lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

... (1865-1913): Четвертая глава (ч.4)

В поисках канала

В 1870 году, по запросу Фиша, все консулы и посланники США в Латинской Америке направили ему детальные отчеты о состоянии американской торговли в полушарии. Эта первая подобного рода систематическая попытка проанализировать коммерческие дела, как и последующая серия отчетов, указывала на имеющиеся преимущества конкурентов из Европы и, среди прочих выводов, отмечала потребность иметь канал на перешейке, который помог бы ослабить хватку британской торговли на тихоокеанском побережье Латинской Америки (*18). Сьюард в свое время безуспешно попробовал выбить договор для постройки водного пути под контролем США. На протяжении последующих двух десятилетий вашингтонские чиновники, возглавляемые Эвартсом и Блейном, установили и зафиксировали ряд прецедентов, которые в конце концов привели к отмене договора Клейтона-Булвера и подписанию пакта Хэя-Паунсфота, передавшему североамериканцам контроль над каналом.

Эвартсу довелось работать со Сьюардом еще в 1860-е, соблазняя инвесторов планами канала, а в 1878 году он уже с поста государственного секретаря предупреждал европейцев о недопустимости вмешиваться в дела Центральной Америки для выбивания долгов, что стало ключевым прецедентом для позднего оглашения Поправки Рузвельта (Roosevelt Corollary) к Доктрине Монро в 1904 году, которая наделила Штаты полномочиями полицейского во всем полушарии. Задача по обретению канала, однако, очень скоро вылилась в кризис в 1879 году, когда Фердинанд де Лессепс, построивший Суэцкий канал, объявил о планах своей французской фирмы прорыть панамский канал. Эвартс и Хейс выступили с предупреждением, что, как сказал сам президент, «Соединенные Штаты должны контролировать этот великий водный путь». Не только Доктрина Монро, но и «процветание и безопасность страны» требовали, чтобы «канал находился в американских руках или же вообще не будет никакого канала». Чтобы наполнить должным весом свою точку зрения в 1880 году, он отправил два военных корабля к берегам Никарагуа и Панамы (*19).

Блейн затем сделал шаг вперед, заявив британцам в 1881 году, что договор от 1850 года требовалось видоизменить сообразно американским уточнениям. Он аргументировал тем, что у Соединенных Штатов имелись обширные интересы в регионе, особенно учитывая быстрое развитие тихоокеанских штатов, которые были «имперскими по своим масштабам», нуждаясь в растущей экспортной торговле. Блейн также проинформировал британское правительство, что «Великобритания по сравнению с Соединенными Штатами всегда было дурным и несправедливым государством». Подобное отношение и не прекращающееся дерганье британского льва за хвост в политических кампаниях, нацеленных на получение голосов ирландских избирателей, в конце концов привели к закономерному результату: Блейн стал персоной нон грата в кабинете британского премьер-министра. Лишенный возможности высказываться публично после проигранной президентской кампании, Блейн впрочем предугадал последующее развитие событий. Его преемник, Фредерик Фрелингуйсен, просто проигнорировал договор от 1850 года и в 1884 году подписал договор Фрелингуйсена-Савала напрямую с Никарагуа, который предоставил эксклюзивные права на канал Соединенным Штатам. Сенат проголосовал голосами 32-23 за ратификацию договора, и ему не хватило всего немного голосов для получения необходимых двух третей. Полученное большинство, однако, а также вышколенное голосование сообразно генеральной линии партии (все республиканцы с энтузиазмом выступили в пользу договора) показали, что дни договоренностей 1850 года были сочтены. В 1882 году Эндрю Карнеги писал Блейну: «Вы абсолютно правы. Америке суждено контролировать всё и вся на этом континенте. Это уже решенный вопрос... Никаких совместных договоренностей, никаких впутывающих альянсов с монархической стоящей на пороге войны Европой. США в одиночку наставят этот континент на путь истинный» (*20).

Взаимодействие с революциями

Помимо колумбийской провинции Панама прочие части Латинской Америки также пребывали в брожении. Так называемая Тихоокеанская война, что разразилась в 1879 году и шла до 1883 года между Чили и Перу, больше всего тревожила умы американских чиновников. Эта война была вызвана стародавним соперничеством, борьбой за рынки сбыта на тихоокеанском побережье и спорные участки залежей гуано. Для Блейна, однако, большую тревогу вызывали торговые преимущества Великобритании в регионе и их сильная поддержка Чили. Больше всего на свете он и Фрелингуйсен желали остановить вмешательство европейских держав в дела этих стран. Чтобы достичь этой цели, Блейн решил в 1881 году, что торговое доминирование США в полушарии требовало от него положить конец всем войнам, из которых европейцы могли бы извлечь выгоды для себя (*22). Мир, утверждал он, был необходимым условием для американской торговли, по крайней мере до тех времен, пока Соединенные Штаты сами не станут достаточно сильны, чтобы давать отмашку началу военных действий и самим извлекать их них пользу.

Поэтому Блейн разослал приглашения латиноамериканским государствам, дабы обсудить эти вопросы на исторической конференции в Вашингтоне. Ему пришлось покинуть свой кабинет после смерти президента Джеймса Гарфилда в 1881 году, и конференция так и не была проведена. Но другие деятели, включая Баярда и членов обеих партий в Конгрессе, а также влиятельных представителей делового сообщества, включая Карнеги, сохранили интерес к этому мероприятию. Баярд разослал свежую стопку приглашений как раз перед тем, как Блейн вернулся на работу в Государственный департамент в 1889 году. Первая панамериканская конференция безусловно отметила важный поворот в межгосударственных отношениях в полушарии, даже если на ней и не были решены все поставленные задачи, как на то надеялся Блейн. В 1820-е года Генри Клей стал автором выражения «Добрый сосед», чтобы описать правильный подход к Америкам, а один из друзей Блейна как-то выяснил, что «он [Блейн] с пиететом относился к Генри Клею, считая его основоположником идей, что легли в основу» латиноамериканской политики. Подход и идея Добрососедства на конференции 1889-90 позволили основать арбитражную комиссию (собрание) для оказания помощи в разрешении споров, привели к принятию рекомендации проложить железную дорогу, что связала бы Северную и Южную Америки, а также основали Торговое бюро американских республик (или Панамериканский союз — именно под этим названием эта организация будет знакома публике позднее). На конференции была отвергнута идея о единой серебряной монете. Что самое примечательное, латиноамериканцы отклонили предложение Блейна о таможенном союзе. Тарифная политика Соединенных Штатов и их исторические экономические узы с Европой делали невозможным построение единого рынка полушария — таков был аргумент южных делегатов (*23).

Из этой проигранной схватки за таможенный союз Блейн воспрял, полный решимости привести тарифы периода после 1861 года в соответствие с экономической реальностью 1890-х. А реальность была такова, что в США производилась целая прорва промышленных товаров, чьи естественные рынки сбыта лежали на юге; европейцы во главе с британцами и немцами подминали эти рынки под себя; и как следствие у Соединенных Штатом в их торговле с Латинской Америкой появлялось отрицательное сальдо из-за их экономической зависимости от латиноамериканского сырья. Блейн мыслил большими категориями. Этот искусный теневой политический махинатор со способностями первоклассного агитатора-демагога, «рыцарь с плюмажем из Мэна», подобно Сьюарду, выработал сам свое собственное систематическое представление о международных делах (порой он даже любил развлечь самого себя, раскручивая глобус и размышляя о будущем этого мира). Юношей изучив Вергилия, Цицерона и математику в Западном военном колледже (Western Military Institute), после он служил в Конгрессе 17 лет, включая семь на влиятельном посту спикера Палаты представителей. Будучи кандидатом от республиканской партии на пост президента в 1884 году, он хорошо понимал суть промышленной революции и казался крепким претендентом вплоть до 1888 года, пока герой гражданской войны Бенджамин Гаррисон, при поддержки растущего числа врагов Блейна и из-за проблем со здоровьем, не выиграл выдвижение в кандидаты и сами выборы. Оба государственных мужа не доверяли друг другу, но Гаррисон уважал влияние и ум Блейна. Когда он пригласил рыцаря с плюмажем стать его государственным секретарем, избранный президент написал: «Я особенно заинтересован в улучшении наших отношений с центральноамериканскими и южноамериканскими государствами». В 1886 году Блейн изложил свой взгляд на эти отношения:

«Что мы хотим, так это рынки наших соседей, что лежат к югу от нас. Мы хотим получать $400 миллионов в год, что сегодня уходят в Англию, Францию, Германию и другие государства. Если у нас получится заполучить эти рынки для себя, то для наших производителей начнется новая жизнь, товары западного фермера вновь найдут спрос, а причины и подстрекательства к забастовкам, со всем сопутствующим злом, прекратят свое существование» (*24).

Принцип взаимодействия со всем, что происходило на южном континенте, стал фокусом внимания обоих мужей.

У Блейна не хватало терпения на потакание иллюзиям принципа невмешательства (laissez-faire). Он знал, что торговля двигалась не благодаря «возможности производить так же дешево, как и любая другая страна», а по причине «особых торговых отношений, скрепленных договором». Политика (включая тарифы и меркантилистские законы периода гражданской войны, ускорившие индустриализацию), а не воображаемые открытые рынки, определяли влияние и власть. Как отмечал один журналист, «это был Блейн, кто носился с идеей того, что воду можно было заставить течь вверх по холму; или, что было одним и тем же, перенаправить торговые потоки, заставив их покинуть свои природные русла». Полдюжины договоров с положениями о взаимной торговле были подписаны с латиноамериканскими государствами в начале 1880-х гг.; даже зашел разговор о том, чтобы возобновить пакт о взаимной торговле с Канадой. Но Тариф Мак-Кинли от 1890 года, который включал в себя оговорки Блейна-Гаррисона о взаимной торговли все же был несколько другим (*25).

Этот закон предвосхитил все основные ключевые принципы торговой политики США, которыми это государство руководствовалось на протяжении почти всего двадцатого столетия, разрешив президенту уменьшать тарифы на иностранные товары (особенно сырье) в те моменты, когда другие страны понижали свои тарифы на американские изделия (особенно промышленные и основные сельскохозяйственные товары). Этот закон был выкован подобно дубине: пять основных статьей импорта — сахар, меласса, кофе, чай и шкуры — могли избежать уплаты пошлины, но если страна-производитель не отвечал Штатам взаимностью, не допуская к себе американскую продукцию по льготным ставкам, то Гаррисон мог наложить тяжелые пошлины на эти пять предметов торговли, экспортируемых непослушным государством. Гаррисон выполнил львиную частью политической работы жарким вашингтонским летом 1890 года, протолкнув законопроект через протекционистски-настроенный республиканский Конгресс, в то время как лечащийся Блейн дышал морским бризом в Бар-Харборе (*26).

Экономисты-историки назвали этот закон неудачей, потому что договора были заключены всего лишь с одиннадцатью государствами, а демократы отозвали положения о взаимности, заменив их мерой о более свободной трансграничной торговле в 1894 году. Однако, эта оценка была близорукой. Как Блейн и Гаррисон на то надеялись, эти договора способствовали налаживанию новых важных торговых связей с испанскими и британскими колониальными владениями в Новом мире (а как еще было лучше отучить от родительской груди Кубу, Пуерто-Рико, Ямайку и прочие колониальные образования?), с пятью центральноамериканскими государствами и Бразилией. Важно отметить, что Гаррисон также использовал этот договор в качестве дубины для принуждения Германии. Немцы в 1879 году начали защищать своих фермеров путем запрета ввоза американской свинины на том основании, что та свинина содержала трихинеллез. Берлин затем надавил на других европейцев, чтобы те присоединились к этому бойкоту. Над экспортом американской свинины объемом в 1.2 миллиард фунтов вдруг нависла угроза. Протесты Вашингтона по большей части оставались неуслышанными вплоть до 1891 года, когда Гаррисон озвучил угрозу ввести запретительные тарифы на импорт сахарной свеклы из Германии. На этот раз ответ Берлина был более полон согласия. Гаррисон улучшил санитарный надзор над экспортным мясом, а Германия уменьшила свои тарифы на ряд импортных товаров из США, не ограничившись только лишь свининой. Когда Колумбия, Гаити и Венесуэла отказались сотрудничать, то Гаррисон наказал и их экспорт в Соединенные Штаты (*27).

(*18) David M. Pletcher, “Inter-American Trade in the Early 1870s: A State Department Survey,” Americas 33 (April 1977): 607.
(*19) Rutherford B. Hayes, Diary and Letters … ed. Charles Richard Williams, 5 vols. (Columbus, Ohio, 1924), 3:583-9.
(*20) Alice Tyler, The Foreign Policy of James G. Blaine (Minneapolis, 1927), 32-45; …
(*21) Pletcher, Awkward Years, 105; …
(*22) Henry O'Connor, “Blaine's Nine Months as Secretary of State” (1888), Henry O'Connor Papers, Notre Dame University, South Bend, Ind.; …
(*23) Achille Viallate, “Les Etats-Unis et le Pan-Americanisme,” Revue des Deux Mondes 51 (1909): 420-2; …
(*24) Цитата 1886 года по Crapol, America for Americans, 166-7; …
(*25) Arthur Wallace Dunn, Harrison to harding (New York, 1922), 45.
(*26) Homer E. Socolofsky and Allan B. Spetter, The Presidency of Benjamin Harrison (Lawrence, Kan., 1987), 113-20.

[Джеймс Гиллеспи Блейн, дважды государственный секретарь; первый раз отработал всего 9 месяцев, так как президента Гарфилда убили в 1881 году и верх в Республиканской партии взяла фракция «здоровяков», оттеснив «полукровку» Блейна из Кабинета, второй раз послужил секретарем уже подольше — 3 года; был лидером реформистского крыла Республиканской партии, т. н. Half-breeds, или полукровок; дважды пытался стать президентом; выбил для США права базы на Самоа; при нем произошел государственный переворот на Гавайях, свергнувший последнюю королеву Лилиуокалани и приведший к аннексии островов Штатами; по сути был переходной фигурой от изоляционизма к экспансионизму]

Tags: Латинская Америка, США
Subscribe

  • ... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

    Доминиканская интервенция Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

    Управляя Карибской империей Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса.…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

    Блестящая война, превосходные острова Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments