lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

... (1865-1913): Пятая глава (ч.3)

В 1887 плантаторы нанесли свой удар. Во время событий, которые они сами называли «революцией», они потребовали у слабого короля Калакауа подписать новую конституцию, согласно которой фактический контроль переходил к тем белым, чья наличная собственность удовлетворяла существенным имущественным критериям. Баярд помог этому начинанию. Он выдал посланнику США карт-бланш на всестороннюю поддержку белых плантаторов, включая право высадки американских войск, если потребуется. Таковой интервенции не потребовалось в 1887 году, но два года спустя американские солдаты все же высадились на островах во время вспышки насилия. В 1890 году сторонники аннексии потеряли контроль над правительством; возглавляемые Лоррином А. Тёрстеном, который дергал за ниточки выступления 1887 года, они теперь готовились к второй «революции». В это самое время интересы Канадской тихоокеанской железной дороги и Великобритании стали более заметными. Британский посланник в Соединенных Штатах, Юлий Паунсфот, предложил государственному секретарю Блейну в 1890 году, что обоим государствам следует связать себя обещанием гарантировать независимость Гавайев. «Мистер Блейн» - вспоминал потом Паунсфот - «в очень взволнованной манере ответил мне, что Соединенные Штаты ни в коем случае не будут делать этого или чего-либо похожего» (*14).

Затем молот опустился со всего маха на наковальню. Положение о принципе взаимности в Тарифе Мак-Кинли от 1890 года не только внесло сахар в список товаров, не попадающих под взимание пошлины, и позднее через отдельный договор предоставило кубинскому сахару право преимущественного импорта, но также откупилось от внутренних сахарозаводчиков с помощью субсидии в 2 цента за фунт. Гавайская экономика вошла в штопор. Возможно, Гаррисон, Блейн и Мак-Кинли предвидели этот результат; очевидно, что у них были заготовлены дополнительные меры, так как они сразу же выступили с заявлением, что новый тариф не оказал никакого воздействия на договор 1887 года или аренду Пёрл-Харбора. Антиамериканская группа перешла в наступление в 1891 году, поставив во главе государства королеву Лилиуокалани, которая, как предостерег Блейна посланник США Джон Стивенс, «имеет крайние представления о суверенной власти». Стивенс также отправил столь много сообщений в Вашингтон, утверждая, что британцы и канадцы готовились нанести свой удар на островах, что Гаррисон даже стал писать о своих зародившихся страхах в личной переписке. Небольшие плантаторы, по которым новый тариф ударил сильнее всего, готовились к захвату власти. Чиновник ВМС США рапортовал в Вашингтон, что если восстание вспыхнет, «то это будет очередная типичная борьба англо-саксонской расы с более слабыми этническими элементами». Однако, на случай, если он все же просчитался и недооценил противника, военные силы США располагались неподалеку от островов (*15).

Тариф 1890 года спровоцировал политическую войну на Гавайях. Белые плантаторы и королева маневрировали в борьбе за власть, и королева выигрывала вплоть до 1893 года, когда она издала конституцию, что предоставила ей расширенные права и полномочия. Тем самым она перегнула палку. Когда она попыталась отыграть назад и отказаться от части своих конституционных притязаний, уже было поздно. Сторонники аннексии, поощряемые Блейном, приготовились к решительным действиям. Американские моряки высадились 16 января 1893 года для защиты американской собственности. Аннексионисты захватили власть, не встретив существенного сопротивления. В последние дни своего пребывания на посту президент Гаррисон отправил договор об аннексии в Сенат. Развернулись общенациональные дебаты. Издание «Ревью оф Ревьюз» утверждало, что Гавайи были исключительно важны для американцев из-за «своего центрального положения в тихоокеанской торговле» и связывало острова с важностью китайского рынка. Оппоненты, однако, словами независимого «Бостон Геральд» оспаривали это обоснование: «С точки зрения торговли аннексия не дает нам ничего такого, чем мы еще не владеем , тогда как политически союз принесет нам новые проблемы расового типа, которые добавятся к уже имеющимся». Новый президент-демократ, Гровер Кливленд, и его государственный секретарь, Уолтер Квинтин Гришам, согласились с оппозицией. Кливленд отозвал договор об аннексии. Гришам особенно опасался последствий колониальной политики, которая растягивала действие Конституции над столь дальними водами. Все же он не поленился проинформировать иностранные державы, что, произойдет аннексия или нет, для всех остальных доступ на Гавайи был закрыт. Гришам, как и «Бостон Геральд» считал, что Соединенные Штаты уже получали все возможные выгоды и привилегии и что им не следует связывать себя политическими обязательствами (*16). Последовало еще четыре года экономического беспорядка в Соединенных Штатах, а потом вернулся Мак-Кинли, теперь уже в ипостаси президента, который аннексировал Гавайи и завершил процесс, что был ускорен его законом о тарифах от 1890 года.

Азия: товары, Бог и канонерки

В эпоху после 1865 года внешняя политика США последовательно формировалась по принципу использования подвернувшихся шансов и возможностей, светских и религиозных, в ущерб стабильности и порядку. Серия гавайских выступлений после 1870-х — это один пример. Нигде, однако, этот выбор не был столь очевидным, а последствия столь огромными, как это было в Азии. Торговцы и дипломаты, подталкиваемые экономическим кризисом после 1873 года, способствовали сталкиванию хрупкого азиатского баланса сил в круговорот серии войн. Миссионеры, сдвинутые с места угрозами научного прогресса и секуляризма, что бросали вызов их вере в их же родной стране, были решительно настроены доказать обществу свою ценность и ценность своих религиозных верований путем прозелитизма в регионе, который в их глазах был самой благодатной почвой для евангелизации; они также внесли вклад в дестабилизацию уже разрушающихся Кореи и маньчжурской династии.

Сьюард основывал внешнюю политику США в Азии на двух принципах: применение силы и сотрудничество с другими державами. В политике применительно к Китаю эти принципы сохранялись на протяжении почти трех четвертей столетия. В отношении Японии, однако, эти принципы были нарушены уже через десятилетие. В 1870-х, что стали историческим поворотом, давшем хорошее представление о будущем подходе Вашингтона ко всему Дальнему Востоку, чиновники США откололись от своих европейских коллег и в одностороннем порядке стали помогать Японии, которая с 1868 года трансформировала свое правительство и модернизировала страну по западным промышленным лекалам, и эта амбициозная задача была ими успешно выполнена. Посланник США в Японии в середине 1870-х, судья Джон А. Бингхэм, запустил процесс, благосклонно отнесясь к японским требованиям о тарифной автономии, понимая, что японско-американское сотрудничество могло подорвать мощные британские позиции на японском рынке. Взгляды Бингхэма на подъем Японии были усилены в 1876 году, когда Токио подписал пакт напрямую с Кореей. Этот договор впервые вырывал данника Корею из ее полувассальных связей с Китаем и сигнализировал о грядущей драматичной перетряске силового баланса и отношений в регионе, причем инициатива по пересмотру исходила преимущественно от Японии. В договоре от 1878 года Соединенные Штаты к большому неудовольствию европейцев предоставили Токио существенные права тарифной автономии. Британцы были в состоянии извести эти уступки на корню, но Соединенные Штаты (опять же преодолевая британские протесты) в 1880-е методично двигались к отмене прав экстерриториальности. Тем самым Вашингтон показывал, что он скорее ставит на будущее Японии, чем Китая или Кореи, в Азии (*17).

Соединенные Штаты затем довели дело до конца, скопировав японский пример и перенеся его на Корею, открыв ее перед западными интересами. Некоторые американцы, особенно из Калифорнии, призывали получить доступ в Корею еще в 1870-е. Японский договор, признавший отделение Кореи от Китая, выступил в роли рычага. Государственный секретарь Джеймс Г. Блейн и контр-адмирал Роберт Шуфелд (Schufeldt) обеспечили инициативу. Вообще-то интерес Блейна в Азии был вторичен по отношению к его вмешательству в латиноамериканские дела, но в ноябре 1881 года он все же проинструктировал Шуфелда заключить договор с Кореей, потому что ее порты «находятся так близко к Японии и Китаю» и их «следует открыть для нашей торговли и удобства кораблей нашего военно-морского флота». Шуфелда уговаривать не было необходимости. Он уже активно сотрудничал с китайцами, улучшая их военно-морские силы, и в его представлении это была очередная возможность цивилизовать Азию. Выступая перед аудиторией в Стэмфорде, штат Коннектикут, он сказал:

«Всё, что излучает свет, приходит с востока — солнце восходит на востоке, и эта Звезда империи начинает свое движение в западные уделы — поэтому Китаю следует смотреть на берега Америки в поисках новой Цивилизации и энергичного восстановления своих сил. Это природный ход вещей и событий, такова истинная поступь человеческого прогресса, неотразимый поток людской волны.

Цивилизация придет из Калифорнии, она будет грубовата и неотесанна, но преисполненной симпатии и самых добрых пожеланий; она, возможно, будет брыкаться и слегка бить, ругаться и исходить потом, но она пожмет протянутую ей руку и, если понадобиться помощь, подставит плечо друзьям с косичками...

Тихий океан — это океанская невеста Америки, а Китай, Япония и Корея и их бесчисленные острова, ожерельем окружая ее, - подружки невесты. Калифорния — это брачное ложе, свадебный альков, куда все богатства Востока стекутся, чтобы отпраздновать венчание. Давайте же мы, американцы, … решим, пока это в нашей власти, что ни одному нашему торговому конкуренту или враждебному флагу не удастся безнаказанно плавать по великим волнам Тихого моря» (*18).

Договор Шуфелда от 1882 года с Кореей предоставил американцам право проживать в портовых городах, участвовать в принятии решений по вопросам установления тарифных ставок, привилегии экстерриториальной защиты и власть покончить с торговлей опиумом. Пакт еще сильнее ослабил влияние китайской империи, которая считала Корею свою данником. Блейн, Баярд и другие чиновники США считали, что Соединенные Штаты могли извлечь выгоду из этой слабости и в конце 1880-х Баярд уже рассказывал ключевому дипломату США в Корее, Хорасу Аллену (Horace Allen), куда обратиться за кредитами в Калифорнии, если нью-йоркские банкиры не вызывались помочь. Аллен не нуждался в дополнительном поощрении. Будучи набожным пресвитерианцем, Аллен стал одним из первых протестантских миссионеров в этой стране, в которой царили антихристианские агрессивные (вплоть до насилия) настроения (оказавшись в Корее, он попытался выкинуть из страны римо-католиков). К середине 1880-х Аллен уже меньше беспокоился о спасении душ, чем о помощи американцам в деле зарабатывания денег, включая самого себя, и о коллекционировании ценных предметов корейского искусства. Он близко сотрудничал с прогрессивной, прояпонской партией, которая желала полностью оторвать Корею от Китая и модернизировать ее, в особенно посредством выдачи концессий Аллену и его друзьям. В 1884 году эти изменения вызвали взрыв кровавых антияпонских выступлений в Корее. Но Аллена это не остановило ни на секунду. В 1889-90 годах он работал с Блейном и фирмой Мортон-Блисс (что принадлежала вице-президенту Леви П. Мортону), приобретая разнообразную корейскую собственность, включая права на возможно самые богатые золотые прииски в Азии. Аллен ослаблял Китай (и Корею) и подыгрывал Японии. Японцы все еще не были готовы к войне во время вспышки насилия 1884 года. Через десятилетие их готовность возрастет, и баланс сил в Азии будет окончательно изменен (*19).

(*14) Pauncefote to Salisbury, January 10, 1890, Papers of Lord Salisbury, Oxford, England; …
(*15) Sylvester K. Stevens, American Expansion in Hawaii, 1852-1898 (Harrisburg, Pa., 1945), 187-203; …
(*16) Homer E. Socolofsky and Allen B. Spetter, The Presidency of Benjamin Harrison (Lawrence, Kan., 1987), 200-6; …
(*17) W.G. Beasley, The Rise of Modern Japan (London, 1990), 142-4; Payson Treat, Diplomatic Relations Between the United States and Japan, 2 vols (Stanford, 1932), 2:2-7, 48-55.
(*18) F.C. Drake, The Empire of the Sea: A Biography of Rear-Admiral Robert Nelson Schufeldt (Honolulu, 1984), chap. 5, esp. 116; …


[китайские друзья с косичками, pig-tailed friends]

Tags: Гавайи, США, Япония
Subscribe

  • ... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

    Доминиканская интервенция Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

    Управляя Карибской империей Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса.…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

    Блестящая война, превосходные острова Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments