lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Двенадцатая глава 005

Не в состоянии разработать связную внешнюю политику Картер в середине 1979 года ухватился за единственную доступную ему альтернативу. Он значительно ускорил наращивание военной мощи США, что в ретроспективе стало первой главой в более обширной программе администрации Рейгана 80-х годов по существенному увеличению военных расходов. Бюджет министерства обороны начал расти, когда Картер приступил к строительству баз в зоне Персидского залива и дал разрешение на создание Сил быстрого развертывания (Rapid deployment force), которые (по крайней мере на бумаге) могли нанести быстрый удар по любому региону Третьего мира, особенно по богатому нефтью Ближнему Востоку. Бжезинский позднее признается, что в те дни «в наших взаимоотношениях с Москвой не было ни диалога, ни политики сдерживания» (*28). Все контакты были сведены до обсуждения ОСВ-2, да и сам договор грозил стать мертворожденным, так как орган контроля над соблюдением условий ограничений вооружений на деле оказался слишком хрупким институтом, слишком уязвимым к изменчивому политическому климату, слишком слабым для тяжкой ноши советско-американских отношений. Договору требовалось какая-нибудь дополнительная политическая и экономическая структура, вроде той, что в свое время пытались создать Никсон и Брежнев и которую сейчас демонтировал Картер.

В то время как Картер обращал свой взгляд на армию и искал там так необходимую ему точку опоры, то же самое делал и Брежнев. На советской границе мусульманское государство Афганистан начало дрейфовать в сторону от СССР, пытаясь выскользнуть из-под контроля, который Советская Россия осуществляла над страной посредством марионеточных правительств. В 19 веке британские колониалисты любили говорить о «великой игре империи» на Ближнем Востоке, игре, в которой Афганистан, из-за своего центрального положения, был важной пешкой. Теперь же с точки зрения СССР враждебно настроенные Китай и Иран, управляемый мусульманскими фанатиками, несли опасность советской стране. В 1979 году СССР счел, что ставки были очень высоки и решил продолжить эту игру. Несколько невоенных советников убедили больного Брежнева, что стратегические и идеологические причины требовали начала войны, которая, как они уверяли, будет короткой. Затем он отклонил возражения кадровых военных, которые опасались этой операции, выступая против ее проведения самым категоричным образом. 27 декабря советская армия вторглась в Афганистан, казнила неэффективного марксистского лидера и вскоре вовлекла стотысячную группировку войск в длительную, дорогостоящую войну против мусульманских партизан. Американские эксперты размышляли, что эта кампания может стать советским Вьетнамом. Дабы избежать такой катастрофы, советские войска вели войну жесткими мерами, включая расстрел студентов, протестующих против оккупации. Брежнев также отдал приказ о новом аресте советских диссидентов, одним из которых был лауреат Нобелевской премии мира физик Андрей Сахаров, лидер советского движения за права человека. Один высокопоставленный чиновник Государственного департамента считал, что вторжение и аресты частично стали результатом «внутреннего кризиса в самом Советском Союзе … Возможно, что мы имеем дело с ситуацией, когда закон термодинамической энтропии все же окончательно догнал Советский Союз и заключил его в свою ловушку, который [СССР] теперь тратит больше энергии для простого сохранения равновесия, чем на улучшение своей внутренней природы. Очень может быть, что мы сейчас являемся свидетелями интервенции, осуществляемой страной, которая переживает неуклонный внутренний упадок» (*29).

Осажденный со всех сторон Картер, наивно жалующийся, что Советы «врали» ему о своих мирных намерениях, ускорил свою программу военного строительства, которая началась до вторжения в Афганистан. Он забрал договор ОСВ-2 из Сената (где он так и так лежал бездыханным трупом), начал регистрировать призывников для срочной военной службы, ввел эмбарго на поставки пшеницы и технологий в СССР и приказал американским гражданам свернуть свое участие в Олимпийских играх 1980 года в Москве. Он пообещал увеличить ассигнования на военные нужды на 5 процентов в реальных терминах (т.е. за вычетом инфляции). И, наконец, президент торжественно объявил о «Доктрине Картера», в которой Соединенные Штаты брали на себя обязательство осуществить интервенцию — если потребуется, то одностороннюю, - в случае, если СССР станет угрожать западным интересам в Зоне Персидского залива. Бжезинский убедил Картера анонсировать эту Доктрину, напрямую сравнив этот кризис с вызовами, с которыми Трумэн столкнулся в 1947 году. Житель Джорджии, который всегда благоговел перед этим предшественником-президентом, теперь видел себя в роли благодарного наследника, вновь расставляющего костяшки домино на доске западной цивилизации (*30).

Сайрус Вэнс отказался присоединиться к этому крестовому походу. Он полагал, что СССР вторгся в Афганистан из-за того, что он обнаружил «опасную проблему» на своих границах, и, более того, им было больше чего «терять в своих отношениях с Соединенными Штатами» (*31). В апреле 1980 года Вэнс подал в отставку, когда, не взирая на его протесты, Картер отдал распоряжение о секретной военной операции по освобождению 53 американских заложников в Иране. Эта сложная миссия провалилась, так как столкновение между собой двух вертолетов и транспортного самолета привело к гибели восьми американских солдат.

Президент начал свою президентскую кампанию 1980 года, имея самые низкие рейтинги за всю последнюю историю (77 процентов отзывались о его деятельности отрицательно, 82 процента отрицательно отзывались о его внешней политике). Охватившая предвыборный штаб апатия достигла таких глубин, что, когда Картер в своем противостоянии с сенатором Эдвардом Кеннеди за титул кандидата от демократической партии, сказал «Да я ему задницу надеру», то сотрудники штаба ответили своему президенту, что эти слова больше сделали для повышения их боевого духа, чем что-либо после «концерта Вилли Нельсона», который им устроили за несколько месяцев до этого (*32). Картер попытался перехватить инициативу с помощью своей программы ускоренного военного перевооружения. Он подписал президентскую директиву 59 (PD-59), которая предписывала строительство новых боевых подразделений, нацеленных на ведение длительной ограниченной ядерной войны. Критики очень быстро начали сравнивать PD-59 с СНБ-68, созданный три десятилетия назад в тот период, когда военная мощь Советского Союза сильно переоценивалась (*33).

Машина внешней политики государства на перекрестке повернула на дорогу, что вела обратно в 1950 год. К несчастью для Картера его переменчивый успех не позволил ему продолжить сидеть в этом автомобиле, так как в вопросах внешней политики с правого фланга на него стал напирать кандидат от республиканской партии, Рональд Рейган, а противостоять такому натиску справа в текущих условиях было невыполнимой миссией.


(*28) Два прекрасных анализа можно найти в книгах Melvyn P. Leffler, “From the Truman Doctrine to the Carter Doctrine,” Diplomatic History, VII (Fall 1983): 245-266; and Stanley Hoffmann, “In Search of a Foreign Policy,” The New York Review of Books, September 29, 1983, p. 54.
(*29) Anatoly Dobrynin, In Confidence (New York, 1995), pp. 438-439; Charles W. Maynes, “The World in 1980,” U.S. Department of State, Current Policy, April 1980, pp. 1-2.
(*30) Brzezinki, Power and Principle, pp. 30-31, 444-445.
(*31) Cyrus Vance, Hard Choices (New York, 1983), pp. 388-389.
(*32) Carter, Keeping Faith, p. 464; Washington Post, July 30, 1980, p. A12.
(*33) Fred M. Kaplan, “Our Cold-War Policy, Circa '50,” The New York Times Magazine, May 18, 1980, p. 94; and Milton Leitenberg, “Presidential Directive (P.D.) 59,” Journal of Peace Research, XVIII (1981): 309-317.


[Телевизионное интервью Картера 21 марта 1980 года, в котором упоминается ошибка представителя США в ООН, проголосовавшего за антиизраильскую резолюцию №456, что могло лишить Картера голосов еврейских избирателей в США; благодаря этой ошибке США официально теперь считает территориальные приобретения Израиля от 1967 года «оккупированными арабскими территориями»]




Tags: Афганистан, Джимми Картер, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments