lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

... (1865-1913): Восьмая глава (ч.2)

Продолжение войны ради империи

Для защиты своих азиатских интересов Соединенные Штаты полностью отдали себя делу завоеваний территорий для империи, и эта оценка справедлива не только лишь применительно к Филиппинам. Гавайская аннексия стала результатом этой войны. То же самое можно сказать про возобновление трений с Германией на Самоа. Умиротворению отнюдь не помогало и то, что Германия на протяжении всей войны занимала сторону Испании и что корабли Дьюи и малочисленный германский флот чуть было не сцепились друг с другом в заливе Манилы (*12).

Американская мощь сосредоточилась, однако, на Филиппинах и азиатском материке. Когда войска Агинальдо отказались подчиниться, Мак-Кинли, не колеблясь, начал наращивать американский контингент на островах. В какой-то момент его численность равнялась 30,000, а всего за 3 года конфликта там побывало 120,000 американских солдат. После всех своих высокопарных обращений к Конгрессу и речей перед лидерами Методистской церкви о совершенстве духа, идеалах и прочая, Мак-Кинли, подобно Вудро Вильсону, двум Рузвельтам и другим, что вступили в Белый дом после него, не чурался использовать новую военную силу США, созданную Второй промышленной революцией, и использовал ее решительно, без видимых сомнений, грубо и с полным размахом, если требовалось (*13). Около 2,000 американцев погибло в той войне, на 1,500 больше тех, что сложили свои головы в войне 1898 года, но Мак-Кинли никогда серьезно не рассматривал вариант вывода войск и достижения компромисса с Агинальдо. Не в его планах было позволить филиппинскому лидеру восстановить контроль над своим народом, фактическое руководством и эффективную власть над которым он демонстрировал на протяжении почти всего 1898 года, если верить отчетам и мнению консула США. Между тем как минимум 200,000 филиппинцев было убито в этих сражениях.

Цели Мак-Кинли, озвученные им в середине 1899 года, были четырехсоставными: «Сперва мир, затем правительство закона и порядка с честной администрацией, полная защита жизни, собственности, и оккупация под звездно-полосатым флагом». По мере того, как бои усиливались, градус жестокости с обеих сторон повышался, и число погибших увеличивалось. Президент обнаружил, что он вступил в кровавый конфликт без какого-либо просвета впереди, а ведь президентские выборы 1900 года уже были на носу. У него в распоряжении имелись отличные вооруженные силы, чьи офицеры получили повышения благодаря своим успехам в охоте за индейцами между 1865 и 1890 годами. Из 30 генералов, что служили на этой войне между 1898 и 1902 годами, 26, или 87 процентов, имели в своем послужном списке, схватки с индейцами. Трое из оставшихся четырех были с Запада. Сверх того, самые лучшие люди на самих Филиппинах, казалось, были на американской стороне. «Ведущие филиппинцы выражают свою уверенность в том, что мир установится на островах очень скоро» - писал домой генерал Элвелл Отис в мае 1900. Эти «ведущие филиппинцы», большая часть которых проживала в зажиточных кварталах Манилы, страшась Агинальдо из классовой ненависти, ранее уже подсунули Мак-Кинли плохой совет насчет «филиппинских взглядов» и поспособствовали просчетам президента в 1898 году (*14).

Президент попытался вернуть себе контроль над ситуацией, отправив сперва большее количество войск, а затем лично пропуская через цензуру новости о деятельности этих войск. Его внимание к деталям в том, что касалось доступа газетных корреспондентов к новостям и историй, которые скармливала им администрация, было впечатляющим. Когда репортеры на Филиппинах пожаловались наконец на то, что цензоры меняли само содержание статей до публикации, Мак-Кинли состряпал искусное обращение, в котором ему удалось скинуть вину на генерала Отиса. А ведь ставки были существенны в том, что касалось мнения прессы. В период между 1890 и 1909 годами совокупный тираж ежедневных газет США утроился. Американцы умели читать и относились к новостям со всей серьезностью, особенно если те публиковались в уважаемых партийных рупорах-журналах, с чьим общим мнением они обычно соглашались. Мак-Кинли со всей тщательностью организовал самую первую службу Белого дома по работе с прессой, нормируя новостные пайки своим обширным средствам массовой информации. Он потратил часть своего драгоценного времени, обрабатывая и поддерживая знакомство с репортерами, что также делал и государственный секретарь Хэй, который стал первым чиновником на этой должности, кто проводил регулярные еженедельные встречи с журналистами (*15).

Мак-Кинли также предпринял попытку воссоздать подходящую для него хронику событий и заручиться общественной поддержкой, назначив специальную комиссию в январе 1899 года (как раз до того, как Сенат начал голосование по вопросу мирного договора) для расследования филиппинского кризиса. Ее возглавил президент Корнелльского университета Якоб Гулд Шурман, который всем был известен как противник экспансии; однако, сам про себя Мак-Кинли знал (благодаря письму Шурмана президенту), что тот был пылким сторонником проникновения в китайскую торговлю, которая «без сомнения сейчас представляет для нас самый важный внешнеполитический вопрос». И снова президент внимательно поминутно отслеживал работу комиссии Шурмана, но ему нечего было беспокоиться. К удивлению многих комиссия пришла в заключению, в котором настоятельно убеждала удерживать Филиппины до того момента, когда, как выразился Шурман, филиппинцы будут в состоянии осуществлять «права и обязанности независимого суверенитета». В конце концов, как он писал своему другу в 1900, «непосредственным эффектом от нашего владения филиппинскими островами, по моему мнению, стало улучшение наших торговых возможностей на Востоке» - хотя «единственной целью» на обоих Филиппинах и Пуэрто-Рико, добавил незамедлительно Шурман, «должно быть благосостояние местного населения». Государственный секретарь Хэй симпатизировал Шурману: «У меня просто сердце разрывается при виде всех тех наказаний, что сбитые с правильной дороги филиппинцы сами насылают на свои головы, но этот процесс должен продолжаться до тех пор, пока они не научаться, не поймут, что именно принесет им мир. И вот тогда придет ваше время внедрить основы упорядоченного и благодетельного правительства для них». (*16)

