lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

... (1865-1913): Пятая глава (ч.4)

Даже в то время, когда Соединенные Штаты помогали отделить Корею от Китая и в 1882 году разорвали пакт от 1880 года, запретив китайским работникам въезд в США, американцы продолжали развивать свои экономические и политические связи с Китаем. В договоре Сьюарда-Бурлингейма Вашингтон пообещал следовать политике невмешательства в дела внутреннего развития Китая. На протяжении 1880-х чиновники США утверждали, что они хотели сохранения статус кво; не мечтая о китайских территориях для самих себя, они также не желали земельных приращений и для других держав. Но, как обычно это бывает, существовали противоречия. Миссия Шуфелда в Корею нарушила статус кво, и посланник США в Китае Джон Расселл Янг заявил в 1880-е, что его первейшей задачей является защита притязаний США в Китае (*20).

Американские претензии и вмешательство возросли после 1885 года, когда Чарльз Денби стал посланником США. Будучи предпринимателем из железнодорожной среды, Денби поддерживал близкие связи с другими строителями железных дорог, в особенности с Джеймсом Харрисоном Уилсоном из Уилмингтона, штат Делавэр, а это был родной город государственного секретаря Баярда. В воображении Уилсона Китай и Корея соединялись и превращались в один большой рынок для американских товаров. Баярд заверил нью-йоркского бизнесмена, что Денби понимал, что его задача - всецело помогать компаниям из США, а амбициозный Уилсон был готов своими решительными действиями «заставить дребезжать и подскакивать фарфоровый сервиз в государственном буфете». Подобные уверения были подобной елею на душу, особенно для текстильных фабрикантов с Юга и журналов, принадлежащих железной и стальной промышленности, которая призывала незамедлительно и всецело вступить в гонку за китайский рынок. Тесно сотрудничая с Ли Хунчжаном (Li Hong-zhang), возглавившим процесс китайского развития в 1870-е и 1880-е, синдикат из Филадельфии попытался основать банк для финансирования железнодорожного строительства, но внутриполитические китайские игры прикончили этот проект на корню (*21).

Энтузиазм, который деловое сообщество испытывало применительно к китайскому рынку, по своему накалу был сравним с отчаянной решимостью американских миссионеров, вложивших все свои силы в китайский проект (go for broke determination). Эра с 1880-х по 1920-е стала золотым периодом в миссионерской деятельности, особенно заметно это было на Ближнем Востоке, где они оказались глубоко вовлечены в дела Турции и Северной Африки, и на Дальнем Востоке. На встрече протестантов в Китае в 1890 году была сформулирована потребность призвать еще 1000 евангелистов в течение 5 лет; более 1100 миссионеров приехало в означенный период, и среди них подавляющее большинство было американцами, не смотря на бурления, вызванные японско-китайской войной 1894 года.

Причины этого вторжения были многочисленны. У себя на родине церквям бросала вызов новая дарвиновская наука, и социальный статус церкви неожиданно попал в осаду, обложенный со всех сторон светскими требованиями (и прибылями) промышленной перестройки общества. Фундаменталистские лидеры, такие как харизматичный Дуайт Л. Муди, встретили дарвинизм пылким повторением основ и догматов ветхозаветной религии и приказом к своим верующим проявить себя и привести в лоно церкви новых последователей. Экспансия для религии стала потребностью в той же самой манере, что и для сталеплавильных комбинатов Карнеги; один миссионер выразился так: «Христианство — это религия, которой впрок себя не сберечь» [will not keep; отсылка на стихотворение Хаусмана А.Э. «Побудка»?]. Другие же реагировали на дарвинизм попыткой адаптировать его, включить в себя его социал-дарвиновский вариант. Возможно, впереди всех здесь был Джосайя Стронг, священник-конгрегационалист, чья книга «Наша страна» разошлась тиражом в 175,000 копий в 1880-е и была переведена на азиатские и европейские языки. Его лекции были столь же востребованы, что и его книги. Послание Стронга было победной песней англо-саксонского экспансионизма; оно излагало обычные для дарвинизма постулаты, обосновывая вывод, что исторически империя переместилась из Персии в Грецию, найдя свой расцвет «на нашем всемогущем Западе, где она и останется, так как более нет никакого Запада там вдали; за пределами Востока». Стронг верно следовал логике своего аргумента и к 1902 году уже стоял во главе целого движения проповедников-евангелистов.

Подобный заразительный энтузиазм с легкостью нашел себе дорогу в женские клубы, что повсеместно распространились после 1870 года, став крайне важным спонсором миссий как дома, так и за рубежом. Энтузиазм в особенности поразил колледжи. «Студенческое волонтерское движение для проповеди иностранцам» (SVM) стало частью переживающих свой расцвет движений YMCA и YWCA в период после 1887 года, открыв отделения практически на всех университетских кампусах в США. К 1914 году «студенты-волонтеры» имели около 6000 миссионеров за рубежом. Нигде уровень страсти и энтузиазма не был столь высок, как в Йельском университете, из стен которого вышли трое самых громогласных поборников идеи спасения и искупления Китая — Гораций Питкин (обезглавлен китайцами во время боксерского восстания), Шервуд Эдди и Генри Люс (отец основателя журналов «Тайм», «Форчьюн» и «Лайф»). Все трое мужчин следовали в Китае девизу «Студенческого волонтерского движения»: «Евангелизация всего мира уже при жизни нашего поколения». Попавшие под запрет в Китае до 1850-х и встречающие ожесточенное сопротивление со стороны китайских властей после, христианские проповедники к 1898 году сумели проникнуть в каждую китайскую провинцию, а также Маньчжурию. Они также последовали за Горацием Алленом вслед за его проникновением в Корею и способствовали отделению этой страны от цинского Китая, чтобы там китайский антихристианизм более не путался под ногами (*23).

Как иллюстрируют их взгляды на Корею, миссионеры отнюдь не были политическими любителями (аматёрами). Они прекрасно понимали суть растущего противоречия между общественной поддержкой в США китайской территориальной целостности и автономии с одной стороны и, с другой стороны, американскими частными и общественными требованиями концессий, полных прав и защиты американских граждан. «Все проявления Провидения указывают нам в западном направлении» - так утверждал один миссионер в 1890 году - «Китай открыт для Благой вести сейчас, но это будет не так, стоит ему только окрепнуть и стать достаточно сильным, чтобы самому диктовать содержание подписываемых договоров... Пробил час возможностей». Священная миссия не терпела отлагательств. Один лидер конгрегационалистов аргументировал, что миссионеры «закладывают основы империй, и мы сейчас придаем форму будущему великих народов и могучих государств». Большая часть этого будущего выстраивалась вокруг идеи процветания. Как вестник «Конгрегационалист» отметил, «торговля приходит вслед за миссионером» (*24). Ни один миссионер не выразил эту мысль столь емко и ясно, как Исаак Тейлор Хедленд, который приступил к своему служению в 1893 году. В своих мемуарах 1912 года он вспоминал:

«Если бы меня попросили привести пример наилучшей формы рекламы для Америкэн Стил Траст или Стандарт Ойл или Балдвин Локомотив Воркс … или швейной машинки Зингер, или любого из дюжины величайших деловых концернов, то я бы ответил, опирайтесь на поддержку одной или двух или дюжины миссий, на образовательный институт, на госпиталь, амбулаторию или сотню местных проповедников или учителей. Каждый из тех, кто поможет вам, станет, сознательно или бессознательно, проводником ваших товаров, и великая церковь, чьими представителями они являются у нас в нашей стране, станет там вашим рекламным агентом» (*25).

Не все соглашались с вышесказанным. Э.Л.Годкин, редактор «Зе Нэйшн», отметил, что когда миссионера высылают, выкидывают из страны, то «он создает впечатление разъяренного зверя, у которого вырвали из когтей его законную жертву, добычу». Годкин, без сомнения заметивший отправку военных кораблей США к берегам Китая и на Ближний Восток в 1893-4 для защиты миссий и прочих американских интересов, саркастично добавил, что миссионер ждет от армии США «постоянной боевой готовности, солдаты должны стоять с примкнутыми штыками, пока тот проповедует мир на всей земле и добрую волю в отношении всех людей». Слова Годвина не были гиперболой. Коммандер канонерки США на Янцзы писал домой в 1891 году, «что миссионерская работа добилась экстраординарного успеха … их число растет, и денежные ресурсы, что стоят за их спинами, кажутся безграничными». Он также отметил, однако, что причина, по которой в регионе царит спокойствие, «лежит целиком и полностью в …. присутствии канонерок» (*26).

«Мы, более любой другой державы, обязаны держать тихоокеанскую торговлю — торговлю с Китаем и Японией» - так писала одна нью-йоркская деловая газета в 1894 году. Благословения Запада американцы подкрепляли гарантиями канонерок, провозглашая, что политика «Открытых дверей» в отношении Китая была столь важна, что даже сами китайцы не имеют право закрыть их. Как только Корея вышла из под китайского контроля, Китаем стало сложнее управлять и манипулировать, великие державы начали сжимать свой круг, Япония замерла перед нанесением своего удара, и все допущения и предположения внешней политики США вновь вошли в повестку дня. Как когда-то предвещал Джон К. Фейрбэнк, так и случилось: на самом деле, как только китайская власть пошатнулась, привилегированные и защищенные миссионеры приобрели чрезвычайное влияние на определенную китайскую аудиторию, и «через это взаимодействие протестантские миссии принялись вносить свой вклад в китайский революционный процесс» (*27).

Вашингтон также не отступил перед лицом надвигающегося хаоса. Возможности, открывшиеся перед миссионерами и концессиями на величайшем из всех потенциальных рынков, заставляли закрыть глаза на разваливающийся порядок, и, следовательно, отказываться от поддержки принципа китайского самоуправления, каковое стало все сложнее осуществлять по мере того, как страна все больше и больше дестабилизировалась. Надежды на то, что Япония поможет поддержать порядок в регионе, не было. Коммандер азиатской эскадры докладывал в Вашингтон в 1893 году, что «Япония скорее всего прибавит нам головной боли на Гавайях», а также «она озабочена увеличением своих владений» в Азии. Он процитировал одного японского военно-морского офицера, который сказал следующее: «наша цель превратить Японию в Великобританию Тихого океана». Коммандер ВМС США также процитировал бывшего министра иностранных дел Японии, который заявил, что строительство канала на перешейке — это замечательная идея, так как она поощрит «японскую эмиграцию в Центральную Америку и даже Мексику» (*28).

Соединенные Штаты и Япония прошли долгий путь с 1868 года. Каждая из этих двух стран теперь надеялась навязать свой собственный порядок значительной части Азии. Вместо обретения порядка были посеяны семена одной из величайших революций двадцатого века, спусковым крючком к которой стала погоня двух государств вслед за возможностями.

[конец пятой главы]

(*20) Warren Cohen, America's Response to China, 2d ed. (New York, 1980), 34-5; Plesur, “Looking Outward,” chap. 7.
(*21) Tansill, Bayard, 422-31; Tyler Dennett, Americans in Eastern Asia (New York, 1922), 579-80.
(*22) Josiah Strong, Out Country (New York, 1885), 29.
(*23) John F. Fairbank, “Introduction,” and Clifton J. Phillips, “The Student Volunteer Movement and its Role in China Missions, 1886-1920,” in John K. Fairbank, ed., The Missionary Enterprise in China and America (Cambridge, Mass., 1974), 1-19, 91-109; …
(*24) Public Opinion, February 8, 1890, 432; Ralph Dewar Bald, Jr., “The Development of Expansionist Sentiment in the United States, 1885-1895, as Reflected in Periodical Literature,” (Ph.D. Diss., University of Pittsburgh, 1953), 92-9.
(*25) Isaac Taylor Headland, Some By-Products of Missions (Cincinnati, 1921), 33-4.
(*26) Bald, “Development of Expansionist Sentiment,” 106-9, has the Godkin quotation; …
(*27) Fairbank, “Introduction,” and Arthur Schlesinger, Jr., “The Missionary Enterprise and Theories of Imperialism,” in Fairbank, The Missionary Enterprise, 10, 371-3.
(*28) Belknap to Herbert, Area 10 file, box 9, January-June 1893 folder, Naval Records, NA, RG 45.

[евангельская хоровая песня, госпел «Верните мне ту самую стародавнюю веру», Give me that old-time religion]


Tags: Китай, США
Subscribe

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Настоящие президенты никогда не сдаются

    Эндрю Джексон тринадцатилетним подростком служил вестовым, бегая между отрядами восставших колонистов. Попал в плен к британцам и, отказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments