lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Девятая глава 005

Проблемы кастроизма и волнений в развивающихся странах заняли центральное место в дебатах по вопросам внешней политики в президентской кампании 1960 года. Кандидат от демократов, Джон Ф. Кеннеди, обвинил кандидата от республиканцев, Ричарда Никсона, в том, что тот позволил образоваться «ракетному отрыву», в котором СССР брал верх. Но помимо этого Кеннеди начал другой более важный спор, когда предложил оказать американскую поддержку «всем не связанным с Батистой демократическим силам, являющимся противниками Кастро». Никсона, казалось, ужаснул даже сам намек на помощь США и поддержку такой интервенции. Позднее он объяснил, что, так как у него был доступ к планам вторжения и он уже ознакомился с ними, ему пришлось притвориться удивленным на публике, когда Кеннеди озвучил это предложение. За пределом этих двух словесных перепалок два кандидата существенно расходились друг с другом также по ряду других внешнеполитических вопросов. Общественное согласие, выкованное Эйзенхауэром в 1956 году, довлело над всеми, и каждый кандидат просто пытался использовать его себе на пользу, но ни в коем случае не уничтожить его. На этих президентских выборах, одних из самых непредсказуемых, кандидаты шли ноздря в ноздрю, вровень друг с другом, без существенного отрыва от противника. Кеннеди победил с отрывом всего в 114,000 голосов из общего числа в 68.3 миллионов поданных голосов. Коллегия выборщиков отдала свое предпочтение демократам 303 против 219.

Джон Ф. Кеннеди был очень чутким и гибким политиком, и победа с микроскопическим отрывом оказала сильное влияние на его внешнюю политику. Помощник президента Теодор Соренсен определил эту проблему так: «Президент Кеннеди всегда держал в голове изречение Джефферсона: «Не следует вводить радикальные нововведения, имея всего лишь незначительное большинство»» (*18). Кеннеди был склонен уступать военным экспертам и разведке, а также тем в Конгрессе, которые предпочитали активное ведение Холодной войны риску переговоров и обсуждения проблем с противником. Его внешнеполитический опыт начался складываться за рубежом, когда его отец, Джозеф П. Кеннеди, был послом в Великобритании в конце 1930-х годов, и этот опыт убедил Джона Ф. Кеннеди, что демократические режимы слишком медленно реагируют на агрессию со стороны тоталитарных режимов. Эта идея главенствовала в его широко известной книге, которую он написал еще будучи студентом в Гарварде, «Почему Англия спала». Его чуткость к изменениям в политическом климате также была продемонстрирована в 1950-1954 годах, когда он категорически отказывался бросить вызов сенатору Маккарти. Будучи всего лишь молодым сенатором от штата Массачусетс, Кеннеди все же понимал растущую важность развивающихся стран и что требовалось менять внешнюю политику. В своей речи в 1957 году он высказал поддержку борьбе Алжира с Францией. В 1954 году он предостерег против любых американских попыток поддержать французский режим в Индокитае, но в этом вопросе Кеннеди сделал небольшую промашку, так как в июне 1956 года он уже напротив прославлял Диема как «достойного отпрыска» отца американских усилий по защите свободы в Юго-Восточной Азии. Будучи в курсе трудностей, с которыми сталкивались развивающиеся страны, и опасаясь, что США среагируют на новые обстоятельства медленно или неправильно, Кеннеди в своем специальном послании к Конгрессу 25 мая 1961 года подчеркнул: «Сегодня величайшее поле сражения за безопасность и свободу находится … в Азии, Латинской Америке, Африке и на Ближнем Востоке, в землях подымающихся народов» (*19).

В своем первом ежегодном послании 30 января 1961 года президент перечислил приоритеты в конфликтных ситуациях между «Свободой и Коммунизмом», отметив, что «во-первых, мы должны укрепить наши орудия войны». Заняв офис, администрация обнаружила, что «ракетный отрыв», о котором Кеннеди неустанно твердил в своей кампании, был всего лишь фиктивной обманкой. СССР и Китай также знали это и, как следствие, Кеннеди и его советники стали опасаться, что коммунисты сместят фокус своего внимания на обычные местные войны. В 1961 году администрация увеличила оборонный бюджет на 15%, удвоив число дивизий боевой готовности в стратегическом резерве, увеличив численность морской пехоты, введя 70 новых кораблей в действующий флот и добавив дюжину авиакрыльев к тактическим военно-воздушным силам. Генерал Максвелл Тейлор вернулся, дабы выполнять функции президентского советника по военным делам.

Мало в чем объективно отличаясь от подхода Эйзенхауэра, его политика была по-новому прочитанной попыткой сдержать коммунизм и революционную нестабильность. Его политика была хорошо продумана и широко освещалась в публикациях братьев Рокфеллеров в конце 1950-х годов. Она была логическим продолжением общих размышлений таких интеллектуалов как Генри Киссинджер. В этом смысле и в этой частности администрация Кеннеди сумела поставить американских интеллектуалов на службу государству, чего не случалось с 1933 года. Университетская профессура с радостью ответила на сей призыв.

Другие части общества также ответили. В своем прощальном обращении в январе 1961 года Эйзенхауэр предостерег американский народ против «слияния громадного военного аппарата и обширной оборонной промышленности», что «для американцев было новым опытом», и что «совокупное влияние … ощущается в каждом городе, каждом правительственном здании, каждом офисе в федерального правительства … В правительственных советах мы должны стоять настороже и не дать обрести незаконное влияние, будь то сознательно искомое или само собой сложившееся, военно-промышленному комплексу». Президент заявил: «Потенциал несущей нам всем крах растущей скрытой силы существует и будет сохраняться». Для Эйзенхауэра это было очень сильное выражение.

Администрация Кеннеди, однако, почти не обратила внимание на эту речь. Решительно настроенный помочь некоммунистическим народам в военном плане и обеспокоенный оттоком американского золота, вызванного неблагоприятным сальдо в государственном торговом и платежном балансе с остальным миром, новый президент в 1961 году основал специальную должность в Министерстве Обороны с целью начать продавать американское вооружение иностранным государствам через частные корпорации. К 1965 году компании США экспортировали оружия на сумму в $1.9 миллиард. Оружие шло в Европу, Японию, Иран, Венесуэлу, Саудовскую Аравию и другие страны. General Dynamic Corporation только одна продала вооружений на $1 миллиард в период между 1962 и 1965 годами. Большая часть товара была представлена сложным и дорогим электронным оборудованием. Одно деловое периодическое издание заметило: «В 30-е года подобные компании были известны под именем «торговцев смертью»…. Времена изменились» (*20).

Кампания за объединенный, но разносторонний военный ответ на внешнеполитические проблемы была персонифицирована министром обороны Робертом Макнамара и его особым стилем руководства Пентагоном. Отдельные службы более не будут иметь полностью независимые программы. Макнамара вместо этого объединил разные службы под зонтиком «программных элементов», в рамках которых военные подразделения координировались для ведения совместных эффективных боевых действий на разных уровнях. Профессиональные солдаты потеряли часть своей политической власти, но они обрели значительно больше в своей боевой эффективности. Мобилизовав ресурсы таким способом, администрация предположительно могла нанести ответный одномоментный удар на разных военных уровнях. Особое ударение было сделано на подготовке США к партизанским войнам. «Школа боевых действий в джунглях» (Jungle Warfare School), одна в зоне Панамского канала, другая в Форте-Брэгг, Северная Каролина, слила Силы особого назначения армии США вместе с латиноамериканскими подразделениями. Более 600 полицейских из Латинской Америки оттачивали свои таланты в области контрразведывательной работы и сдерживания толпы, проходя подготовку в школе зоны Канала, основанной Агентством США по международному развитию. В конце 1966 года антиамериканские партизаны все же продолжали действовать в Венесуэле, Боливии, Колумбии, Перу, Никарагуа и Гватемале.

Кеннеди специально сделал Латинскую Америку фокусом своего внимания. Помимо подготовки противопартизанских сил и создания «Корпуса мира» (молодых мужчин и женщин, которые могли преподавать и оказывать технические услуги в развивающихся странах), президент объявил 31 марта 1961 года о создании «Союза ради прогресса» (*21). К стратегиям Эйзенхауэра 1959-1960 годов Кеннеди прибавил десятилетнее обязательство своей страны инвестировать $20 миллиардов американского капитала, облеченного в обертку подходящего лицеприятного облика. План был выработан в г. Пунта дель Эсте в Уругвае, на конференции в августе. Помощь США, включая ежегодные $300 миллионов от частного капитала, учетверит ежегодную экономическую поддержку, которую регион получал с 1946 по 1960 год. Взамен Латинская Америка торжественно обещала инвестировать $80 миллиардов своих денег за 10 лет и, что самое важное, провести земельную, налоговую и другие социоэкономические реформы. Кеннеди надеялся, что эти усилия приведут к 5.5% росту в латиноамериканских экономиках, или к чистому приросту в 2.5% над приростом населения.

Эти амбициозные планы быстро столкнулись со значительными трудностями. Программы были урезаны в ходе бюрократических войн в Вашингтоне; некоторые ведущие латиноамериканские страны, такие как Бразилия, Аргентина и Мексика выразили крайнюю неохоту подать свои программы развития для всестороннего исследования некому коллегиальному органу всего западного полушария; и в частности неспособность и нежелание многих правительств провести обещанные реформы. В некоторых государствах требуемая политическая стабильность так и не была достигнута; с 1961 по 1966 года местные военные скинули девять латиноамериканских правительств. Администрация Кеннеди, находясь в ловушке между альтернативами вмешаться во внутренние дела суверенных государств или бессильно наблюдать за тем, как слабеет Союз, так и не смогла выработать эффективный ответ. К 1963 году чиновники Союза рапортовали, что 35 миллионов латиноамериканских граждан улучшили свое положение благодаря этой программе, но только лишь к концу первых пяти лет на горизонте забрезжит желаемый рост в 5.5%, и даже тогда не будет никаких свидетельств того, что реформы все же осуществят, хотя они действительно могли бы обеспечить справедливое распределение выгод.

Союз был разработан для того, чтобы создать стабильную и спокойную Латинскую Америку, освобождая тем самым полушарие от испытаний революциями по подобию переворота Кастро. Кубинский правитель скоре стал основной занозой в телесах вашингтонских чиновников, и те решили искоренить его 17 апреля 1961 года, когда администрация поддержала вторжение в Заливе Свиней группы кубинских изгнанников. Эту группу ЦРУ тренировало несколько месяцев в Гватемале. Хотя предположительно это была секретная операция, новости о ее подготовке распространились к апрелю по всем американским газетам. ЦРУ, Госдеп и военное командование уверили Кеннеди, что вторжение удастся, если под воздушным прикрытием США антикастровским силам получится захватить плацдарм для высадки десанта, а затем соединиться с другими повстанцами в горах. Веря на слово своим экспертам, Кеннеди дал свое согласие, требуя только то, чтобы американская армия не была задействована в операции. Полторы тысячи кубинцев высадились на берег утром 17 апреля и только тогда они узнали, что один ключевой воздушный удар был отменен из-за облаков, что другое морское и воздушное подразделение поддержки оказалось остановленным крохотными военно-воздушными силами Кастро, что по этой причине их плацдарм был лишен прикрытия и должной обороны и что у высадившихся не было малейшего шанса достичь гор. В итоге посол США в ООН Эдлай Стивенсон был уличен во лжи, когда отвечал на вопрос о поддержки операции со стороны США. Кеннеди приказал провести расследование в ЦРУ и сместил нескольких руководящих лиц. На Кубе Кастро еще сильнее упрочил свои позиции во власти.

(*18) Theodore C. Sorensen, Decision-Making in the White House: The Olive Branch or the Arrows (New York, 1963), pp. 44-48.
(*19) U.S. Government Printing Office, Public Papers of the Presidents, J.F. Kennedy, 1961 (Washington, 1962), p. 397.
(*20) Forbes, February 1, 1966, pp. 15-16.
(*21) Elizabeth Cobbs Hoffman, All You Need is Love; The Peace Corps and the Spirit of the Peace Corps (Cambridge, Mass., 1998) – отличное и частично автобиографическое описание.

Tags: Дуайт Эйзенхауэр, Куба, Латинская Америка, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments