lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Десятая глава 003

Кризис ни коим образом не помог Хрущеву увеличить свою личную власть над коммунистическим блоком. Закат Никиты Сергеевича в сочетании с сино-советским расколом и потеплевшими отношениями по линии Запад-Восток приоткрыли восточноевропейским сателлитам дверцу новых возможностей по частичному восстановлению своей автономии. Коммунистический блок покрывался сетью трещин. «Если бы Сталин был жив» - жаловался высокопоставленный кремлевский функционер – «то он бы провернул бы все тихонько-тихонько, но этот дурак громогласно озвучивает свои угрозы … и вынуждает наших врагов увеличивать свои военные силы» (*10).

В отличие от закатывающейся звезды Хрущева президент Кеннеди вышел из ракетного кризиса на коне, приобретя дополнительную поддержку, новых сторонников, осененный свежей политической харизмой. Его собственное представление об этой полученной власти было озвучено на встречи в Американском Университете в Вашингтоне (округ Колумбия) 10 июня 1963 года. Там Кеннеди говорил о мире «как о необходимой рациональной цели разумно мыслящих людей» и драматично взывал к СССР с призывом искать способы смягчения напряжений. Эта речь ускорила переговоры по договору о запрете испытаний, пакт, который Кеннеди провел через Сенат, встретив сильное сопротивление со стороны военных чиновников США и некоторых ученых, возглавляемых Эдвардом Теллером из Университета Калифорнии. Частные транснациональные группы за дело мира, ведомые озабоченными учеными, сыграли существенную роль в деле убеждения Хрущева и администрации Кеннеди подписать договор (*11).

Новая волна теплых чувств к Советской России не способствовала крепости альянса НАТО. Де Голль и Аденауэр были разозлены, когда Кеннеди предложил провести двусторонние переговоры с СССР по вопросу Берлина в августе 1961 года и когда США дважды отклонили (в августе 1961 года и январе 1962 года) просьбы де Голля установить совместное управление в области военной стратегии. Эти отказы утвердили французов в решимости создавать свои собственные независимые ядерные силы. В британской заявке на вступление в Общий рынок в 1961-1962 годах де Голль видел лишь ширму, за которой таилась мощь экономики и политики США. Французская сторона с неразделимым вниманием отнеслась к речи Кеннеди от 4 мюля 1962 года, в которой тот просил Европу присоединиться к «декларации взаимозависимости», но в которой не было ни слова сказано о возможном допуске союзников к ядерному арсеналу. Эта речь, вместе с торговым законодательством США, разрешающим существенное взаимное снижение тарифов, указывала на то, что Соединенные Штаты искали способ заполучить экономический рычаг воздействия над Европой. Недоверие де Голля усилилось во время ракетного кризиса, когда Ачесон прилетел в Париж «проинформировать», а не «проконсультироваться» (слова принадлежал де Голлю) с французами по вопросу конфликта. Президент Франции полностью поддержал Кеннеди, но этот эпизод убедил парижских руководителей, что США со спокойной душой втянут их в ядерную войну, не посоветовавшись с ними заранее.

Взгляды де Голля получили свое подтверждение на конференции между Кеннеди и британским премьер-министром Гарольдом Макмилланом в Нассау в декабре. Соединенные Штаты в одностороннем порядке отменили разработку ракеты Skybolt, на которой Великобритания надеялась разместить свои собственные ядерные силы. Вместо этого Кеннеди предложил Макмиллану атомные подводные лодки и информацию по боеголовкам. Президент многозначительно не сделал подобного предложения Франции. В январе де Голль в повышенном тоне объявил, что он наложит вето на вступление Великобритании в Общий рынок. Он объяснил это тем, что Великобритания на целых 16 месяцев растянула переговорный процесс, придираясь к мелочам, чтобы прогнуть Общий рынок под британские интересы, но передала контроль над своей обороной Соединенным Штатам всего лишь за 48 часов пребывания в Нассау. Де Голль, однако, принял это решение по более глубокой причине. Он опасался, что если Великобритания вступит в ЕЭС, «то в результате появится колоссальное Атлантическое сообщество, зависимое от США и управляемое из США, которые быстро поглотит Европейское сообщество». Вскоре после этого был подписан договор о франко-германской дружбе, который, как надеялся де Голль, станет осью независимой европейской дипломатии.

Де Голль правильно полагал, что по следам ракетного кризиса произойдет ослабление напряженности в отношениях между Западом и Востоком. В долгосрочной перспективе объединенная Европа, ведомая Францией, сможет оказать влияние на международную дипломатию, если эта Европа будет выведена из-под советского и американского контроля и если Франция будет обладать своими собственными ядерными вооруженными силами. Он также опасался необузданной экономическое и военной мощи США, веря, что из-за того, что США будут пользоваться этой мощью в одностороннем порядке и безответственно, то французам грозит полное уничтожение без представительства.


(*10) Vladislav Zubok and Constantine Pleshakov, Inside the Kremlin’s Cold War (Cambridge, Mass., 1996), pp. 261-263 – на этих страницах падение Хрущева привязано к его неудачам с ракетами на Кубе и другим внешнеполитическим инициативам; New York Times, January 22, 1992, p. A3.
(*11) U.S. Senate, Committee on Foreign Relations, 88th Cong. 1st Sess., Nuclear Test Ban Treaty (Washington, 1963), pp. 422-423, 427. Критическая роль транснациональных групп с 1950-х по 1980-е года впервые была исследована в великолепной книге Matthew Evangelista Unarmed Forces (Ithaca, N.Y., 1999), в особенности Глава 2, посвященная запреты на испытания.
Tags: ОВПБ, Холодная война, де Голль
Subscribe

  • ... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

    Доминиканская интервенция Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

    Управляя Карибской империей Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса.…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

    Блестящая война, превосходные острова Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments