lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Четырнадцатая глава 005

Мир в Югославии продержался до 1998 года, когда неумолимый президент Союзной Республики Югославия Слободан Милошевич начал подавлять восстание в Косово и жечь деревни под пристальным взглядом мировой телевизионной аудитории. Новый государственный секретарь вышел вперед и начал играть заметную роль в новом конфликте. В 1997 году Мадлин Олбрайт стала первой женщиной, и первым выходцем из Восточной Европы (Чехословакия), на посту государственного секретаря США. Благодаря своему происхождению и академической карьере в Университете Джорджтаун она не понаслышке знала о всех тех закрученных сложностях, что определяли обстановку на Балканах. В свою бытность представителем США в ООН в период 1993-1997 она всегда вела тяжелый разговор и действовала предельно жестко. Когда высокопоставленный военный, генерал Колин Пауэлл, однажды высказал нежелание применять вооруженные силы США в одной рискованной ситуации, то Олбрайт разозлила его, спросив его, зачем ему тогда вся эта дорогостоящая армия, если не для сражения. В годы своей молодости ей пришлось бежать из Европы дважды, первый раз от нацистов в 1938 году, потом от коммунистов в 1948 году. Один из ее друзей сказал, что «весь ее мир рушился на ее глазах, и она не собиралась позволить этому повториться вновь» (*15).

Пока европейцы колебались, Олбрайт подтолкнула Клинтона к началу операции НАТО по авиабомбардировке в начале 1999 года с целью остановить Милошевича. По настоянию своего советника из СНБ Самуэля Бергера Клинтон объявил, что наземные войска США не будут отправлены в зону конфликта. По мере того, как воздушная война затягивалась, президента начали критиковать за то, что тот заранее вычеркнул из списка инструментов высадку пехоты. В Вашингтоне блуждали слухи, что Клинтон, у которого был взрывной характер, приватно отругал Бергера за его совет. Но на самом деле президенту нужно было сказать советнику спасибо. Если бы были введены войска и мешки с телами солдат начали бы отсылаться домой, то вся поддержка этой миссии исчезла бы, как это случилось в Сомали, и Клинтон вновь бы попал бы в щекотливую ситуацию. Вместо этого бомбардировочная авиация продолжила свою работу, собирая свой урожай жертв, увеличив число вылетов и интенсивность ударов, уничтожая ТЭЦ, телекоммуникационные центры, заводы и мосты. Русские, самые стойкие союзники Милошевича, надавили на него и заставили отступить. После 78 дней бомбардировок сербские войска были выведены из Косово, а войска НАТО, включая американские подразделения, вошли в эту область с целью поддержания мирной обстановки. Год спустя сербы сместили Милошевича на президентских выборах. Клинтон добился успеха в деле оживления НАТО и привнесения стабильности в крайне беспокойный регион Европы (*16).

Не смотря на сопротивление со стороны Колина Пауэлла, армия США все же была использована в том конфликте. Хотя Холодная война уже кончилась, Клинтон увеличил военный бюджет с $260 миллиардов до $300 миллиардов долларов. Он и Буш-старший отправляли подразделения армии США в горячие точки в период 1990-2000 чаще, чем это делалось их предшественниками за любое другое десятилетие после 1950 года. Один из этих конфликтов произошел на Гаити, в беднейшей стране западного полушария, в которую войска США уже вторгались в 1915 году для наведения порядка.

В 1991 году избранный президент Жан-Бертран Аристид был свергнут военными офицерами Гаити, которые действовали как прикрытие для небольшой группы местной элиты, безжалостно эксплуатировавшей свой собственный народ. Аристид бежал в Вашингтон, и гаитяне в больших количествах потянулись во Флориду. Чтобы избежать политического волнения в этом штате, Клинтон задержал беженцев и заключил их в лагерь — то есть, он сделал то же самое, за что сам критиковал Буша-старшего во время выборной кампании 1992 года. В 1994 году Клинтон решил покончить с этой проблемой, высадив на острове войска. Военное руководство Гаити бежало, прихватив с собой значительные денежные средства. Аристиду вернули его пост президента, на котором он, однако, мало что сделал до 2001 года, когда он вновь выиграл президентские выборы. Население Гаити продолжало страдать от бедности, и обескураженные официальные лица США (и общество) умыли свои руки и обратились к другим проблемам, которые, как им казалось, можно было бы решить с большей легкостью, чем эту (*17).

Клинтон посчитал, что одной из таких проблем, которую ему удастся разрешить, станет Ближний Восток. Сорок четыре года войн между Израилем и его арабскими соседями неожиданно сменились многообещающим мирным процессом в 1992-1994. Клинтон попытался выработать окончательное мирное соглашение, но вовлеченные стороны никогда так и не смогли договориться по самым тяжелым вопросам, включая соглашение о том, кто, арабы или евреи, будет контролировать святые места в Иерусалиме, которые были важны для обеих религий. Также Клинтону не удалось найти решения и для Колумбии, где наркобароны и вооруженные повстанцы угрожали целым провинциям этой некогда демократической и процветающей нации. Колумбия стала источником большей части кокаина и героина, что поработили слишком много американских граждан. С целью уничтожить наркотики и помочь осажденному колумбийскому правительству Клинтон выработал «План Колумбия» стоимостью в $7.5 миллиардов, согласно которому военные советники США и оружие направлялись в Колумбию для модернизации неэффективной армии, поощрялось разведение других сельскохозяйственных культур и расширялись права человека. Критики опасались, что Соединенные Штаты втягивались в очередной Вьетнам. Колумбийская армия, зависимая от отдельных личностей, очень часто проявляла жестокость к своим собственным гражданам. Ключевые члены Конгресса начали отзывать свою поддержку действий президента, предупреждая, что США находились на гране совершения «крупной ошибки» (*18). Очевидно, что конец Холодной войны не означал конец появления опасных сложных внешнеполитических проблем.

Россия стала одной из самых важных тех проблем в 90-е года. С концом Холодной войны соперничество между советским коммунизмом и американским капитализмом исчезло, но напряжение, которое наблюдалось еще в 19 веке, вновь вышло на поверхность, преследуя умы политиков обоих народов. Например, многие поколения православных русских-христиан жили с мыслью о том, что они должны помогать своим сербским братьям по вере. Разумеется, что президент Ельцин с крайним неудовольствием и неохотой шел на сотрудничество с Клинтоном и его политикой во время югославских кризисов.

Возьмем другой пример (и он окажет значительное влияние на тех американцев, большая часть жизни которых придется на 21 век): США и Российская Федерации самоотверженно боролись друг с другом за то, кто будет разрабатывать обширные нефтяные и газовые месторождения в зоне Каспийского моря. Обладая потенциалом в $6 триллионов, эти запасы являются вторыми в мире после Ближнего Востока. До 1991 года регион находился под контролем Ирана и Советского Союза. Затем 5 республик региона откололись от СССР, став независимыми, а также довольно коррумпированными, иногда нестабильными и в перспективе очень богатыми. Несколько новообразованных государств подписали выгодные контракты с такими нефтяными компаниями из США как Chevron (который заключил предварительный договор на $20 миллиардов с Казахстаном) и Exxon для разработки нефтяных полей. Не меньшей важности представляется борьба вокруг возможных маршрутов прокладки нефтепроводов, по которым можно было бы поставлять нефть и газ на мировые рынки. Официальный Вашингтон выкручивали руки местным правительствам, требуя, что трубы должны быть проложены в западном направлении через Турцию и Черное море, а не в северном - через непредсказуемую Россию — или в южном — через враждебно настроенный Иран. Русские в свою очередь также оказывали сильное давление на новые государства, иногда прибегая к военным угрозам, чтобы вынудить тех выбрать северный маршрут. И опять история приходит на помощь, чтобы объяснить, что именно происходило и происходит. Как было сказано ранее (стр. 313), британцы и русские сто лет назад уже принимали совместное участие в том, что называлось «великая игра построения империи», дабы увидеть, кому выдастся управлять этим регионом, который имел высокое экономическое и стратегическое значение. По причине все той же важности региона Гитлер отправил одну из своих армий вторжения прямиком сюда в 1941 году, но был остановлен Советами ценой невероятного числа жизней. Теперь «великая игра» начиналась вновь, на этот раз не только лишь между американцами и русскими, а еще и китайцами, иракцами, иранцами и европейцами - все участники желали оторвать свой необъятной ценности приз (*19).

Клинтон вложил столько своих усилий и внешнеполитической мощи США в этот регион — который простирался от Балкан через Ближний Восток (включая Ирак, в котором Саддам Хусейн продолжил наращивать свою армию, не взирая на воздушные рейды ВВС США и экономические санкции) и доходил до Каспийского моря — что критики назвали его политику «Третьей американской империей». Первая империя сложилась с обретением территорий в Тихом океане и зоне Карибского бассейна во время войны 1898 года. Вторая империя появилась после 1945 года и была связана с распространением влияния США в Европе и Азии (*20). Борис Ельцин был в восторге от Третьей империи не более, чем любой его коммунистический предшественник в Кремле ликовал от Второй. Но его позиции были слишком шатки, и он не мог остановить рост американского влияния. Наземные войска Ельцина таяли как снег под летним солнцем. Их численность, моральное состояние и боеготовность падали, потому что ему не хватало экономической мощи, чтобы обратить этот процесс вспять. Но он все же продолжал владеть тысячами ядерных боеголовок. Один из американских чиновников заметил: «Они там у себя в Москве ничего толком сделать не могут, но они в состоянии стереть в пыль Нью-Йорк» (*21).

(*15) Washington Post, December 16, 1996, p. A25.
(*16) The New York Times, December 28, 2000, p. A17; Ibid, December 25, 2000, p. A16; Ibid., October 15, 2000, p. 4bu.
(*17) Washington Post, January 15, 2001, p. A4.
(*18) The New York Times, November 17, 2000, p. A10; Kenneth E. Sharpe, “Addicted to the Drug War,” Chronicle of Higher Education, October 6, 2000, p. B14; Rafael Pardo, “Colombia's Two-Front War,” Foreign Affairs, 79 (July/ August, 2000): especially 64-71.
(*19) Sheila N. Helsin, “Key Constraints to Caspian Pipeline Development,” April 1998, The James A. Baker Institute for Public Policy, Rice University, Houston, Texas; Stanley Kober, “The Great Game, Round Two,” Cato Institute of Foreign Policy Briefing, no. 63, October 31, 2000, Washington, D.C., a critical account of US policy.
(*20) Jacob Heilbrunn and Michael Lind, “The Third American Empire,” The New York Times, February 2, 1996, p. A15.
(*21) Washington Post, March 24, 1993, p. A24.

Дополнительная информация о возможных причинах, по которым Клинтон решил вмешаться в Косовский конфликт:
http://abcdefgh.livejournal.com/832572.html

Tags: Билл Клинтон, РФ, США
Subscribe

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Настоящие президенты никогда не сдаются

    Эндрю Джексон тринадцатилетним подростком служил вестовым, бегая между отрядами восставших колонистов. Попал в плен к британцам и, отказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments