lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Западный Берлин как failed state

7 сентября 1949 г. оккупационные зоны Тризонии исчезли, дав жизнь ФРГ. Но в Западном Берлине деление на британскую, французскую и американскую зоны оккупации сохранилось. Так появилось странноватое государство, не подчинявшееся ни ФРГ, ни ГДР, ни США, ни СССР. Назывался этот анклав, своеобразный Ватикан, «особой зоной ООН, регулируемой СССР, Францией, США и Великобританией». Восточный Берлин был абсорбирован ГДР и в эту зону не входил. Союзнический Контрольный совет (СКС) и Межсоюзническая комендатура дружно (а когда и не очень) и совместно правили этим бранденбургским Сан-Марино, прям как Монтекки и Капулетти у государственного рулила в Вероне. СКС был реликтом того непродолжительного периода времени, когда между союзниками чувства взаимной приязни были еще сильны, а будущее, наполненное обещаниями сотрудничества и дружбы, представлялось только в лазурево-голубых красках — 1945-1946 года стали скоротечным романтическим ухаживанием в преддверии сорокалетнего сурового опостылевшего брака.

Началась Холодная война, а Союзнический Контрольный совет продолжил свое существование и несчастливо дожил вплоть до 1990 года. Фактически взаимодействие разругавшихся в 1948 году союзников ограничивалось регулировкой воздушного движения, да охраной тюремного комплекса в Шпандау. Вот и весь союзнический контроль. Будничную и ненасыщенную жизнь СКС разбавляли только лишь эксцессы, связанные с военными миссиями связи (military liaison missions), которые шныряли туда-сюда, ведя почти узаконенную разведывательную деятельность (наши тихоновы вели разведывательную, а натовские морды — шпионскую) и порой попадая в аварии (попробуй по проселочной дороге увернуться от БТРа, который целенаправленно блокирует тебя).

В Западном Берлине советской зоны оккупации разумеется не было, но была там небольшая территория, прям недалеко до Рейхстага, за Бранденбургскими воротами, где присутствие советских войск было оговорено, узаконено и осуществлялось нами на постоянной основе — другими словами, можно говорить о кусочке советской земли на территории в целом враждебного Западного Берлина (фалангой среднего пальца вытянутой ладошки дотянулся проклятый Сталин). Речь идет о тюрьме Шпандау в одноименном административном округе Берлина, который входил в британскую оккупационную зону. Три месяца в году (март, июль, ноябрь) караул в этом узилище нес 133-й отдельный мотострелковый батальон (в/ч 64994). А отбывали наказание в нем согласно решению Нюрнбергского трибунала враги всего человечества — семеро козлят-нацистов. Нюрнбергский трибунал как самый гуманный трибунал в мире решил их не расстреливать, а посадил для перевоспитания. Шестеро военных преступников счастливо откинулись и вернулись на свободу с чистой совестью в 1966 году, а вот седьмой — неупокоенный и не раскаявшийся Рудольф Гесс — так и остался там одним единственным заключенным в тюряге, рассчитанной на 600 посадочных койко-мест. Вот этого одинокого и гордого демона и охраняли день и ночь бойцы 133-о отдельного мотострелкового батальона, сменяемые периодически янки, томми и лягушатниками. Не заточенный в кандалы Гесс бродил по гигантской крестообразной тюрьме с этажа на этаж, преследуемый лишь охраной, предупреждающей попытки суицида. В распоряжении бывшего партийца были теплица и библиотека — казалось бы, чего еще человеку надо, чтобы встретить старость, но чего-то видимо все же не хватало, и поэтому в 1987 году он успешно накинул на себя кабель электропроводки и все. После того, как тюрьма наконец-то осиротела и приговор Нюрнбергского трибунала тем самым был доведен до финальной точки, было принято решение снести тюрьму Шпандау, а на ее месте закатать в асфальт парковку.

133 батальон (далее 133 омсб) входил в 6-ю мотострелковую бригаду (6-я гвардейская отдельная мотострелковая Берлинская ордена Богдана Хмельницкого бригада) 6-ого гвардейского механизированного корпуса. Всего корпуса в Восточном Берлине не было. Гарнизон был представлен только лишь бригадой, поэтому Восточный Берлин можно назвать вотчиной 6-ой бригады. Так как начальник советских войск в Берлине всегда был комендантом этого города, то получилось так, что комбриг 6-й бригады становился автоматически комендантом Берлина, а это была высокая должность в структуре всей ГСВГ с большими полномочиями и бонусами. За этот пост постоянно грызлись, стучали и подставляли. Малейший отступ от морального стандарта неминуемо заканчивался падением с Олимпа ГСВГ. Алкоголикам, охотникам до проституток и растратчикам там было не место. Гвардии подполковник Романов, говорят, как раз из-за алкоголя и лишился поста комбрига.

133 омсб был особым формированием в структуре 6-й бригады, так как именно на него возлагались особые задания в Западном Берлине (охрана Шпандау, осуществление разведывательных миссий), поэтому командир батальона по влиянию был наравне с комбригом, и порой получалось так, что фактическим комендантом Берлина был не комбриг, а комбат. Как пример такого комбата можно привести майора Денисова А.Н., который в 1993 году полковником участвовал в штурме дома Совета народных депутатов, в 1998 уже генералом стал военным комендантом города Москвы, а потом перебрался в федеральные структуры по закупке вооружения и военно-техническому сотрудничеству, где вроде как обитает и поныне. Прозоровский А.А. вряд ли бы гордился таким своим преемником на посту коменданта Берлина.

[фото фуражки-аэродрома генерала Денисова А.Н.]
denisov

О военных миссиях связи я много писать не буду. Все уже написано большими специалистами, чем я (см. ссылку в конце текста). Отмечу только то, что слово «связь» здесь не имеет никакого отношения к «радио- и телекоммуникациям». Первоначально офицеры связи должны были поддерживать контакт между начальниками штабов оккупационных сил союзников. Но случилась Холодная война, и круг их обязанностей несколько сместился. Представьте себе: началось идеологическое противостояние, границы закрылись и ощетинились дивизиями штыков и танковых стволов, разведка и контр-разведка параноидально ищет информацию и кротов, звучат угрожающие ноты, передовицы газет наполнены ядом, залетевшие по ошибке самолеты сбивают, объявленные учения вызывают панику и развертывание войск вероятного противника — и тут вдруг обнаруживается законодательная лазейка, которая позволяет вам беспрепятственно пересечь КПП, проехать на вражескую территорию, покататься там пару суток, осуществить т. н. «миссию по контролю за соблюдением Потсдамских договоренностей», нащелкать 7000 фотографий, полюбоваться видами на тренировки инженерных войск, наводящих понтонную переправу, и колонны танков на марше с обучающимися мехводами и вернуться домой обратно, переполненными впечатлениями и данными для секретного доклада. Это все называлось «военная миссия связи», или «military liaison mission» (MLM) - плод краткого романа осени 1946 года — результат соглашения Хюбнера-Малинина.

На предмет поиска материалов имеющих разведывательную ценность в Западный Берлин и выезжали постоянно сержанты и офицеры 133 омсб. На их машинах (волга, рафик и жигули) были специальные черные номера, которые позволяли им пересекать КПП без проверки (для других желающих проехать КПП на скорости и без проверки в качестве наглядной устрашающей демонстрации неподалеку находился расстрелянный и специально неубранный Трабант). Лица офицеров связи и сержантов-водителей все были известны на КПП, поэтому они просто притормаживали у шлагбаума, который через полминуты открывался, а потом давили тапку в пол. Список задач и целей им давали заранее. Иногда тур-поездка проходила без эксцессов, а иногда натовцы могли и дать укорот. Например, в 1981 году наша миссия связи преследовала американский танк. Тот вдруг остановился, подъехал к жигулям вплотную, аж ствол навис над крышей вазовской продукции и выстрелил. Все четверо «миссионеров» были контужены.

Вообще жизнь в ГДР для сверхсрочника (4 года) или офицера была раем. На Родине капала зарплата (130 рублей), а в ГДР платили еще 400 марок. Эти марки обменять и вывезти было нельзя, но можно было купить что-нибудь, что потом в СССР с руками оторвут. За 400 марок можно было было купить примерно 4 пар джинсов местного производства (Боксер). Одна пара в СССР продавалась за 200 рублей. Или покупать лодочные моторы. Варианты были. Стоит упомянуть, что офицеров 133 омсб регулярно приглашали на светские мероприятия, которые коллеги по СКС устраивали в своих оккупационных зонах: один раз даже попали на раут королевы Великобритании Елизаветы Второй , которая приехала проведать британскую территорию. Иногда приезжали из СССР товарищи-артисты типа Винокура и Миронова, которые просили «миссию» покатать их по Западному Берлину. Местные жители тоже особо не жаловались. Ночью, бывает, взревет моторами танковая дивизия — пошла на учения - часть дороги из брусчатки обязательно разворотит, бордюры покоцает, а «осси» радуются: ведь ГСВГ ущерб щедро оплатит, а процесс восстановления даст работу и зарплату.

В 1990 вся эта кипучая деятельность резко прекратилась. Объединение Германий, вывод ГСВГ, объединение Берлинов (представители Западного Берлина не участвовали в подписании договора «два плюс четыре»; им даже не дали возможность проголосовать на своем аналоге референдума да-да-нет-да). И осталось нам в утешение от былого нашего присутствия только лишь кладбище советских воинов в Тиргартене да Музей капитуляции в Карловке. Старый купол от Рейхстага был бы хорошей памятной вещью, но несколько поспешило советское правительство отправить его на переплавку. Хорошо, что Тиргартен и Карловку просто так не переплавишь и в парковочной асфальт не закатаешь. Есть чем помнить.

Дополнительная информация о военных миссиях связи:
http://www.gsvg.ru/dokument/interes/303-amerikanskaya-voennaya-missiya-svyazi-v-gdr-god-1964.html

автор: Lafeber@LJ
дата: 3 августа 2014 года
статья родилась после беседы с сержантом-сверхсрочником 133 омсб (служба 1978-1983).
при перепечатывании ссылку и авторство просьба сохранять.

Tags: 133 омсб, Берлин, ФРГ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments