lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Первая глава 003

Еще раньше в 1942 году Рузвельт стоял перед выбором: он мог или бороться за открытый послевоенный мир (по крайней мере, до русских границ) или соглашаться с требованиями союзника в Восточной Европе. Если он выбирал первый вариант, то русско-американские отношения, скорее всего бы испортились, что негативно бы сказалось на совместных действиях против стран Оси. Как минимум американцы и русские вошли бы в послевоенный мир в качестве врагов (недоверчивый Сталин секретно рассматривал возможность сепаратных переговоров с Гитлером до середины 1943 года (*10)). Если Рузвельт выбирал второй вариант, тогда он бы развеивал по ветру американские надежды на триумф принципов Атлантической хартии, таким образом, разрушая шансы на послевоенный мир и американское процветание. И не так уж сильно США нуждались в рынках Восточной Европы. Но стабильному богатому миру была нужна здоровая Европа, и такое было возможно только в случае Европы объединенной, в которой восточная часть поставляла продовольствие, а западная отвечала за промышленное производство. Одна половина нуждалась в другой. В начале 1945 года Государственный Департамент проинформировал Рузвельта, что стабильность в Европе «находилась в зависимости от поддержания здоровых экономических условий и благоразумного уровня процветания во всех частях континента (*11)». Кроме того, можно было создать опасный прецедент. Если Сталину удастся уйти безнаказанно от ответственности за создания своей собственной сферы интересов, Черчилль, де Голль и другие попробуют восстановить свои блоки.
Read moreCollapse )
Tags: Ялтинская конференция
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments