lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

... (1865-1913): Шестая глава (ч.6)

Поворот 1896 года

Президентские выборы 1896 года отражали изменения, что произошли в стране после 1873 года, но не из-за того, что «партия войны» предопределила их результаты. Как это уже случалось неоднократно в американской выборной политике, форму тем итогам придали внутренние, а не внешние факторы. Важность выборов 1896 года состоит в том, что они были обусловлены (как и большая часть десятилетия внешней политики) длительной экономической депрессией, в особенности кризисом 1893-6 годов. Возвращающаяся во власть Республиканская партия являла собой политику нового политического согласия, нацеленного на разрешение этого кризиса, и Уильям Мак-Кинли как голос того консенсуса предопределил курс внешней политики США на протяжении последующих шестнадцати лет.

Катастрофа Демократической партии началась сразу же после обвала 1893 года. На выборах в Конгресс в 1894 году демократы, которые контролировали исполнительную ветвь и Конгресс на момент экономического краха, потеряли 113 мест в Палате представителей. До выборов они представляли 61% от численности всего Конгресса и 29% - после. В Новой Англии, где их позиции были сильны десятилетиями, их фактически изничтожили, когда их восемь представителей в Палате были низведены до одного («Детка-Фиц» Фицджеральд, дед Джона Ф. Кеннеди). Экономическая стихия бурей пронеслась по демократам, но последний гвоздь в крышку своего гроба забили все же они сами своим выбором кандидата. До середины 1890-х многие этнические группы отдавали особое предпочтение демократическим принципам, потому что те подразумевали ограниченное правительство, оставляющее их в покое. Уильям Дженнингс Брайан, демократический кандидат в президенты в 1896 году был, однако, пиетистом со Среднего Запада, глубоко верующим в идею исправления общества и протестантскую миссию. Его оппонент, Уильям Мак-Кинли, умышленно проигнорировал традиционную набожность республиканцев и провел более содержательную кампанию — сродни тем ранним кампаниям, на которых он руку набил, будучи членом Палаты представителей, а затем губернатором, в политических джунглях многонационального Огайо. В результате он существенно преуспел среди иммигрантских и городских групп, которые до этого в 1894 году голосовали за демократов (*34).

Внешнеполитические вопросы находились на задворках выборной повестки. Демократическая платформа делала традиционные реверансы в сторону Доктрины Монро и выражала свое «сочувствие» кубинцам, желая им успехов в их революции, что разразилась годом ранее. Республиканцы уделяли больше внимания зарубежным делам. Они просили государство начать «контролировать» Гавайи (не упоминая напрямую аннексию), построить канал в Никарагуа, приобрести военно-морскую базу в Датской Вест-Индии, неукоснительно следовать заветам Доктрины Монро и «способствовать уходу европейских держав из этого полушария», включая уход Испании из Кубы — или «предложить посреднические услуги США для восстановления мира и предоставления независимости Острову». Лидеры Популистской партии поддержали Брайана и заняли сильную прокубинскую позицию, частично из-за того, что такая позиция была очень популярна на Западе, где в это время как раз подымалась военная лихорадка, и частично по той причине, что они надеялись обрести привлекательность в глазах тех, кто обычно не любил Популистов из-за их страсти к идее чеканки серебряной монеты. Мак-Кинли делал упор на тарифной политике протекционизма в сочетании с принципом взаимности в торговле. Британцам Мак-Кинли не нравился до тех пор, пока они не увидели, что Брайан, со своим кличем в защиту серебра («Золотой монометаллизм — это происки британской политики» - протрубили информационные стенды Демократов) был намного хуже. В конце концов, Мак-Кинли провел не только хорошо профинансированную и высоко организованную кампанию, которая смогла дотянуться до умов и симпатий густонаселенных городских агломераций в штатах Среднего Запада и Северо-востока, но ему еще и банально повезло, когда положительный торговой баланс США выстрелил с $46 миллионов в последней трети 1895 года до $96 миллионов в соответствующем периоде 1896 года. Это раздувшееся торговое сальдо, в дополнении к замедлению темпов продаж европейцами облигаций США и неожиданному росту мирового производства золота, привело к ввозу в страну этого драгоценного металла в больших количествах, что повысило цены, разогнало экономические тучи и притупило интерес населения к серебру (*35).

Мак-Кинли выиграл 271 электоральных голосов против 176 Брайана, но что более примечательно, у него получилось выжечь трудновыводимое тавро результатов промежуточных выборов 1894 года на шкуре американских органов власти. Республиканцы превратились в столь доминирующую силу на более населенном и богатом Севере, тогда как Демократам оставалось довольствоваться более бедным Югом, что не только Республиканская партия находилась на вершинах власти все последующие, за вычетом восьми, 36 лет, но и появившиеся вследствие этой победы однопартийные штаты [прим.: штаты, исполнительная и законодательная власть в которых находятся под контролем одной партии] привели к упадку интереса граждан к участию в выборах. Американская элита — банкиры, промышленники и крупные коммерческие фермеры, возглавляемые Мак-Кинли — тем самым успешно отгородились от радикализма. Внешнюю политику теперь можно было вести на основе сплоченного растущего общепартийного согласия с минимальной опасностью того, что произойдет внезапный крен или разворот вроде того, когда Кливленд отказался довести до конца решение Гаррисона аннексировать Гавайи в 1893 году. Результаты этих выборов были мечтой любого президента. С понятным облегчением Мэхэн писал другу после выборов, что это было «самое важное» событие при его жизни и что он «не исключает возможности гражданской войны». Платформа Брайана, «неправильная и даже революционная», была отринута (*36). Мэхэн и Мак-Кинли теперь были готовы выпрыгнуть из хаоса середины 1890-х и вскочить на пьедестал империи с заморскими владениями в новом двадцатом столетии.

[конец главы]

(*34) Joel Silbey and Samuel McSeveney, eds., Voters, Parties, and Elections (Lexington, Ky., 1972), 186-90; …
(*35) Official Proceedings of the Democratic National Convention, 1896 (Washington, D.C., 1896), 192; …
(*36) Walter Dean Burnham, “The Changing Shape of the American Political Universe”, in Burnham, The Current Crisis in American Politics (New York, 1982); …

[республиканская карикатура на демократа Уильяма Дженнингса Брайана во время выборов 1896 года; Популист-Брайан пожирает Демократическую партию - намек на то, что риторика демократа Брайана была не отличима от риторики Популистов и что якобы Популисты привели Демпартию к поражению; Брайана мы еще встретим накануне Первой мировой войны на посту государственного секретаря]

Tags: США
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments