lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Четырнадцатая глава 011

5. Готовы ли граждане США к миру, что сложился после Холодной войны? После окончания Холодной войны масштабы происходящих кризисов будут преимущественно глобальными, но способность американцев справиться с ними по-прежнему будет зависеть от силы и сплоченности общества внутри их собственной страны. Советский Союз, в конце концов, сгнил изнутри. С другой стороны рост экономической мощи ФРГ и Японии в период между 1950-и и 1990-и смог произойти благодаря их образованной рабочей силе, продуманному правительственному управлению, способности к долгосрочному планированию и высокому уровню сбережений (в 3 и 4 раза выше, чем в США), которые создали капитал для инвестирования вместо его прожигания и поощрения роста потребительской задолженности.

По мере того, как американцы знакомятся с этим новым миром, примеривая его к себе, им приходится вновь встречаться лицом к лицу с некоторыми давними проблемами, прятавшимися до поры до времени в истории их прошлого. Первая проблема состояла из вопроса, как бы им приспособиться к постиндустриальным технологиями, что создали систему мгновенного общения, раздробили центры силы и власти и позволили произрасти новой плеяде экстраординарных мультинациональных компаний. Последний раз, когда американскому обществу пришлось приспосабливаться к подобным изменениям, относится к промышленной революции 1880-1890 гг. Тогда результатами стали экономический кризис, рост безработицы, усиление расовой напряженности, появление популистов и новых политических партий, формирование имперской внешней политики.

Вторая историческая проблема вращалась вокруг политической системы государства и вопроса, как сделать так, чтобы она стала одновременно и эффективной и справедливой. Великий французский аналитик американского общества Алексис де Токвиль в своей работе «Демократия в Америке», написанной 160 лет назад, писал, что демократическая система США почти идеальна для основания поселений и извлечения богатств континента, но эта же система становится менее адекватной, когда речь заходит о ведении внешней политики. Токвиль даже пришел к выводу, что она, вероятно, является самой слабой системой для решения дипломатических задач из всех тех, что ему удалось увидеть. Успешная внешняя политика требует последовательности, значительной секретности и озабоченности основными интересами государства. Американская демократия, пишет Токвиль, вместо этого являет нам печально известное непостоянное общественное мнение, что вертится как флюгер на ветру, людей, которые выбалтывают все, что им только известно, и отдельных личностей, чьей основной заботой становятся их индивидуальные экономические интересы, а не интересы государственные. Центральный вопрос внешней политики страны последние 200 лет таким образом состоял в том, как достичь общественного согласия в такой демократической системе, которое бы поддержало внешнюю политику, что защитит американских граждан. На протяжении всего периода 1947-1989 это не являлось большой проблемой, так как Гарри Трумэн решил ее с помощью своей Доктрины Трумэна 1947 года. Он блестяще объединил страну идеологией антикоммунизма. Каждый последующий президент от Эйзенхауэра до Рейгана использовал Доктрину Трумэна для поддержания общественной поддержки своей внешней политики (*51).

Джордж Буш и Билл Клинтон стали первыми президентами после 1945 года, которые уже не могли прибегнуть к Доктрине Трумэна; коммунистическая угроза фактически исчезла. Долгосрочное разрешение проблемы Токвиля будет зависеть в основном от самих американцев. В конце 1940-х годов чиновники США вырабатывали эффективные внешнеполитические программы, потому что американцы на своей шкуре испытали все ужасы 1929-1945 годов. Им не хотелось повторения ничего подобного, и поэтому они деятельно работали над приумножением своего богатства, помогая богатеть и другим. В период между 1970-и и 2000-и годами в эту идиллию вклинилась тектоническая плита нового мира, который, между прочим, уничтожил тысячи рабочих мест на автомобильных заводах и в промышленности электронного оборудования в США скорее из-за глобальных изменений, чем изменений внутри страны. Иногда эта проблема может сбивать с толку. Например, в городе Греция, штат Нью-Йорк, городской совет поклялся покупать «только американское» и отказался от закупки дешевого экскаватора Коматсу, отдав предпочтения продукту Джон Дира. Затем Совет узнал, что Коматсу производится в США, а Джон Дир — в Японии, и оба были произведены японско-американским совместным предприятием (*52).

Американцам так много предстояло узнать об этом новом мире, который они предположительно возглавляли и вели вперед. Когда американских граждан спросили, на что федеральный бюджет тратит больше средств, на зарубежную помощь (которую большинство американцев рассматривает как бессмысленную трату денег) или Медикэр (программа медицинского страхования), то 58 процентов опрошенных ответили, что на первое. На самом деле на зарубежную помощь приходится меньше одного процента всех тех средств, что тратятся на Медикэр. Один опрос показал, что людей, которые могли назвать по именам всех героев комедийного сериала Three Stooges, было в три раза больше тех, которые смогли назвать трех судей из Верховного суда — хотя этот суд имеет значительно больше значения для повседневных жизней этих людей, чем телевизионные клоуны-балбесы. Американские школьники по результатами тестов по истории, науке и математике заняли места в последней четверти общей международной таблицы, уступив своей ровне (и будущим конкурентам) из Азии и Европы (*53).

Неудивительно, что политики стали зеркальным отражением этой общенациональной слабости. Внешняя политика Клинтона в первые годы его президентства спотыкалась постоянно. Когда республиканские консерваторы добились оглушительной победы на выборах в Конгресс в 1994 году, они шли с программой «Контракт с Америкой», в которую вошли многочисленные внутриполитические вопросы, но которая фактически ничего не сказала на тему внешней политики — или же, что более важно, ничего о том, как внешняя и внутренняя политика были взаимосвязаны. Затем Палата Представителей, чтобы показать, что она представляет из себя значительную политическую силу, подавляющим большинством голосов проголосовала за расширение НАТО ближе к российским границам, но затем — нацелившись на сокращение правительства — урезало средства, требуемые НАТО почти на две трети (*54).

ТАБЛИЦА: КОЛИЧЕСТВО АМЕРИКАНСКИХ СОЛДАТ, ПОГИБШИХ В БОЕВЫХ ОПЕРАЦИЯХ
Операция Число погибших Число раненных
1941-1945 Вторая мировая война 405,399 671,846
1950-1953 Корейская война 36,914 103,284
1964-1973 Вьетнамская война 58,174 153,303
1983 Вторжение в Гренаду 19 119
1983 Взрыв в Бейруте 241 79
1989-1990 Вторжение в Панаму 23 320
1991 Война в Заливе 146+ 465
1992-1993 Операция в Сомали 29 153
1994 Интервенция в Гаити 4++ 3
1996 Босния 1 3

+ 35 были результатом дружественного огня
++ 3 были самоубийствами
Tags: lafeber walter
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments