lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Десятая глава 007

Из-за подобного взгляда на американскую историю президента преисполняла решимость не довольствоваться мелочами, а создать у себя в стране ни что иное, как Великое общество, а за рубежом вести настоящую Холодную войну. Он требовал общественного согласия по этим целям: «Мы не можем удержать то, что мы имеем, и мы не можем сохранить освещающее пламя надежды для других, если только мы все – я повторяю – все не будем до конца преданы этой идее; пока мы все – я повторяю – все не будем готовы принести жертву и послужить делу там, где мы можем, будь то во Вьетнаме или в нашей стране». Джонсон оправдывал использование насколько это возможно широчайших президентских полномочий во внешней политике для выработки этого консенсуса. Так как у этой монеты была и другая, неприглядная, сторона, если американцы не начнут «жертвовать»: В мире три миллиарда людей, а у нас всего лишь 200 миллионов душ. Нас численно перевешивают с отношением 15 к 1. Стоит им только разумно направить свою энергию, то они захлестнут Соединенные Штаты и возьмут силой то, что сейчас принадлежит нам. У нас есть то, чего они так сильно хотят заполучить» (*30). Такой взгляд на международную обстановку развязывал руки. Как только появлялось недовольство внутри страны, то несогласных очень быстро можно заклеймить «умиротворителями» «мюнхенского толка»; национальной прессой и телевидением можно было обоснованно манипулировать; политические шаги можно было оправдать с помощью свежих опросов общественного мнения, вынутых из кармана пальто Джонсона, который демонстрировал публике с помощью очевидно непротиворечивых количественных данных, что «счет по числу убитых» указывал на победоносное осуществление войны во Вьетнаме, и общественное согласие вновь воцарялось в стране.

Политика Джонсона во Вьетнаме не была ошибкой или отклонением, но кульминацией почти трех четвертей столетия американской внешней политики. Он всего лишь представил обществу эти стратегии – и их последствия – в более яркой форме, чем его предшественники. В этом смысле продолжение им подхода Кеннеди во Вьетнаме было естественной вещью, но, как и идея Новой границы, надежда Великого общества на насажденную военным путем стабильность в Юго-восточной Азии вскоре испарилась. Политика Сайгона представляла собой хаос. Семь разных правительств последовательно вступали во власть в Южном Вьетнаме в течение 1964 года, три только лишь в течение нескольких недель с 16 августа по 3 сентября. Это была борьба внутри гражданской войны.

А гражданская война отнюдь не утихала. Директор бюро разведки Государственного департамента Томас Хьюс (Thomas Hughes) отметил 8 июня 1964 года, что «значительную часть сил Вьетконга в Южном Вьетнаме составляют сами южные вьетнамцы; превосходство Вьетконга в оружии было достигнуто не благодаря поставкам коммунистических стран, а с помощью захвата, покупки и местного производства» (*31). В подобной гражданской войне Соединенные Штаты не могли нащупать необходимую точку опоры, чтобы опрокинуть и заставить отступить Фронт национального освобождения. Когда Ханой предложил начать переговоры в августе 1964 года, Соединенные Штаты следовательно отвергли это предложение. Когда информация об этом предложении была обнародована 15 месяцев спустя, то чиновники США принялись утверждать, что Хо Ши Мин не был серьезен и не желал справедливого урегулирования и что в то время военная обстановка серьезно подорвала переговорную позицию Штатов. Президентская кампания в Соединенных Штатах, возможно, также повлияла на это решение. Джонсон не хотел дать противникам шанс обвинить его в «умиротворении», особенно когда его слабый республиканский оппонент, бывший сенатор Барри Голдуотер, провозгласил лозунг «Давайте же выиграем!», требуя полной военной победы.

Война вошла в новую фазу 2 августа 1964 года, когда северовьетнамские торпедные катера атаковали американский эсминец «Мэддокс» в Тонкинском заливе. Омывающий берега Северного Вьетнама и Китая, залив был важной стратегической зоной. Несмотря на американские предупреждения и усиление флота, атака была, очевидно, повторена 4 августа. Ханой утверждал, что американские корабли принимали участие в южновьетнамских рейдах в двух северовьетнамских прибрежных районах. The New York Times также сообщил, что эсминцы помогали Южному Вьетнаму проводить диверсионные рейды (*32). Президент Джонсон, однако, расценил эту атаку «как неприкрытую агрессию в открытом море», добавив ироничное историческое пророчество: «Мы, американцы, знаем, хотя другие порой это забывают, как управляться с риском распространения конфликта». Он настаивал на том, что «атаки были не спровоцированы» (*33). Не посоветовавшись со своими союзниками по НАТО или СЕАТО или Конгрессом США, президент отдал приказ нанести первый воздушный удар силами ВВС США по северовьетнамским портам в качестве возмездия.

Четыре года спустя во время слушаний в Конгрессе министр Макнамара признал, что американские военные корабли, атакованные в заливе, действительно принимали участие в южновьетнамских набегах против Северного Вьетнама. Еще в феврале 1964 года Соединенные Штаты разработали программу скрытых атак по Северному Вьетнаму. Под грифом «34A» эти операции включали в себя парашютирование групп по осуществлению саботажа, проведение диверсионных рейдов и бомбардировку прибрежных укреплений. В то время, как политическая ситуация в Сайгоне ухудшалась, активность этих рейдов была увеличена, хотя администрация скрывала их от Конгресса. Это свидетельство противоречило заявлению Макнамары от 6 августа 1964 года: «Наш ВМФ не принимал абсолютно никакого участия, не помогал и не был в курсе никаких южновьетнамских действий, если таковые и проходили в то время» (*34).

Правда, однако, всплыла на поверхность слишком поздно, чтобы отвратить Конгресс от совершения своей самой худшей ошибки в области внешней политики. Президент затребовал резолюцию, поддерживающую применение «всех необходимых мер», которые могут понадобиться президенту для «отражения вооруженного нападения» на вооруженные силы США. Он потребовал и получил даже больше запрашиваемого, так как Конгресс заранее выдал ему свое согласие на те «необходимые шаги» президента, которые он предпримет для «предотвращения дальнейшей агрессии» и защиты государств СЕАТО, которые могут запросить помощь «во имя защиты свободы». В августе 1964 года, Тонкинская резолюция прошла через Палату представителей после 40 минут дебатов с 416 голосами за и 0 голосов против. В Сенате, однако, сенатор Гейлорд Нельсон, демократ от штата Висконсин, попытался внести поправку в резолюцию так, чтобы она не оправдывала расширение конфликта. Он был остановлен Дж. Уильямом Фулбрайтом, демократом от штата Арканзас и председателем Комитета по внешним отношениям, который заявил, что следует верить президенту и что поправка потребует дополнительных обсуждений в Палате в то непростое время, когда было важно действовать стремительно и показать национальную сплоченность. Сенат затем проголосовал 88 голосами за против 2 голосов (сенаторы-демократы Уэйн Морс из Орегона и Эрнест Груенинг из Аляски мыслили иначе), таким образом, дав президенту почти неограниченные полномочия во Вьетнамском конфликте.

В течение последующих четырех лет Джонсон вел войну без явного объявления войны конгрессом. Он убеждал, что Тонкинская резолюция и его президентские полномочия как главнокомандующего дали ему достаточное прав отправить почти полмиллиона американцев в сражающийся Вьетнам. Сенат, в конце концов, отменил резолюцию в 1970 году.

(*30) Public Papers of the Presidents, 1964, p. 1640; Public Papers of the Presidents, 1966, p. 1287.
(*31) Цитата по Philip L. Geyelin, Lyndon B. Johnson and the World (New York, 1966), p. 193.
(*32) The New York Times, August 5, 1964, p. 4; and August 4, 1964, p.2.
(*33) Public Papers of the Presidents, 1964, p. 928; для ознакомления с действительными точками зрения США и Северного Вьетнама на эту поворотную точку см. Robert McNamara, et al., Argument Without End (New York, 1999), pp. 167-170, 202-204.
(*34) U.S. Senate, Committee on Foreign Relations, 90th Cong., 2nd Sess., The Gulf of Tonkin, The 1964 Incidents (Washington, 1968). The Pentagon Papers, pp. 234-242, 258-279, также анализирует операции A34 и атаки в Тонкинском заливе.
Tags: Вьетнам, Линдон Джонсон, Холодная война
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments