lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

... (1865-1913): Вторая глава (ч.3)

«Закон излишков» Карнеги, «Триумфальная демократия» и Военно-морские силы

Эндрю Карнеги позднее признавался, что он воспользовался теми годами депрессии, с 1873 по 1875, для того, чтобы купить подешевле, а затем сэкономить 25% на расходах при постройке первого современного бессемеровского сталелитейного завода в Соединенных Штатах. К 1880-м объемный рынок чугуна и стали, рельс для новых железнодорожных дорог, был вычерпан почти до дна. Однако, Карнеги вновь позволил себе оседлать волну экономического спада 1880-х для нового расширения своей империи. Он нашел новые нетронутые ниши в машиностроительной и строительной отраслях, а также в военно-морских силах США и зарубежных странах, ныне занятых созданием броненосных флотов. Сталепрокатчики вскоре вышли на рынок России, где в те года прокладывалась Транссибирская магистраль, а также закладывался новый флот. В 1880 году производство стали в США достигло отметки в 1.1 миллиона тонн, в 1890 — 4.3 миллиона тонн, и 10 лет спустя — 10.1 миллиона тонн (*19).

Карнеги также допускал, что тариф от 1870 года, который встал на защиту черной металлургии и сталепрокатчиков, был главной причиной, по которой он вообще начал заниматься этим делом. Производители сталепроката щедро оплачивали труд политиков-протекционистов, и это понятно, ведь помощь федерального правительства позволяла стальным баронам иметь $7-25 миллионов дополнительной прибыли каждый год. К 1890 году, однако, вся отрасль стала столь эффективной, что тарифы начали снижаться. Фокус внимания смещался. Как Карнеги отметил в 1895 году, сейчас он уже был заинтересован в низких тарифах, чтобы Соединенные Штаты могли ввозить сырье подешевле из других стран, которые в свою очередь пойдут на встречу и снизят взаимные тарифы на уже американские товары. Тарифная политика США уверено шагала в XX век (*20).

А дальше Карнеги сделал одно очень ценное изобретение, внес свой посильный вклад в науку предпринимательства, вместо того, чтобы просто продолжить наживаться на экономических кризисах и отсиживаться за тарифной стеной. Он увидел, что он может стать самым конкурентоспособным, если будет систематически интегрировать все свои операции по вертикали, дабы контролировать процесс создания продукта от железорудных копей Миннесоты и угольных разрезов Пенсильвании до домн Питтсбурга. Подобная интеграция и новые технологии требовали столь много капитала и прочих накладных расходов, что эти траты можно покрыть только, если производственные мощности будут загружены на полную, или, как выразился Карнеги, будут «гоняться на пределе возможностей». Его «закон товарных излишков» подразумевал, что его заводы будут «давать угля по-максимуму» даже в условиях сжатия рынка. Тем самым Карнеги создавал больше продукции, с меньшей себестоимостью, а затем демпинговал, вытесняя конкурентов с рынка. Им считалось, что будет дешевле принять временный убыток, чем закрыть дорогостоящие домны. На период между 1888 и 1898 годами пришелся самый большой прирост экспорта стали и чугуна из США; в 1888 году номинальные цифры этого экспорта достигли отметки в $17.7 миллионов, а через 10 лет - $40 миллионов. Этот 230-процентный прыжок к 1898 году подарил американцам положительное сальдо торгового баланса в размере $30 миллионов по этой категории товаров. Экономист Эдвард Аткинсон отметил в конце 1897 года, что «удивительным событием этого года стало признание … что жезл первенства в деле производства чугуна и стали перешел с другого берега Атлантики в нашу страну». Государство, которое контролирует рынки стали и чугуна путем удержания низких цен и при этом платит высокие зарплаты, делает вывод Аткинсон, «вполне заслужено может взять на себя бразды контроля над мировой торговлей», если оно когда-либо решит следовать более свободной торговой политике (*21).

Когда царское правительство приступило к прокладыванию Транссибирской магистрали через всю Россию в 1892 году, сталепрокатчики из США сразу же узрели безграничный потенциал этого нового рынка. К середине 1890-х чугунные и стальные заготовки уже оттесняли хлопок, становясь самой важной статьей американского экспорта в Россию. Стальные рельсы, локомотивы Балдвина, секции мостов и вагоны шагнули в Сибирь после того, как американцы сбили цены и отогнали производителей из других стран. Граф Сергей Юльевич Витте, крестный отец Транссибирской магистрали, прекрасно уловил, какое именно значение это сотрудничество имело для дипломатии. После почти столетия дружбы российско-американские отношения начали охладевать, особенно после разгоревшегося соперничества в Китае. Витте приложил дополнительные усилия, сделав выбор в пользу американцев и уверив производителей из США, что ему нужны были хорошие и добрые взаимоотношения с ними. Так инициатива Карнеги 1870-х годов помогала формировать и выравнивать баланс сил в конце 1890-х (*22).

В 1886 году Карнеги опубликовал «Триумфальную демократию», в которой он утверждал, что его «закон излишка», наравне с прочими капиталистическими принципами, хорошо подходит как для демократии, так и для российских железных дорог. Демократия в стране вызвала к жизни новую промышленную революцию, а та, в свою очередь, обеспечила необходимые средства для усиления частных свобод. Капитализм создавал демократию, а также, и по их причине, прибыли. Эта мысль посетила и британских мыслителей, что мучились над проблемой, как сохранить демократические институты в условиях растущей империи. Они не желали последовать за Римом, который принес в жертву свободу ради империи. Движение за Британскую имперскую федерацию в 1880-х считало, что федеральная система Соединенных Штатов была подходящей моделью для них. Libertas et imperium можно было примирить между собой при помощи «Соединенных Штатов Британской империи». «Что удалось сделать американцам, то и мы сможем» - заметил один из сторонников идеи - «Американцы на поколение обгоняют нас в деле построения демократии» (*23). Карнеги соглашался с этим, хотя, будучи уроженцем Шотландии, он постоянно проклинал Британскую империю и предостерегал американцев от гибельного пути британского примера построения imperium. Американская демократия, казалось, была столь же соблазнительной, что ее сталь. Конечно, Карнеги имел все возможности и основания утверждать, что они [сталь и демократия] были двумя детьми одной и той же системы.

Дела у Карнеги шли хорошо. Он был лишь одним из многих производителей чугуна и стали, но как правило на него приходилась одна четверть всего произведенного в стране металла. К 1890-м его заводы могли похвастаться чистой прибылью в размере $40 миллионов. Его работники разделяли его радость в меньшей степени. Им приходилось вкалывать в самом горячем месте на планете, а продолжительность их смен равнялась 24 часам. Ужасные условия помогли профсоюзным деятелям создать один из самых мощных профсоюзов в новой Американской федерации труда, прямо на заводе Карнеги Гомстед, что на окраине Питтсбурга. В 1892 году члены профсоюза требовали повышения зарплаты сообразно увеличенной производительности труда (*24).

Карнеги всегда сотрудничал с профсоюзом, но в этот раз он был в отъезде, в Шотландии, перепоручив все дела своему партнеру, Уильяму Клею Фрику. Фрик урезал зарплаты, вызвал тем самым забастовку, построил стену длиною в три мили, чтобы огородить завод от рабочих, завез штрейкбрехеров и нанял 300 агентов «Национального детективного агентства Пинкертон» для защиты штрейкбрехеров. В середине 1892 года начались столкновения. Девять агентов Пинкертона и семь рабочих были убиты. Губернатор направил туда милицию для защиты рабочих, не входящих в профсоюз (*25). Забастовку удалось прервать, и Гомстед вновь продолжил «работать на полную мощность». «Триумфальная демократия» на поверку оказывалась не столь триумфальной.

Для того, чтобы иметь возможность загружать свои домны «по полной», Карнеги к 1892 году пришлось пожертвовать одним из своих принципов. В 1881 году ВМС США представлял из себя жалкое зрелище. Возраст пяти основных кораблей превышал четверть столетия, которые по сути были устаревшими судами. C 1865 года британские заводы отстраивали величайший военно-морской флот в мире, используя броневые листы толщиной в 12 дюймов. На следующий год, в 1882, Конгресс выделил средства для постройки четырех современных боевых кораблей и, без каких-либо дополнительных увещеваний со стороны, отдал предпочтение местным сталелитейщикам (юморист Финли Питер Данн, или «мистер Дули», позднее шутил, что первостепенным требованием к Министру военно-морского флота было то, что тот никогда в своей жизни не видел соленую воду, разве что в бочке с солониной [прим. см. Pork Barrel], т. е. он был обязан направлять заказы и контракты лицам, которые и выдвинули его на этот пост и от которых он зависел). Мнение Карнеги разделилось по этому вопросу. С одной стороны он был пацифистом. Еще в «Триумфальной демократии» он писал, что великой американской державе не была нужна военная сила: «Наши ВМС, слава Господу, ничего из себя не представляют». Когда Вашингтон попросил его принять участие в конкурсе для получения военных заказов, он сказал своей жене, что не будет делать этого; и она ответила ему, что она очень гордится им из-за этого отказа. С другой стороны после дополнительного давления со стороны ВМС и его партнеров по сталелитейному делу, он решил изготавливать только лишь броневые листы, но не пушки (он и его партнеры поняли, что «именно в броне таятся многие миллионы»). К 1890 году Карнеги не только перехватил контракты, которые ранее были отданы его конкурентам. Он строил специализированные заводы для создания самой лучшей в мире брони. Он также подсадил своих собственных агентов в Военно-морское министерство США, чтобы получать инсайдерскую информацию о планах по строительству, чтобы он мог предложить более низкую цену, чем его конкуренты. К 1890-м Карнеги и Бетлехем Айрон Воркс перестали принимать участие в конкурсах, а принялись просто делить контракты между собой. Теперь он производил броню за $175 за тонну и продавал ее правительству США за $450. Когда его обвинили в том, что он наживался на стране, что его приютила, и нещадно эксплуатировал ее (а также поставлял бракованную продукцию), Карнеги в негодовании отказался принимать дальнейшее участие в конкурсах для получения контрактов в середине 1890-х — по крайней мере до тех времен, когда цена вновь стала привлекательной (*26).

Он быстро нашел для себя новые рынки за рубежом. В 1891 году при посредничестве государственного секретаря Джеймса Г. Блейна он смог вытянуть из под носа у британцев контракты на поставку брони для российского флота. К 1898 году он уже делил свой российский рынок брони, а также рынки в других странах, со своими друзьями. В ВМС США не обрадовались, когда узнали, что Карнеги продавал броню русским за $249 за тонну, то есть, вдвое дешевле, чем своему родному правительству. Сталелитейщик отказывался каяться. По мере того, как мировые державы отстраивали свои великие флоты, коим суждено сражаться в Первой мировой войне, прибыли стали столь привлекательными - в особенности в разгар кризиса с 1893 по 1896 год — что Карнеги возжелал ковать и пушки. Его партнеры отказались заниматься этим, так как по их представлениям прибыли не обещали быть высокими. Другие же производители в это время разрабатывали новое поколение высокоэффективного оружия, включая винтовки и пулеметы, что революционизировали военное дело и чье производство стало возможным именно благодаря новыми сталелитейным процессам (*27).

В 1898-9 годах Карнеги финансировал кампанию против президента Мак-Кинли и его планов по аннексии Филиппин. С жестом, столь соответствующим концу того столетия, стальной магнат примчался в Вашингтон, чтобы предложить $20 миллионов своих денег для выкупа островов и предоставлении им независимости, тем самым избавляя Соединенные Штаты от позора схожести с Британской империей. Но он ни в коем разе не выступал против расширения. Карнеги принял захват Гавайев. В 1898 году он писал: «Я не 'маленький' американец, который боится развития и роста … при условии, что новые территории всегда будут американскими, что рождаться на них будут только американцы, а не иноземные народы, чье присутствие было бы ошибочным для Республики, для сохранения нас самих» (*28). Сьюард согласился бы с вышесказанным, не в меньшей степени из-за своих расистских убеждений, аплодируя новому военно-морскому флоту США и завоеванию рынка промышленных товаров в России. Сьюард, однако, как Мак-Кинли, понимал желательность иметь несколько хорошо обустроенных океанских баз для защиты морских путей от заводов в США до евразийских покупателей.

(*19) Andrew Carnegie, The Miscellaneous Writings of Andrew Carnegie, ed. Burton J. Hendrick (Garden City, N.Y., 1933), 2:31, Enterprise, 329.
(*20) Carnegie, Miscellaneous Writings, 1:306.
(*21) World, Dec. 12, 1897, 35; ...
(*22) George S. Queen, The United States and the Material Advance in Russia, 1881-1906 (New York, 1976), 122, 224-5.
(*23) Andrew Carnegie, Triumphant Democracy (New York, 1886); …
(*24) A.C. Buell to Cramp, January 8, 1892, Papers of Benjamin Tracy, Library of Congress, Washington, D.C.
(*25) Nell Irvin Painter, Standing at Armageddon: The United States 1877-1919 (New York, 1987), 110-14.
(*26) Carnegie, Triumphant Democracy, 6; …
(*27) Carnegie to Blaine, May 9, 1891, Papers of Andrew Carnegie, Library of Congress, Washington, D.C.; Schwab to Carnagie, March 7, 1898, ibid., Wall, Carnegie, 652-4.
(*28) Wall, Carnegie, 694-5.
Tags: Карнеги, США
Subscribe

  • ... Триест (ч.2)

    Такой этническо-идеологический коктейль был взрывоопасен в 1945-1948 годах. Регулярно происходили уличные стычки, несогласованные демонстрации,…

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments