lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Двенадцатая глава 006

Рейган получил 51 процент голосов избирателей, но куда больше голосов членов коллегии выборщиков. Опросы населения на выходе с избирательных участков показали, что большинство проголосовавших полагали, что «пришло время для смены курса», другими словами, они хотели нового руководства для своей страны. В особенности их удручала такая внутренняя проблема как инфляция, но американцы также были недовольны очевидной «потерей контроля» над внешними делами. Из всех опрошенных 84 процента считали, что их страна провалилась в «глубокую и опасную яму». Они выступили за выделение больших средств оборонному бюджету и за использование военной силы в кризисных ситуациях (*34). Рейган оседлал волну этого общественного разочарования для своего проскальзывания во власть.

Когда-то являясь горячим сторонником «Нового курса», Рейган изменил свои политические предпочтения после того, как ему пришлось тесно поработать с коммунистами в Голливуде. На это наложилась усталость от необходимости платить высокий подоходный налог, развод с актрисой Джейн Виман и брак с актрисой Нэнси Дейвис, которая происходила из довольно консервативной семьи. Будучи телевизионным лицом компании General Electric в 50-е года и губернатором Калифорнии в конце 60-х он активно боролся против власти федерального правительства. Губернатор Рейган привлек общенациональное внимание за свою жесткую позицию против антивоенных демонстраций и защитников гражданских прав на территории калифорнийских университетов. В 1970-е года он стал самым известным рупором неоконсервативного движения, которое требовало порядка в обществе и ограничения правительственных трат во всем за исключением антикоммунистических программ за рубежом. Один неоконсерватор сказал, что «университетские выступления 60-х годов, расцвет контркультуры, идея Великого общества [Линдона Джонсона], и «захват» демократов либеральным «крылом Макговерна» привели к созданию этого движения». Неоконсерватизм также был порождением тех миллионов долларов, что деловые круги выделяли при создании таких идеолого-аналитических центров правого толка как Hermitage Foundation и Hoover Institution. Новые консерваторы воспринимали эти идеи крайне серьезно. Они считали, что либерализм уже изжил себя, и поэтому они должны были работать над созданием новых программ. При его восхождении во власть Рейгану помогло как его апеллирование к интеллектуалам, так и популистские заявления (*35).

Внешняя политика нового президента была простой и прямолинейной: она целиком и полностью базировалась на борьбе с Советским Союзом. В мусорную корзину отправились мудреная политика разрядки Никсона и ранние заигрывания Картера с темой глобального противоречия между Севером и Югом. Вместо всего этого Рейган взял на вооружение антикоммунистические инициативы позднего Картера 1979-1980 годов и развил их до крайности. «Давайте не будет обманывать сами себя» - заявил он во время своей кампании 1980 года - «Советский Союз является подспудной причиной всех волнений, что охватили мир в наши дни. Если бы они не были втянуты в эту игру домино, то сейчас везде все было бы спокойно». Когда его просили уточнить, что именно он имел в виду, и быть более конкретным, то Рейган отвечал пространно и путано. Он подымал тост за здравие принимающей стороны в «Боливии», находясь при этом в Бразилии, а во время чрезвычайного заседания по делам безопасности он ошибочно предположил, что советская ракета SS-19 была больше, чем SS-18, потому что 19 было большим числом по сравнению с 18. К концу 1981 года его советник из состава Совета национальной безопасности (СНБ) обнаружил, что президент был столь невежественным в основах внешней политики, что ему пришлось показывать Рейгану простые учебные фильмы, созданные правительством для инструктажа. Во время этих сеансов Рейган задавал уточняющие вопросы, но он никогда не спрашивал: «А что я должен говорить?» (*36).

Он тратил часы на подготовку к своим появлениям на публике, во время которых он использовал весь свой голливудский опыт, чтобы протолкнуть свои политические заявления и инициативы. «Ухватить и удержать видение … - это сама суть, как я считаю, успешного лидерства — и это действительно не только на съемочной площадке, где я выучил этот урок, но везде, во всех сферах нашей жизни» (*37). У Рейгана было видение, что он приведет Советский Союз к поражению в Холодной войне. На встрече с лидерами фундаменталистских религиозных организаций он описывал СССР как «империю зла», и он заявил британскому парламенту в 1982 году, что «марксизм-ленинизм» был обречен стать «прахом истории». В 1981 году Брежнев, загнанный в угол войной в Афганистане, китайской враждебностью и падающей экономикой, отправил девятистраничное письмо Рейгану, прося его начать переговоры об ограничении вооружений. Президент отказал; вместо этого он хотел обсуждать советский «империализм». Популярность президента не снижалась. «Он мыслит на совершенно другом уровне, отличным от нашего» - заметил один лидер Сената. «Мы можем отыскать в нем изъяны, так как он не знает некоторых вещей … но он может вести простой диалог с избирателями … Джимми Картер мог соглашаться с тобой, а тебе все равно что-то не нравилось в нем. Этот же парень может не соглашаться с тобой, и даже после этого ты будешь считать его просто душкой». Причины публичной эффективности Рейгана коренились не только лишь в его личном характере и голливудских манерах. Его речи эксплуатировали антисоветские настроения американского общества, корни которых уходили в 1940-е года, если не в 1890-е. И он неуклонно убеждал их в том, что они являются избранным народом Бога, который возложил на них миссию великой борьбы согласно своему «божественному плану», как назвал его Рейган (*38).

Его внешнеполитическая тактика по выбрасыванию пепла Советского Союза в мусорную корзину истории оказалась не столь грандиозной как озвученное выше видение. И действительно во время первых пяти лет его правления внешняя политика Рейгана в основном ограничивалась работой с военным бюджетом. Сторонники Рейгана утверждали, что гонка вооружений в 70-е года велась только страной Советов. Другие же, однако, справедливо замечали, что в 70-е американцы модернизировали 500 ракет Minuteman; приняли на вооружение смертоносные ракеты MIRV с их мощными разделяющимися боеголовками; выпустили в океаны подводные лодки типа Посейдон, которые несли на своем борту грозные и высокоточные ракеты Trident; построили 200 новых крылатых ракет, которые могли скрыться от советских радаров; и разместили на аэродромах новые более совершенные стратегические бомбардировщики, аналогов которых в Советском Союзе не было. В реальности планы Рейгана по перевооружению армии мало чем отличались от планов Картера. Но отличие все же было: за пять лет на военные нужды было потрачено $1.6 триллиона долларов вместо $1.2 триллиона, запланированных Картером. В 1990е года следователи Пентагона обнаружили, что военные и гражданские чиновники США очень сильно занижали свои траты - и очень сильно переоценивали советские возможности - когда выжимали миллиарды долларов у Конгресса. Например, был размещен заказ на самолеты B2, каждый из которых стоил $2 миллиарда долларов, чтобы пробивать советскую ПВО определенного типа, которой в реальности не существовало. Деньги все же рекой полились из Конгресса, многие избиратели которого хотели бы сократить объемы корпоративного мошенничества и излишние траты в правительстве, но только если это не затронет их собственные прибыльные военные контракты (*39).

Министр обороны Каспар Уайнбергер был прозван «Капитан-нож», потому что ранее ему приходилось урезать правительственный бюджет. Сейчас же его, однако, посадили на место , с которого ему требовалось реализовывать планы по созданию таких вооруженных сил, которые могли бы вести три с половиной войны во всем мире одновременно (Никсон считал, что возможностей вести полторы войны одновременно было достаточно). Военное строительство также было нацелено на то, чтобы дать американцам средства, позволяющие «одержать победу» в «затянувшейся» ядерной войне. Ученые и некоторые военные офицеры полагали такие планы абсурдом, первый обмен ядерными ракетами грозил сделать планету необитаемой. Планирование все же шло своим ходом до того момента, когда Уайнбергер не счел, что проектируемый пятилетний бюджет был слишком мал. Более того, администрация неоднократно намекала на то, что она собирается дезавуировать договор Картера с Брежневым ОСВ-2, чтобы выйти на ограничения договора по количеству пусковых установок. Но как это и раньше бывало, военные выступили с предостережением, что, если договор ОСВ-2 будет расторгнут, то Советы смогут строить пусковые площадки быстрее американцев. Рейган, который всегда осуждал Картера за этот договор, в итоге решил следовать его пунктам (*40).

Наращивание вооруженных сил все же продолжилось и начало вызывать определенную тревогу в обществе. Т. К. Джоунс, чиновник Пентагона, попытался развеять растущую озабоченность. Если начнется ядерная война, заявил он, «выкопайте себе яму, прикройте ее парой дверей, а затем набросайте три фута земли поверх. Этот слой земли предохранит вас от удара». Редактор одной газеты поинтересовался, не был ли этот чиновник персонажем из комикса «Дунсбери». Другой рейгановский чиновник уверял Конгресс, что почта в США продолжит доставляться после ядерной войны, «даже если у выживших закончатся марки». Далее он откажется изменить свою точку зрения, когда один конгрессмен заметил, что доставка почты может стать проблематичной в ситуации, когда «нет больше улиц, домов, адресов, кварталов». Другие работники администрации, казалось, были столь же плохо осведомлены. В 1983 году Рейган ошеломил своих советников, когда признался, что только сейчас узнал, что 70 процентов советских ракет были наземного базирования, тогда как в США таких ракет было только 20 процентов. Только сейчас он осознал, продолжил вечер признаний Рейган, почему русские целых два года так самоотверженно боролись против его предложения резко сократить число наземных ракетных комплексов. Но никакой переоценки позиции не последовало. Его команда упрямо цеплялась за сценарий «победы» в ядерной войне (*41).

(*34) Terry Deibel, Presidents, Public Opinion and Power, The Nixon, Carter and Reagan Years (New York, 1987), pp. 14-15; The New York Times, November 9, 1980, p. 28.
(*35) Sidney Blumental, The Rise of the Counter-Establishment (New York, 1986), p. 250; The New York Times, December 28, p. E5; Washington Post, May 12, 1985, p. F4.
(*36) Time, December 8, 1986, p. 34; Strobe Talbott, Deadly Gambits (New York, 1984), p. 274; Washington Post, March 27, 1988, p. C4; Wall Street Journal, June 3, 1980, p.1.
(*37) Terry Deibel, “Reagan's Mixed Legacy,” Foreign Policy, No. 75 (Summer 1989): 50-51; Neil Postman, Amusing Ourselves to Death. Public Discourse in the Age of Show Business (New York, 1985), pp. 125-128.
(*38) Blumental, Rise of the Counter-Establishment, pp. 252-253; Steven R. Weisman, “Can the Magic Prevail?” The New York Times Magazine, April 29, 1984, p. 41; Washington Post, November 21, 1983, p. A13; Ibid., March 29, 1981, p. A6; Strobe Talbott, The Russians and Reagan (New York, 1982), pp. 70-71.
(*39) Thomas J. Downey, “We Never Dropped Out of the Armes Race,” Washington Post, November 29, 1983, p. A17; Hans A. Bethe, “The Inferiority Complex,” The New York review of Books, June 10, 1982, p. 3; The New York Times, July 13, 1980, p. 14; Washington Post, July 12, 1980, p. A8. Следователи Пентагона упомянуты в The Ne wYork Times, June 28, 1993, p. A10.
(*40) Robert Dallek, Ronald Reagan, The Politics of Symbolism (Cambridge, Mass., 1984), p. 157; Ulam, Dangerous Relations, p. 248; Jeffrey Record, “Jousting with Unreality; Reagan's Military Strategy,” International Security, VIII (Winter 1983/1984): 3, 18; Washington Post, March 5, March 5, 1981, p. A1; Ibid, March 8, 1982, A1.
(*41) Robert Sheer, With Enough Shovels (New York, 1982); Kaplan, The Wizards of Armageddon, p. 338; Dallek, Reagan, pp. 146-157; Weisman, “Can the Magic Prevail?” p. 48; The New York Times, March 19, 1982, p. A30.

[Рональд Рейган в свою бытность актером]

ronald-reagan

Tags: Рональд Рейган, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments