lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Девятая глава 004

Этот невероятный поворот в событиях берет свое начало 26 июля 1953 года, когда молодой юрист родом из среднего класса, а таких несбалансированное кубинское общество произвело с избытком, возглавил вооруженное нападение на режим Фульхенсио Батисты. Кастро загремел в тюрьму, но ему удалось бежать в Мексику, где он организовал небольшую революционную группу и высадился на территории Кубы в 1956 году. Полиция Батисты ждала его, и Кастро пришлось пробиваться с боями в горы, куда он дошел только с десятью выжившими. Чиновники США уделили этим событиям мало внимания, веря словам Батисты, что Кастро был мертв. В 1957 году корреспондент The New Times Герберт Мэтьюс нашел укрытие повстанцев и открыл всему миру программу Кастро, рассказав об ошеломительном успехе Кастро среди кубинских крестьян. Статьи Мютьюса, однако, не очень-то радовали Вашингтон.

То, что США вовремя не озаботились Кастро или не поняли опасности, которую он представлял, не является какой-то уж большой ошибкой, так как это бездействие симптоматично соотносилось с их традиционной кубинской политикой, далекой от совершенства, которой США неизменно следовали с 1898 года, когда Соединенные Штаты де факто захватили контроль над островом. На 1956 год американцы владели 80% кубинских предприятий, 40% производства сахара, 90% шахт, а также стратегическим районом в Гуантанамо-Бей. Кубинской экономикой можно было манипулировать крайне легко, изменив объем кубинского сахара, ввозимого на территорию США. Также с 1902 года Соединенные Штаты три раза высаживали на острове морскую пехоту в попытке стабилизировать кубинскую политику. Вашингтон не вмешался тогда, когда Батиста сверг конституционное правительство в 1952 году и начал собирать власть в своих руках, следуя таким разнообразным стратегиями как, позволяя американским советникам тренировать свои вооруженные силы и приглашая членов кубинской коммунистической партии занять некоторые посты в правительстве. Коммунисты были так близки к Батисте, что они почти прозевали момент, когда следовало присоединиться к движению Кастро до того, как Батиста отстранил их от власти. В Вашингтоне чиновники даже не почесались, пока не стало слишком поздно. Они верили, как перефразировал один офицер разведки США, что «умеренные» сместят Кастро, или же «экономическая зависимость Кубы от США» приведет революционеров в чувство. В 1960 году посол США на Кубе последних лет Батисты у власти, Эрл Е.Т.Смит, скрупулезно подвел итог прошлым отношениям между Кубой и США и без колебаний объяснил, насколько катастрофичной колониальная политика США была для Кубы в последние 62 года: «Сенатор, позвольте мне объяснить вам, что США до момента прихода Кастро имели настолько колоссальное влияние на Кубе, что посол США являлся по сути вторым по важности человеком на Кубе; а иногда он был и важнее самого президента … Сегодня, сейчас, его влияние так себе» (*16).

Влияние американского посла упало, потому что Кастро, захватив власть в день празднования Нового Года в 1959, был решительно настроен на то, чтобы сбалансировать кубинскую экономику и исправить социальную несправедливость в кубинском обществе. Чтобы выполнить это, требовалось продолжить революционные преобразования. В голове нового лидера это означало, что пришло время покончить с зависимостью Кубы от Вашингтона. Поездка Кастро в США в апреле почти неизбежно оказалась безрезультатной. В следующем месяце он объявил об аграрной реформе, которая встретила сильное сопротивление со стороны США. К лету личная власть Кастро была бесспорной, но для продолжения революции ему была нужна организованная политическая поддержка, и поэтому он сблизился с коммунистами в рамках своего «Движения 26 июля». К концу года антикоммунисты в движении были изолированы и начали покидать страну. Участились случаи конфискации собственности граждан США, что указывало на растущий антиамериканизм, а также на потребность Кастро в фондах для финансирования социально-экономических изменений (см. речь Кастро 1960 года в ООН, где он делится своими антиамериканскими взглядами).

В феврале 1960 года СССР подписал торговый договор для обмена кубинского сахара на советскую нефть, машинное оборудование и техническую помощь. Есть в этом какая-то ирония, что по мере того, как вес кубино-советской торговли увеличивался с 2% в торговом обороте острова в 1960 году до 80% к концу 1961 года, Кастро был вынужден согласиться с ролью поставщика продовольствия и сырья, что он так сильно осуждал в прошлых кубино-американских отношениях. В июле 1960 года США урезали квоту на кубинский сахар на своем внутреннем рынке. В августе Вашингтон начал мобилизовать оппозицию Кубе на уровне государств в Западном полушарии, и три месяца спустя ВМФ США вошли в воды Центральной Америки, чтобы подавить вторжение с Кубы, которое по слухам должно было случиться со дня на день. В этот период времени Эйзенхауэр принял совместный план ЦРУ и Государственного департамента начать тренировать армию из числа противников Кастро. Велась подготовка к вторжению, намеченного на начало 1961 года. В первые дни января 1961 года кубино-американские отношения были формально прекращены.

Внимание американцев было теперь приковано к этому бородатому партизану из сельвы, который толкал четырехчасовые речи перед очарованной им кубинской аудиторией и который не побоялся стать занозой и бросить вызов величайшей сверхдержаве мира, расположенной всего лишь в 90 милях. Но Кастро был всего лишь невероятным символом для большей опасности, которая встала лицом к лицу перед США в их собственном полушарии. В конце 1950-х годов Латинская Америка проходила через важные изменения, самые важные с того времени, как она получила независимость от Испании 140 лет назад.

Латинская Америка фундаментально отличалась от большинства развивающихся регионов в Азии или на Ближнем Востоке. Она была более развита, и в некоторых ее частях происходил экономический рост, который порождал сложные изощренные экономические и социальные проблемы. Значительные субрегионы Латинской Америки находились под контролем консервативных правительств («олигархов»), которых нельзя было просто так отлучить от власти, как это делали африканцы и азиаты с европейскими колониальными правителями на своих континентах. Во Вьетнаме, например, радикальные националисты могли вести антиколониальную войну с целью отправить «иностранцев» - французов – обратно к себе в Париж. Но в Сальвадоре, Никарагуа или Боливии, радикальные националисты должны вести революцию против олигархов, которые были с ними той же самой национальности. Олигархи, сверх того, имели сильную поддержку в армейских верхах и со стороны США, которые строго хмурили брови на латиноамериканские революции на протяжении всего двадцатого столетия.

Южные государства пребывали в спокойствии с 1948 по 1958 год, пока экономика Латинской Америки росла с впечатляющим темпом в 4.3%. Но этот рост происходил на бочке с порохом: население региона прирастало на 3% каждый год, что было больше любого другого региона. К 2000 году около 600 миллионов человек будет жить там, где в 1960 году жило 200 миллионов. Экономический рост также отличался от страны к стране. Нефть Венесуэлы и жизнеспособная политическая система Мексики предоставили этим двум странам хорошие преимущества. В других же частях региона недостаток ресурсов и зацементировавшиеся политические системы приводили к нагнетанию внутреннего давления, которое угрожало взорваться революцией. За пределами демократических Коста-Рики и Мексики 2% населения владело 75% сельскохозяйственной земли, и это на том континенте, где людям для выживания приходилось выцарапывать пропитание из земли. Большая часть бедноты покинула сельскую глубинку и перебралась в предместья крупных городов, где и влачила жалкое существование в самых ужасных в мире трущобах. Затем в 1957-1958 годах экономический спад в США потащил за собой вниз уже спотыкающуюся латиноамериканскую экономику. С 1945 года чиновники Вашингтона не предприняли никаких существенных усилий для того, чтобы исправить перекосы и неравенство в экономиках южных государств – большая их часть зависела в своем выживании от производителей и потребителей из США. В период между 1945 и 1960 годами Вашингтон предоставил в три раза больше помощи Бельгии, Люксембургу и Нидерландам, чем всем 20 государствам Латинской Америки. Частный американский капитал в то же самое время вложил $1 миллиард в нефть, $500 миллионов в шахты и $750 миллионов в производство, таким образом, усугубив дисбаланс в экономиках Латинской Америки.

После подписания своего первого торгового договора с Аргентиной в 1953 году СССР пытался воспользоваться сложившейся обстановкой. К 1957 году объем советской торговли с Латинской Америкой составлял всего $200 миллионов в год. Он вырос всего до $450 миллионов к 1960 году. Несмотря на этот скромный темп он утроился за три последующих года (в то время, как вес торговли с США уменьшался), фокусируясь в основном на нескольких избранных странах, таких как Аргентина, Бразилия и позднее Куба (*17). За эти года антиамериканские настроения в регионе росли и распространялись. О глубине и энергии этих сантиментов, направленных против янки, в Вашингтоне особо не догадывались и оценок не производили до того момента, когда в апреле 1958 года вице-президент Ричард Никсон и его супруга посетили с визитом некоторые латиноамериканские государства, где их забросали яйцами и камнями, а в Каракасе их лимузин был атакован толпой. Эйзенхауэр перебросил 1000 морпехов на базы США в зоне Карибского моря, но Никсону удалось вовремя сбежать, и он вылетел домой до того, как произошли основные беспорядки.

Президент Бразилии Жуселину Кубичек воспользовался моментом и выдавил из Эйзенхауэра его согласие на предложенную «Операцию Пан Америка», в рамках которой США и Латинская Америка будут сотрудничать для поощрения долгосрочного развития. Важную роль в плане играл Межамериканский банк развития, которому предстояло направлять займы США с низкой процентной ставкой южным государствам. Эйзенхауэр прохладно отнёсся к этому предложению в 1957 году - он хотел, чтобы только частные инвесторы занимались развитием – но после приключений Никсона и неожиданного появления Кастро, взгляды Эйзенхауэра изменились. Банк был основан в 1959 году с уставным капиталом в $1 миллиард. В 1960 году в рамках «Закона Боготы» (Act of Bogota) государства Западного полушария начали работать над деталями всеобъемлющей программы экономического развития.

Эти события заложили основы того, что Джон Ф. Кеннеди позднее назовет и популяризует как «Союз ради прогресса». Но все это произошло слишком поздно и не смогло предотвратить появление Фиделя Кастро и неугомонных революционеров в Центральной и Южной Америке. И действительно, помощь США предоставлялась в такой манере, что богатые в Латинской Америке становились еще богаче, а бедные беднее, что только помогало ускорить революционные процессы, направленные против режимов, пользовавшихся поддержкой США.

(*16) Превосходное описание событий в книге Thomas Paterson, Contesting Castro (New York, 1994), особенно pp. 250-256; Robert F.Smith, What happened in Cuba& A Documentary History (New York, 1963), p. 273.
(*17) Ronald James Clark, “Latin-American Economic Relations with the Soviet Bloc, 1954-1961”, неопубликованная докторская диссертация, Indiana University, 1963.

[Центральная и Южная Америка, 1954-1990]

(не забыть сфоткать карту)

Tags: Куба, Латинская Америка, Холодная война
Subscribe

  • ... (1865-1913): Девятая глава (ч.3)

    Доминиканская интервенция Соединенные Штаты неоднократно посылали военные корабли и наземные подразделения в карибский и латиноамериканский регион в…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.6)

    Управляя Карибской империей Куба была первоочередной целью американских сторонников территориального расширения еще со времен Джона Куинси Адамса.…

  • ... (1865-1913): Седьмая глава (ч.5)

    Блестящая война, превосходные острова Эта «блестящая малая война», как окрестил этот трехмесячный конфликт Хэй, обернулась наилегчайшими родовыми…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments