lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Восьмая глава 006

Добившись триумфа над Конгрессом, британцами и французами, Насером, Хрущевым и Стивенсоном – неплохое достижение за год для шестидесятишестилетнего мужчины, который испытывает проблемы с сердцем, – Эйзенхауэр параллельно начал культурное наступление. Его основным оружием стало Информационное агентство США (USIA), которое было создано его администрацией в 1953 году. У этого чарующего широко освещаемого в прессе культурного десанта имелось две цели: контратаковать попытки Хрущева использовать советский балет, цирк и науку в качестве наживки для упрочнения своего влияния в странах третьего мира; и продемонстрировать всему миру живость и энергию американской музыки, литературы, фильмов и театра. Самой популярной формой американского искусства был джаз, но USIA в начале недооценило этот жанр, возможно, по той причине, что он зародился полвека назад в борделях Нового Орлеана, или, возможно, из-за того, что классическая музыка предположительно несла больше престижа.

В 1955 году, однако, USIA начала отправлять за рубеж джазовых музыкантов, которых возглавлял Бенни Гудмен и пионер джаза Луи («Большой рот», Satchmo) Армстронг. В туре 1956 года по Африке и Европе Армстронг собирал громадные толпы людей, включая 100,000 человек на концерте в Гане. Телеканал CBS сделал запись этого тура, что позволило «большеротому послу» добиться такого же оглушительного триумфа в американских домах, что и за рубежом. Самой популярной передачей на «Голосе Америки» (спонсируемая правительством США радиостанция, чей сигнал передается по всей планете) стала та, в которой радиоведущий Уиллис Коновер ставил пластинки с записями джаза и рок-н-ролла. То, что предлагал слушателям Коновер, так повлияло на молодых людей за железным занавесом, что, как отметил один обозреватель, если бы коммунистические функционеры поняли, что именно происходит, «то они бы заглушали музыку, а не новости», дабы оградить свой народ от обаяния Армстронга и Элвиса Пресли. Культурная атака проходила просто замечательно до тех пор, пока Армстронг не увидел кадры телевизионной хроники, на которых афроамериканских детей заплевывали белые, не пуская их в новые интегрированные школы в городе Литтл Рок, штат Арканзас. После того, как Эйзенхауэр не сделал ничего, чтобы защитить детей, Армстронг назвал президента «двуличным» человеком, «у которого не хватает смелости», а затем отменил свою следующую спонсируемую USIA поездку в СССР. Ливень критики обрушился на Армстронга, но он стоял на своем, пока внутри общества не создалось достаточное давление, после чего Эйзенхауэр, в конце концов, отправил федеральные войска на защиту школьников Литтл Рока, принуждая белое население к интеграции. С этой программы зарубежного культурного наступления, сколь уж она повсеместно трубила об американских свободах, как полагал Армстронг, спрос был особый, ее искренность можно и нужно было ставить под сомнение, особенно в ситуации бушующего расизма внутри страны. Эйзенхауэр и Даллес никогда не были большими поклонниками культурных туров. Теперь их энтузиазм сошел на нет. USIA стало влачить жалкое существование до того момента, когда страсть администрации Кеннеди к ведению Холодной войны не возродила агентство после 1961 года (*25).

Ранней весной 1957 года администрация Эйзенхауэра могла уверенно считать, что она с честью прошла через череду зимних кризисов, выйдя из них окрепнувшей, с увеличенными властными полномочиями и возросшим престижем. Этого нельзя было сказать о Никите Хрущеве. Несмотря на его триумфальное провозглашение, что неудача Даллеса вмешаться в Венгерское восстание доказала пустоту идеи «освобождения», фиаско его политики в Восточной Европе и его неспособность с выгодой воспользоваться вакуумом силы на Ближнем Востоке принесли ему серьезные политические неприятности в Москве. Он попал под волну жесткой критики за то, что пригласил китайских чиновников в Польшу в самый критический момент, чтобы успокоить поляков. То, что он позволил китайцам играть роль посредников в Восточной Европе из-за своих ошибок, совершенных на Двадцатом Съезде ЦК КПСС, предоставило Молотову, Кагановичу и Маленкову шанс для удара. Хрущев вскоре контратаковал, прибегнув к своим тактикам 1953-1955 годов. «Мы все сталинисты» - он громко произнес на праздновании Нового года, а затем бросился осуждать «капиталистические страны», которые хотели развязать «лихорадочную гонку вооружений». Его выступление было более жестким, чем раньше. Первый раз с 1955 года советская пресса обвинила США в следовании, как было сказано в совместном сино-советском заявлении, «политики агрессии и подготовки войны» (*26).

За лето 1957 года Хрущев собрал в своих руках всю полноту власти. Его первой мишенью стали военные. Жуков помог Хрущеву забраться наверх, и он же мог помочь спуститься ему вниз. Удобный шанс появился у Хрущева тогда, когда маршал начал выступать по крайне чувствительным политическим вопросам, а также публично обсуждать нюансы военной стратегии. Партийные лидеры интерпретировали это как прямую и крайне опасную угрозу главенству партии над армией. Угроза представлялась еще более значительной в свете того, что после казни Берии четыре года назад, ослабление службы государственной безопасности позволило армии в значительной мере стать независимой от партийного надзора. В конце октября Жукова лишили его поста министра обороны. Когда он, очевидно, пытался сопротивляться, то его также выдворили из Президиума и Центрального Комитета (*27). Далее Хрущев попытался обучить советских интеллектуалов, которые явно не поняли суть программы по десталинизации и сочли, что искренняя критика советского общества будет дозволена. На встрече в парке Хрущев дал такую отповедь приглашенным интеллектуалам, что одна женщина даже упала в обморок. Это разглагольствование достигло апогея, когда Хрущев начал кричать, что ситуация в Венгрии не зашла бы так далеко, если бы нескольких писателей пристрелили вовремя; если такая угроза нависнет перед СССР, он добавил, «то моя рука не дрогнет» (*28). На следующий день, когда выдающийся советский писатель Борис Пастернак выразил некоторые сомнения о результатах революции 1917 года в своей новелле «Доктор Живаго», книга была запрещена и изъята из массового обращения внутри СССР, а Пастернаку запретили поездку в Стокгольм для получения нобелевской премии по литературе. У десталинизации были свои пределы, особенно если она угрожала власти партии и Хрущева.

После четырех лет борьбы Хрущев стал всесильным. В Соединенных Штатах Эйзенхауэр вступил в свой второй срок. Мир за пределами Москвы и Вашингтона сильно изменился между 1953 и 1957 годами. Создав допустимый статус-кво в Европе, Вашингтон перенаправлял все больше и больше своей энергии на ведение Холодной войны в странах Третьего мира. В Советском Союзе Хрущев произвел определенные изменения, которые позволили его правительству использовать возможности, приоткрывшиеся в развивающемся мире. Дуайт Эйзенхауэр сочинил подходящую эпитафию истории тех лет. В феврале 1955 года он написал Даллесу: «Так, если подумать, то совсем не кажется странным то, что вам приходится праздновать свой день рождения в Бангкоке» (*29)


(*25) Этот и предыдущие параграфы взяты из книги Richard Pells, Not Like Us: How Europeans Have Loved, Hated and Transformed American Culture Since World War II (New York, 1997), pp. 84-86; Lawrence Bergreen, Louis Armstrong, An Extravagant Life (New York, 1997), pp. 471-478. О Кеннеди см. Mark Haefele, “John F. Kennedy, USIA, and World Public Opinion” Diplomatic History, 25 (Winter, 2001), pp. 63-84; о кризисе в Литтл Рок и внешней политике см. Cary Fraser, “Crossing the Color Line in Little Rock,” Ibid., 24 (Spring 2000), pp. 233-264.
(*26) H.S. Dinerstein, War and the Soviet Union, revised edition (new York, 1959, 1962), pp. 154-163.
(*27) Raymond L. Garthoff, Soviet Military Policy (New York, 1966), pp. 52-54.
(*28) Edward Crankshaw, Krushchev, A Career (New York, 1966), pp. 253-255.
(*29) The President to Secretary of State, February 15, 1955, Correspondence, Dulles Papers, Princeton.

Дополнительно о том, как ЦРУ по фотографии в "Огоньке" и другим данным создавала для себя схему уральского электроснабжения в 50-х гг:
http://vakhnenko.livejournal.com/235426.html

Документальный фильм о авианосце "Форрестол": http://periskop.livejournal.com/1576804.html

Tags: Холодная война
Subscribe

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Настоящие президенты никогда не сдаются

    Эндрю Джексон тринадцатилетним подростком служил вестовым, бегая между отрядами восставших колонистов. Попал в плен к британцам и, отказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments