lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Двенадцатая глава 012

Шансы Горбачева на успех зависели не только от его контроля над советской политикой, но и от сокращения расточительных дорогостоящих обязательств за рубежом. Ему безотлагательно требовалось заключить договор по вооружениям с американцами, что позволило бы сократить вырвавшийся из узды военный бюджет. Будущее выглядело мрачным, когда он впервые занял пост генсека в 1985 году. Советско-американские отношения были напряжены. Рейган, сверх того, теперь копировал тактику Никсона. Заявив однажды, что китайский режим «основывался на идее о необходимости уничтожать правительства подобные нашему», в 1984 году он развернул свой курс. Рейган посетил Китай и вновь стал называть данное государство «этим так называемым коммунистическим Китаем». Он даже отправил китайцам высокотехнологичное оружие на фоне цветущей сино-американской торговли. Советы, обуянные страхом перед перспективой заполучить на своих границах гигантского хорошо вооруженного китайского соседа, рассматривали сино-американскую ось как направленную против них. Ситуация осложнилась незадолго до прибытия Рейгана в Китай, когда СССР сбил гражданский южнокорейский самолет, который, согласно советским утверждениям, целенаправленно пролетел над высоко секретными дальневосточными военными базами. Среди 269 погибших был один конгрессмен США. Москва назвала этот полет «сознательной провокацией». Вашингтон отрицал, что у самолета была разведывательная миссия, и назвал сбитие самолета в августе 1983 года бесчеловечным действием. Один советский руководитель заявил: «Товарищи, текущая международная ситуация доведена до белого каления, до совершенно белого каления». Один генерал корпуса морской пехоты высказался, что советско-американская ограниченная война является «почти неизбежной вероятностью» при жизни его поколения. Рейган и сам это признавал: «В прошлом были случаи, когда люди считали, что конец мира близок … но такого, как сейчас, никогда раньше не было» (*65).

Затем последовали медленные, но верные изменения. Готовясь к перевыборам в 1984 году и зная, как показал один опрос общественного мнения, что более одной трети американских граждан боялось того, что президент втянет их в войну, Рейган несколько сбавил пыл своей воинственной риторики. Сверх того, даже самые заядлые ястребы среди чиновников США никогда не верили в то, что у них получиться толкнуть СССР в объятия быстрого коллапса. Секретная Директива о решениях по делам национальной безопасности (NSDD-72), созданная в конце 1982 года, планировала всего лишь «продолжительное» сдерживание с надеждой на то, что СССР как-нибудь сам станет более плюралистичным. Риторика Рейгана звучала более агрессивно, чем его собственные долгосрочные политические стратегии. Поворотная точка в Холодной войне наступила тогда, когда Горбачев занял пост генсека в марте 1985 года. Он уже до этого публично заявлял, что разрядка была возможна. Его экономические планы же теперь делали разрядку необходимостью. Горбачев просто перевернул всю советскую доктрину. Москва когда-то утверждала, что только социалисты переживут ядерную войну; теперь же Горбачев говорил, что ядерная война не пощадит никого — даже социалистов. «Безопасность» - заявил он - «может быть достигнута только политическими мерами», а не милитаристским бряцанием. Далее он начал рассказывать о том, что насущные мировые проблемы, таких как, экология и нехватка ресурсов, могут быть разрешены только путем сотрудничества, а не конфронтации: глобальная «взаимозависимость … такова, что все народы сродни альпинистам, которые привязаны к одной веревке на горном склоне. Они либо все вместе заберутся на вершину горы, или свалятся в пропасть как один».

Как показал в своих исследованиях политолог Мэтью Евангелиста, Горбачев пришел к такому выводу частично благодаря влиянию, которое оказали на него американские частные группы по контролю над вооружением, передавшие ему мысль о необходимости прекратить рост вооружений в 80-е года. Ведомые группой Pugwash (западные ученые-ядерщики и эксперты в области вооружений, которые тесно сотрудничали со своими советскими коллегами), эти неправительственные организации убедили Горбачева, что сокращение вооружений предоставит больший уровень безопасности, чем рост вооружений (группа Pugwash получит нобелевскую премию мира за свои сорокалетние усилия остановить гонку вооружений). Другими словами частные группы сторонников мира, возможно, сыграли большую роль, чем наращивание военной мощи Рейганом, в процессе уговора Горбачева сбавить темп гонки вооружений (*66).

Горбачев уговорил Рейгана провести с ним встречу на высшем уровне. Первый саммит за шесть лет прошел в ноябре 1985 года в Женеве. Оба политика принципиально согласились сократить свои стратегические силы вдвое и вновь запустить программу культурного обмена. Во время головокружительной четырнадцатичасовой встречи в Рейкьявике, что в Исландии, в октябре 1986 года, они шокировали весь мир, согласившись уничтожить все ракеты средней дальности (такие как Першинг) в Европе. Они даже почти согласились о том, чтобы уничтожить едва ли не все остальные ядерные ракеты. Но это последнее сногсшибательное предложение провалилось, когда Горбачев потребовал привязать к нему ликвидацию Штатами их программы «Звездных войн», и Рейган отказался.

Год спустя Горбачев совершил свою первую поездку в Вашингтон. Два политических деятеля подписали договор, уничтоживший все ядерные ракеты малой и средней дальности (то есть с радиусом до 3000 миль, или 4800 км.). Этот исторический пакт ознаменовал собой событие, когда впервые целый класс американского и советского ядерного оружия был не просто ограничен, а уничтожен полностью. В середине 1988 года Рейган отправился в Москву с визитом доброй воли. Он и Горбачев прогулялись рука об руку по Красной площади. В декабре 1988 года советский лидер вновь прибыл в США и позволил второму своему ботинку, обычным вооруженным силам, упасть со своей ноги: он объявил, что его армия в одностороннем порядке будет сокращена на 500000 человек и 10000 танков за 2 года. Планировалось вывести 6 танковых дивизий из ГДР. Также он объявил, что будет переписан советский закон, чтобы гарантировать гражданам защиту от преследования за их политические или религиозные взгляды. Что касается «Звездных войн», то США продолжили оплачивать исследования, но Горбачев пришел в выводу, что первоначальный план был мертворожденным — он стал жертвой научной реальности, огромного бюджетного дефицита США и отказа Пентагона доверить такой сомнительной системе дело национальной безопасности (*67).

Эти договоры в области вооружений были поразительны, но предложения Горбачева в сфере экономики и прав защиты человека были не менее важными. Рейган позднее пошутит: «Когда мы сказали ему, что нам всем следует выложить все наши карты на стол, то он выложил свою Визу и Мастеркард». Со своей стороны президент сделал жест доброй воли, когда в Москве он сказал, что более не считает страну Советов «империей зла». Он добавил: «Мы с оптимизмом смотрим на наши будущие переговоры». После первой встречи в 1985 году Рейган шепнул Горбачеву: «Спорим, что ястребы в обоих наших государствах сейчас корчатся, места себе не находят» (*68).

Один из этих сторонников жесткой линии, Збигнев Бжезинский (старший советник бывшего президента Джимми Картера), с пеной у рта обвинял всех и вся в всеобщем «умопомешательстве и ликовании вокруг фигуры Горбачева только лишь из-за того, что тот всего лишь надел свежую рубашку …, а его жена не выглядела как животное». Но настойчивый Горбачев помог укоротить ястребов в обеих странах, позволив большему количеству евреев покинуть СССР. С 1969 года число диссидентов, которым позволили эмигрировать, варьировалось в зависимости от состояния отношений между США и СССР и зависело от того, как сильно Москва нуждалась в экономической помощи и заключении договоров об ограничении вооружений:

Год: число евреев, выезжающих из СССР
1967: 4498
1971: 13002
1972: 31681 (ОСВ-1 Никсона и Брежнева)
1975: 13221
1978: 28864
1979: 51320 (ОСВ-2 Картера и Брежнева)
1980: 21471
1984: 896
1986: 914
1988: 19286 (*69)
1989: 70000 (прогноз на тот год)

Решения Горбачева поразили Запад. Некоторые чиновники США просто не понимали, что именно происходило. ЦРУ постоянно недооценивало Горбачева и переоценивало силу Советского Союза, возможно по той причине, то Агентство не могло выбраться из ловушки стереотипов и ментальности Холодной войны, а, возможно, также и потому что в ЦРУ сумел проникнуть советский агент Олдрич Эймс. Высокопоставленный эксперт ЦРУ по советским делам, Роберт Гейтс, сообщил сильно сомневающемуся Шульцу в 1986 году, что Горбачев не представлял из себя ничего нового и что «Советский Союз по-прежнему является деспотизмом в рабочем состоянии». Горбачев вскоре показал, что Гейтс ошибался. Например, с 1946 года американцы и русские начинали войны, настоящие и холодные, с целью заполучить контроль над развивающимися странами. Когда Горбачев вступил во власть, то он увеличил объем советской помощи в такие расколотые и разоренные войной страны как Афганистан и Ангола. Эти государства, наравне с Кубой, в год впитывали в себя десятки миллиардов советских рублей с крайне низкой отдачей и выгодой для Москвы. Затем Горбачев дезавуировал концепцию «освободительных войн», финансируемых СССР, объявив, что «является недопустимым и бесполезным делом поощрять революции за рубежом». Он вызвал гнев Кастро, применив эту новую политику к Кубе и посоветовав Кастро привести дела у себя в стране в порядок, потому что Советы более не могли закачивать $10 миллионов долларов в день для поддержания кубинской экономики на плаву (*70).

Ростки мира начали пробиваться сквозь бетонные доты на некоторых фронтах. Горбачев поддержал сделку, терпеливо подготовленную и разработанную помощником государственного секретаря Честером Крокером, которая положила конец четырнадцатилетнему восстанию, поддерживаемому США и ЮАР, против марксистского правительства Анголы. В качестве ответной меры кубинский контингент численностью в 30,000 человек, защищавший ангольский режим, должен был вернуться домой. Для Доктрины Рейгана это было безусловно поражение, но для американской и советской дипломатии это была победа, и особенно для Крокера, которому многое пришлось пережить и вытерпеть ради этой сделки. Горбачев также посетил Китай для упрочнения связей. И самое важное - он вывел 115,000 советских солдат из Афганистана в начале 1989 года. Эта «кровоточащая рана», как он называл ее, заразила советских солдат пагубными привычками наркомании и алкоголизма, забрав в боях 15,000 советских (и 85,000 афганских) жизней. На радость Доктрины Рейгана Вашингтон с 1979 года закачал $2 миллиарда долларов в Афганистан, помогая тамошним мусульманским партизанам воевать против СССР. Коренной перелом произошел в 1986 году, когда при сильной поддержке Конгресса ЦРУ передало партизанам ПЗРК Стингер , которые могли сбивать советские вертолеты. Ирония заключалась в том (и, возможно, что Горбачев рассчитывал на это), что, как только Советская армия покинула страну, афганцы принялись яростно сражаться сами с собой. Марксистское правительство, финансируемое Москвой, смогло уцепиться за власть. «Все были настроены против русских» - заметил один лидер повстанцев - «но теперь люди сбиты с толку» (*71).

Горбачев не только сумел вырваться из всех этих дорогостоящих ловушек, но и перенаправил советскую энергию в более прибыльное русло. Сдвинув в своем списке приоритетов Анголу и Никарагуа вниз, он напротив усилил связи с Индией, Аргентиной и Мексикой - большими государствами, которые сулили ему экономические и политические выгоды. Что самое существенное, он запустил целую программу по улучшению взаимоотношений с Западной Европой. Поездки в Бонн, Париж и Лондон вызвали там поветрие под названием «горбачевская лихорадка», и он использовал эту популярность, чтобы призвать всех к «единому европейскому дому», который растянулся от Великобритании до дальних краев Советского Союза (*72).

Мир изменялся с головокружительной скоростью. В начале 1900-х годов великий историк Генри Адамс играл с физическими законами, чтобы доказать (для своего собственного удовлетворения), что ритм истории ускорился в эру 1870-1910-х, на которую пришлись промышленная революция и западный империализм. Если бы Адамс был жив 1980-е года, посреди всей этой невероятной советской трансформации, своими глазами наблюдая за ракетоподобным взлетом Западной Европы и Японии, за революцией, что вошла в быт и повседневную жизнь через компьютеры, спутники и биотехнологии, даже он был бы поражен этой возросшей скоростью и глубиной происходящих изменений. В одном, однако, Адамс чувствовал бы себя по-прежнему как дома. Между 1900 и 1914 годами он был одним из немногих выдающихся американцев, которые, боясь, что Россию разорвет на куски изнутри, предлагал сотрудничать с русскими и помогать им приспособиться мирно к этому новому миру. Большинство сотрудников из администрации Джорджа Буша согласились в этом с Адамсом.


(*65) Dallek, Ronald Reagan, p. 174; The New York Times, May 2, 1984, p. A1; Joel B. Harris, Bruce H. Turnbull, and Jeffery P. Bialos, Compliance with US Export Control Laws and Regulations (Washington, 1984), pp. 39-41; Washington Post, November 21, 1984, p. A1; Ibid., June 22, 1984, p. A15; The New York Times, October 21, 1984, p. 32 on “Armageddon.”
(*66) Этот и предыдущий параграф основаны на работе Мэтью Евангелиста, Unarmed Forces; The Transnational Movement to End the Cold War (Ithaca, N.Y., 1999), especially chapters 11-14; Raymond L. Garthoff, “Letters to the Editor,” Foreign Affairs, LXXIV (May/June 1995): 198; Paul Marantz, From Lenin to Gorbachev (Ottawa, 1988); Marantz's “Gorbachev's New Thinking,” Current History, October 1988, pp. 3-6; FBIS, Daily Report: Soviet Union (Washington, February 17, 1987), pp. pp. AA15-AA16; Washington Post, December 26, 1983, p. A.
(*67) Strobe Talbott, The Master of the Game: Paul Nitze and the Nuclear Age (New York, 1988), pp. 362-268; 374-383; Washington Post, December 8, 1988, p. A1.
(*68) Washington Post, February 1, 1988, p. B8; The New York Times text of press conference, June 2, 1988, p.A16.
(*69) Congressional Quarterly, February 25, 1989, p. 401; The Brzezinki quote is in Costigliola, France and the Unites States, p. 264.
(*70) Fred Kaplan, “Soviet Recasting Foreign Policy,” Boston Globe, April 10, 1988; Time, July 27, 1987, p. 40; The New York Times, August 7, 1988, p. 11; Shultz, Turmoil and Triumph, p. 703.
(*71) Washington Post, December 23, 1988, p. A14; Ibid., October 4, 1986, p.A14, lists the sanctions; Matthew Evangelista, “'New Thnking' in Foreign Policy,” The Nation, June 13, 1987, pp. 795-799; The New York Times, June 6, 1989, p. A4; Ibid., December 15, 1988, p. 27. Essential readin is John F. Burns, “Afghans: Now They Blame America,” The New York Times Magazine, February 4, 1990, pp. 24-37.
(*72) Neil MacFarlane, “The USSR and the Third World,” The Harriman Institute Forum, I (March 1988): 4-5; Michail Gorbachev, Perestroika (New York, 1987), p. 190; Alexander Yakovlev, On the Edge of an Abyss (Moscow, 1985), pp. 12, 33, 39, 142-146.



[Сцена, которую целые поколения советских и американских граждан даже и не думали никогда увидеть: президент США (Рональд Рейган) и советский Генеральный секретарь (Михаил Горбачев) вместе смеются около уютного камина, приближая этой встречей конец Холодной войны]
Reagan_and_Gorbachev_hold_discussions

Дополнительная информация:
- несколько слов о лучших друзьях Советского Союза, Мариама из Эфиопии и душ Сантуша из Анголы:
http://76-82.livejournal.com/5853001.html

Tags: Михаил Горбачев, Рональд Рейган, Холодная война
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments