lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Глава первая 009

«Наши внешняя и внутренняя политики неразделимы» - начал Бирнс – «Наши отношения с другими государствами неизбежно сказываются на уровне занятости в самих Соединенных Штатах. Процветание и депрессия в США таким же неизбежным образом влияют на наши отношения с другими государствами во всем мире». Бирнс выразил свою полную «убежденность в том, что продолжительный мир нельзя построить на экономическом фундаменте закрытых блоков… и экономическом противостоянии». Его главное предостережение состояло в том, что «во многих странах… наше политическое и экономическое кредо сталкивается с идеологиями, которые отвергают оба этих принципа». И Бирнс завершил свою мысль следующим высказыванием: «Пока нам удается успешно управляться со своими внутренними делами, все больше новообращенных будут присоединяться к нашему кредо в каждой стране»(*35). Сам Джон Винтроп (John Winthrop) не мог выразить эту мысль яснее и четче 300 лет назад в Заливе Массачусетс. Только сейчас Город на Холме, как Винтроп назвал его, был промышленно развит, оброс международными связями, а в руках его была атомная бомба.


Но Советы отказались сдвинуться с места. Бирнс и Молотов мало о чем договорились на министерской конференции, созванной осенью 1945 года. Внутри России об угрозе «капиталистического окружения» неустанно вещали из каждого репродуктора. Распространялись зловещие слухи, что Сталин ответит на это бряцание оружием из-за рубежа еще большим закручиванием гаек и новыми пятилетними планами. Стимсон, почти готовый выйти на пенсию и покинуть Министерство обороны, предпринял последнюю попытку предотвратить противостояние Запада с Востоком. В своем меморандуме от 11 сентября к Трумэну Стимсон пророчествовал, что «у нас не получится использовать сам факт наличия у нас атомной бомбы в качестве рычага прямого давления для получения столько желанных изменений» в Восточной Европе. «Если во время советско-американских переговоров это оружие все время будет на показ свисать у нас с пояса, то их подозрения и недоверие к нашим намерениям и мотивам только усилятся». Он снова умолял провести прямые двусторонние переговоры со Сталиным, чтобы сформулировать условия контроля над бомбой и составить основной документ о мирном урегулировании (*36). Совет Стимсона был особенно примечательным тем, что несколькими месяцами раньше он сам надеялся использовать атомную бомбу для выдавливания русских из Восточной Европы. Сейчас же он изменил свою точку зрения.

Трумэн вновь отклонил совет Стимсона. Через месяц президент произнес речь с обильными отсылками на атомную монополию США, в которой он позволил себе нападки на захват Советами Восточной Европы. Молотов отреагировал быстро, ответив, что «нельзя достичь мира, в то время как гонка вооружений получает широкую поддержку от «рьяных приверженцев империалистической политики». В этой связи, он добавил, «нам следует сообщить вам, что мы раскрыли секрет … атомной бомбы»(*37).

С каждым высказыванием и каждым действием союз военного времени все больше распадался на части. Сталин осознал это и выстраивал советских людей заранее, готовясь к будущей борьбе. А американцы пока еще не осознавали наступления новой реальности. Общественное мнение и мнение Конгресса следовало в бесформенном виде за политикой президента и Государственного департамента. Гарриман и другие официальные лица определяли список проблем и призвали проводить более жесткую политику до тех пор, пока Конгресс и избиратели сами не узнают о существовании «железной ограды». В этом случае, как это происходит со многими внешнеполитическими вопросами, исполнительная ветвь власти могла сформулировать общественное мнение по проблемам, которые, как это считалось, представляли большой государственный интерес (*38). Возможное вторжение СССР в Западную Европу не нависало угрозой над американскими интересами. Государственный секретарь проинформировал Трумэна в июне 1945 года, что русские «не так сильно обеспокоены развитием событий в Западной Европе, пока западноевропейские страны сидят тихо и не показывают признаки объединения, направленного против СССР» (*39).

Отчет разведки США от 15 ноября ошеломительным анализом разложил буквально по буквам все военные проблемы Сталина. Отчет перечислял все уязвимости военного характера и указывал «время, которое требовалось для их устранения», после чего СССР «мог бы принять на себя риск крупного вооруженного конфликта»:(*40)

1. Военные людские потери и промышленность (15 лет)
2. Недостаток техников (5-10 лет)
3. Недостаток стратегических воздушных сил (5-10 лет)
4. Недостаток современных ВМС (15-20 лет для войны с крупными морскими операциями)
5. Плохое состояние железных дорог и военных транспортных систем и оборудования (10 лет)
6. Уязвимость советских нефтяных, промышленных центров и дорожных узлов перед бомбардировщиками дальнего действия.
7. Отсутствие атомных бомб (5-10 лет, возможно меньше)
8. Сопротивление на оккупированных территориях (5 лет и меньше)
9. Количественная военная слабость на Дальнем Востоке, особенно во флоте (15-20 лет).

Вывод отчета состоял в том, что Россия вряд ли будет рисковать и вступать в большую войну в последующие пятнадцать лет. Принимая во внимание то, что половина военного транспорта сухопутной армии СССР была представлена конным парком (и останется таковой до 1950 года), оценка в пятнадцать лет была довольно обоснованной.

Следовательно, перед началом Холодной войны проблема Трумэна состояла вовсе не в угрозе советского вторжения в Азию или Европу. И не в американском публичном мнении. Проблема лежала в Восточной Европе, регионе, заарканенном Сталиным и спутанном веревкой военного присутствия, что напрямую бросало вызов Атлантической хартии с ее принципам и растущей уверенности Вашингтона, что американская система может работать как хорошо слаженный механизм только в глобальных масштабах. Начало разделению Германии было положено. Польша и Восточная Европа проваливались за «железную ограду». Вопрос теперь звучал так: чем самая сильная держава мира ответит на горькое крушение своих мечтаний о послевоенном мире? Далее следовал сопутствующий вопрос: когда дело дойдет до ответа, как американцы будут использовать мощь своих вооруженных сил, не говоря уж об их новой атомной бомбе? Некоторые припомнили слова известного писателя-фантаста девятнадцатого века Жюль Верна: «Конец света придет тогда, когда какой-нибудь огромный паровой котел… взорвется и разорвет на куски нашу планету. Американцы – большие мастера в деле производства котлов»(*41).




(*35) Raymond Dannett and Robert K. Turner, ed., Documents on American Foreign Relations, VIII (1945-1946) (Princeton, 1948): 601-602.
(*36) См. Henry Stimson and McGeorge Bundy, On Active Service in Peace and War (New York, 1948), pp.638-650.
(*37) Department of State Bulletin, XIII (October, 28, 1945): 653-656; V. Molotov, USSR. Foreign Policy (Shanghai, 1946), pp.7-8. Письмо Стимсона к Трумэну можно найти в Главе 1 на сайте www.mhhe.com/lafeber
(*38) Для получения качественного анализа этой основной проблемы см. Bernard Cohen, The Public’s Impact on Foreign Policy (New York, 1943), особенно pp. 155-156 об Ачесоне.
(*39) FRUS: Berlin, I: 264.
(*40) Выдающийся анализ в книге Matthews A. Evangelista, “Stalin’s Postwar Army Reappraised,” International Security, VII (Winter 1982-1983): 121-122.
(*41) Paul Boyer, By the Bomb’s Earily Light (New York, 1985), p. 248.

Tags: Бирнс, Стимсон, атомная бомба
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments