыми другими чиновниками из рузвельтовской обоймы, падение рейтинга одобрения до 32%, дефицит продовольствия, нахрапистые телодвижения СССР в Иране, Турции и Китае (Маньчжурии), призрак голода и экономического коллапса в Западной Европе — 1946 отнюдь не был самым простым годом в карьере чиновника, прозванного «миссурийским компромиссом».

Источник: Robert H. Ferrell, Harry S. Truman: A Life


  • 1
Сути я не понял, но чисто по стилю изложения Трумэн - не очень умный человек. Какой-то кипятящийся насчёт похлёбки и бекона Радек, а не президент ядерной сверхдержавы.

Суть в том, что над Трумэном в те 2-3 года нависла дюжина проблем, и выравнивание объема денежных сбережений, накопленных во время войны, относительно товарной массы была одной из них, не самой существенной (по сравнению с тем, какой ответ нам дать стране Советов), но только о ней и идет речь в данной заметке. Трумэн хорошо разбирался в бюджете (только он и Картер могли похвастаться этим), в Сенате он только и занимался, что сидел в бюджетных комитетах и искал недостачу с хищениями. Это был его конёк и ограничивающий потолок. Поэтому ничего удивительного, что всего лишь через 10 месяцев после вступления в должность он по-прежнему всё видел в цифрах дебета, кредита, М0 и ВНП. Макроэкономическая трагедия, описываемая тут, сводится к утверждению, что Трумэн планировать отложить отмену контроля за ценами до того, момента, когда реконверсия наберет требуемую высоту, но его, не очень-то уверенного в себе новичка-президента, вынудили отменить контроль за ценами раньше, что он без борьбы и сделал, что действительно указывает на то, что как федеральный управленец в 1946 году он был так себе.

"Похлебка" и "бекон" - это, разумеется, ради красного словца и излишне эмоционально, тем более, что это всего лишь незачитанный черновик, но соответствует духу общей политической культуры, когда к речам относились как в словесным памятникам, красуясь, а не бубнили, не отрывая глаз от бумажки, перед телекамерами.

Лицемер. А они, по сути, не тех же качелях до сих пор качаются. Войны нужны Разюнайтед как кислородная подушка. Только они еще виртуальные долги придумали.

Я бы не спешил обвинять его в лицемерии. Если держать в голове событийный ряд первой половины 46 года, то его раздражение к профсоюзным лидерам (и даже ненависть) вполне понятна. В стране полгода шли миллионные забастовки, одна сменяя другую. Бастовали все кто хотел, и в мае встали железные дороги, все 200,000 составов. Страну парализовало, и лидеры двух крупных профсоюзов машинистов и проводников ни в какую не шли на компромисс, открыто бросив вызов новоиспеченному президенту. Ту тяжелую битву с профсоюзами Трумэн выиграл, поднявшись на трибуну в Конгрессе и объявив о своем решении призвать всех железнодорожных рабочих в армию, а управление ЖД передать Национальной гвардии. Профсоюзные лидеры сразу слились.

Не успел он перевести дух, как встал вопрос контроля над ценами. Снова надо было идти в Конгресс убеждать, но в этот раз он не смог звучать достаточно убедительно. Эти забастовки напрямую связаны с реконверсией и контролем над ценами. Если бы не было забастовок, то реконверсия бы продвинулась бы дальше и больше было бы гражданских товаров, и цены можно было бы отпускать. Вот этого Трумэн не смог внятно объяснить Конгресс. Он лавировал между трудом и капиталом словно между Харибдой и Скиллой, где и затонул.

Качели качаются, но не те. В те конкретные года США не боролись за рынки для своих товаров, так как те были в дефиците в самих Штатах. До и после озвученного периода - да, фритредерство не терпит закрытых границ и протекционистских блоков, которые следует разрушать, хотя бы то и через конфликты и войны. А с 70-х годов 20 века эти качели совершили сальто-мортале и замерли в неестественном верхнем положении, когда американские товары перестали быть конкурентоспособными и уступили рынки европейцам, японцам и китайцам. США перестали быть фабрикой мира, став фондовым рынком и финансовой столицей мира. (Нужны ли им сейчас войны - вопрос для дополнительных дискуссий). В этих условиях мы пребываем и по сей день.

почему-то раньше не попадался этот материал. очень интересно!

>>>Ту тяжелую битву с профсоюзами Трумэн выиграл, поднявшись на трибуну в Конгрессе и объявив о своем решении призвать всех железнодорожных рабочих в армию, а управление ЖД передать Национальной гвардии.

сильный ход. а технически как это могло быть реализовано, была ли необходимая нормативная база? в силе оставались какие-то чрезвычайные акты военного времени?

Нормативной базы не было.

"Второй закон о военных полномочиях" (Second War Powers Act), принятый 27 марта 1942 года, истек 31 декабря 1944 года. Конгресс продлил его до конца 1945 года. Потом Юридические комитеты Палаты представителей и Сената продлили его еще до 30 июня 1946 года, но в крайне ужатом виде. Часть полномочий чрезвычайного времени исполнительная власть потеряла. Клинч с ЖД профсоюзами пришелся на май 1946 года. Вроде как "Второй закон ..." покрывает этот период, но в реальности у президента (в том, что касается транспорта) остались чрезвычайные полномочия только в сфере автомобильного (грузового) и водного транспорта. На ЖД "Второй закон" в мае 1946 года уже не распространялся.

Вот поэтому Трумэн пошел в Конгресс. Просить о срочном принятии временного законодательства для разрешения текущего кризиса.

Что же касается кадров, то каждый месяц в штаты прибывали десятки тысяч демобилизованных, среди которых несомненно были бывшие транспортные рабочие или вообще технические специалисты. С 1944 года в стране намечался экономический кризис, безработица начинала расти, у демобилизованных были проблемы с трудоустройством. Трумэну не составило бы труда привлечь дембелей в Национальную гвардию и заместить ими забастовщиков.

>>>Трумэн пошел в Конгресс. Просить о срочном принятии временного законодательства для разрешения текущего кризиса.

и какие были шансы? с учетом тех проблем взаимодействия, которые вы в исходной записи изложили?

>>>Трумэну не составило бы труда привлечь дембелей в Национальную гвардию и заместить ими забастовщиков.

а как технически передача частных ЖД в руки НГ осуществилась бы? также предполагалось временное законодательство?

Шансы были неплохие. Обе палаты имели демократическое большинство. Но это не означало, что президенту можно было расслабиться и отдавать приказы налево-направо. Представители и сенаторы разных демократических фракций артачились, республиканцы бузили. Их нужно было уговаривать, с ними требовалось активно подготовительно работать месяцами. В случае с майской забастовкой такой подготовки не было. Решение Трумэна было быстрым, импровизированным и вынужденным. За что, в принципе-то, политиков и ценят.

На руку Трумэну сыграла психология момента и почти по-театральному поставленное выступление в Конгрессе, после которого все представители оказались охваченными единым порывом одобрения того, что делал в тот момент президент. Этой эйфории с избытком хватило для голосования в Палате представителей - 306 голосов "за" против 13. Всего после двух часов обсуждений. Но импульс ослаб, когда дело дошло до Сената: 70 "против" и 13 "за". Закон не прошел. Вот тут требовалось, чтобы сенатские авторитеты-тяжеловесы типа Бирнса заранее покрутились и подготовили почву. Но требовалось ли это Трумэну, который уже на тот момент победил?

re: а как технически передача частных ЖД в руки НГ осуществилась бы?

Это была не "конфискация" и не "изъятие", а "временный переход во владение и под управление государства". Конфликт был с профсоюзами, а не владельцами, которым предстояло молчать и всего лишь не протестовать против действий правительства.

Технически передача 337 дорог во владение и под управление государства произошла на основе Указа президента 9727 (executive order) 17 мая. Этот указ наделил полномочиями директора Управления транспортом тыла (Office of defense transportation – ODT). Все вопросы были на усмотрение директора. Он мог делегировать свои полномочия общественным структурам и частным лицам (т.е. читай, назначал владельцев-частников своими временными помощниками).

Для "захвата собственности" - Указ президента, а для "избирательного призыва" - законодательство Конгресса.

В своем Указе Трумэн ссылается на Закон (без названия) от 29 августа, 1916 (39 Stat. 619, 645) и "Первый закон о военных полномочиях", 1941 (55 Stat. 838). В принципе при желании какой-нибудь недоброжелатель из Конгресса мог пригласить Трумэна в Верховный суд из-за ссылок на эти законы и признать этот Указ незаконным, так как при беглом чтении я как неспециалист вижу, что там юридические натяжки имеются. ""The President, in time of war, is empowered, through the Secretary of War, to take possession and assume control of any system or systems of transportation". Какая война? Лето 1946 года на дворе.


понятно, спасибо!

  • 1