В марте 1901 года офицеры армии США отыскали убежище Агинальдо в горах и подрядили туземное подразделение выслеживать его, и когда этот отряд коллаборационистов чуть было не погиб целиком из-за голода и Агинальдо послал им продовольствие, представителям армии США удалось застрелить его охранника и захватить филиппинского лидера. Восстание почти сошло на нет к 1901 году, и именно в этот год США основали крупную военно-морскую базу в Субик-Бей, где их ВМС находились вплоть до 1991 года, с перерывом на 1942-4 гг. Борьба, однако, полностью не прекратилась. Американские войска продолжали встречать сопротивление на других островах, особенно в период между 1902 и 1910 годами, а в случае местных жителей моро на Минданао аж до 1935 года. После возобновления стычек вашингтонские чиновники разрешили филиппинской жандармерии, получившей американскую подготовку, попытаться полностью выкорчевать восстание. Полицейские меры провалились. Как написал домой один высокопоставленный офицер армии США в 1909 году, когда с революцией предположительно уже давно было как покончено: «Мы собрали гражданское правительство, так называемое, но все повсюду носят с собой оружие на все мероприятия, даже когда идут искупать в море … Это гражданское правительство — фарс, призванный успокоить настроения в Штатах, и оно и минуты не продержится без военной силы» (*17).

Беспорядки и кровопролитие продолжались по многим причинам. Соединенные Штаты отказывались уходить: вместо этого в рамках комиссии 1901 года под председательством Уильяма Говарда Тафта они создали новое правительство, теперь контролируемое американцами. После 1905 года исполнительная власть находилась в руках генерал-губернатора, назначаемого президентом Соединенных Штатов. Единственные филиппинцы, включенные в работу центральной власти, были те, что принадлежали верхнему классу. В 1906 году в процессу управления были допущены первые главы провинций. Многие их них вошли в партию, что начала требовать незамедлительной независимости. Эти лидеры всё же выступали против радикально настроенных партизан, которые в своей борьбе против американского засилья устраивали многочисленные схватки и перестрелки на тысячах внешних островах. Что касается экономики, то Вашингтон ввел земельные и тарифные меры, которые повторяли то неравноправное распределение собственности, которое сложилось еще при испанском правлении. Огромные ломти отличных земель попали в руки американцев. Сахарный траст из США приобрел 80,000 акров в 1910 году, и даже сам Тафт ранее вложил свои средства в этот многообещающий актив. В целом Соединенные Штаты могли праздновать победу в 1901 году; в 1906 в «Чикаго Америкэн» даже проводили параллель между любимым национальным времяпровождением и внешней политикой, утверждая, что бейсбольный индивидуализм «является одной из причин, почему американские солдаты самые успешные в мире, способные вести бой без офицеров» (*18). Но боевые действия всё не заканчивались.

Даже армия США, со всем своим бейсбольным опытом и прошедшая через закаливающее горнило индейских войн, оказалась не в состоянии установить порядок и положить конец этой постоянной тектонической пляске. Или точнее, если верить некоторым дипломатическим посланиям американских консулов тех дней, они не были в состоянии восстановить порядок. Филиппинцы, согласно генеральным консулам США, были на пути к наведению своего собственного порядка в 1898 году. Интересы же Мак-Кинли витали где-то в других сферах, но только не в этой; он, как всегда, находился в поиске ответа на «наш самый важный внешнеполитический вопрос», как обозвал его Шурман, а именно, обретение новых окон возможностей в Азии. Что же касается Агинальдо, то он управлял своими плантациями вплоть до Второй мировой войны, затем он сотрудничал с японскими захватчиками против генерала Дугласа Макартура, командующего силами США на Тихом океане. Макартур был сыном Артура Макартура, того, кто положил конец восстанию Агинальдо в 1901 году.

(*12) Alfred Vagst, Deutschland und die Vereinigten Staaten in der Weltpolitik, 2 vols. (New York, 1935), 1:780-97; ….
(*13) D. Cameron Watt, Succeeding John Bull (Cambridge, 1984), 188, …
(*14) Записка, очевидно написанная самим Мак-Кинли 2 августа 1899, container 58, Cortelyou Papers; …
(*15) Hilderbrand, “Power and the People”, 161-6; …
(*16) Schurman to McKinley, December 10, 1898, container 58, Cortelyou Papers;. …
(*17) Russell Roth, Muddy Glory: America's “Indian Wars” in the Philippines, 1899-1935 (West Hanover, Mass., 1981); …
(*18) John A. Lankin, “Philippine History Reconsidered,” American Historical Review 87 (June 1982): 621-4; …

[незапрещенная в России организация "Исламский освободительный фронт Моро", MILF, на территории Автономного региона на мусульманском Минданао, втором крупном острове католических Филиппин, и сейчас продолжает вести повстанческую деятельность; именно сюда вполне мог перебраться бен Ладен после Судана]


Tags: США, Уильям Мак-Кинли, Филиппины
Subscribe

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Настоящие президенты никогда не сдаются

    Эндрю Джексон тринадцатилетним подростком служил вестовым, бегая между отрядами восставших колонистов. Попал в плен к британцам и, отказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments