lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Восьмая глава 004

После женевской конференции в 1955 году Даллес задавался вопросом, а не мог ли действительно советский «маневр» по разрядке напряжения «принять форму бесконтрольной лавины, силы необратимой направленности». Спустя несколько недель после речи Хрущева казалось, что так оно и было. В марте 1956 года волнения начались в советской Грузии, на родной земле низвергнутого Сталина. В июне толпы протестующих выступили против Коммунистической партии в Польше и Венгрии. Хрущева также начали клевать и внутри партии, когда такие старые сталинисты как Лазарь М. Каганович и Молотов потребовали от него силой утихомирить восточных европейцев, пока ситуация не вырвалась полностью из под контроля.

В каком-то смысле час «освобождения», казалось, приближался. В ключевой момент, когда пророчество требовалось всего лишь легонько подтолкнуть в правильном направлении, пророк, однако, отвлекся и смотрел в другую сторону. На протяжении всего лета и осени Даллес был втянут в водоворот ближневосточной политики. Полтора года до этого Израиль показал мировой публике слабость египетской армии быстрым и непреодолимым рейдом в спорный Сектор Газа. Египетский лидер Гамаль Абдель Насер вскоре начал переговоры с западными и коммунистическими державами для модернизации своей армии. Заявив, что цены США не были конкурентны, он обнаружил, что коммунисты были готовы из кожи лезть вон, делать все, чтобы ослабить Багдадский пакт. В конце сентября 1955 года Насер подписал договор о покупке вооружения у чехов.

Даллес проявил неожиданную заинтересованность в том, чтобы помочь Египту профинансировать запланированное строительство Асуанской дамбы, гигантского проекта, который, как надеялся Насер, позволит запрячь колоссальную мощь нижнего Нила и послужит символом триумфального входа Египта в двадцатый век благодаря мудрому режиму. В декабре 1955 года Соединенные Штаты и Великобритания вызвались помочь Насеру. Соединенные Штаты понимали, что Насеру будет трудно оплачивать одновременно плотину и модернизацию армии. В целях повторной проверки истинности этого предположения председатель Всемирного банка Евгений Блэк съездил в Каир, что выработать условия сделки, согласно которым Всемирным банком, Великобританией и Соединенными Штатами незамедлительно выделяются фонды в размере $1.3 миллиарда для начала проекта. В феврале 1956 года Блэк и Насер достигли соглашения. Египетский лидер затем написал в Вашингтон, желая тем самым продолжить обсуждения, начатые американским предложением помощи. Пять месяцев спустя он все еще ждал ответа.

В Вашингтоне Даллес попал в ловушку. Давая показания в Сенате перед Комитетом по иностранным делам, секретарь аргументировано доказывал, что он не обязан уступать домашнему политическому давлению и слать вооружения Израилю, даже хотя Египет и Сирия, возможно, получат оружие от коммунистов. Это могло привести только к гонке вооружения, в которой арабы победят, так как «тридцать с чем-то арабов обладают большей … способностью к поглощению» чем 1.7 миллиона израильтян. Даллеса, однако, вынудили признаться, что Соединенные Штаты поставляли танки другому врагу Израиля, Саудовской Аравии, которая по условиям договора 1951 года позволила США занять аэродром Дахран. Когда его спросили, а не послужит ли это вооружение причиной для израильской превентивной атаки, Даллес согласился, что «опасность такого события была вероятна» (*14). Стоять на трибуне свидетелем и отвечать на такие вопросы в выборный год само по себе было неприятным делом, но позиция Даллеса, как он сам в этом скоро убедится, еще более ухудшится.

В апреле Египет, Саудовская Аравия, Сирия и Йемен сформировали военный союз, очевидно направленный против Израиля. Эти государства вместе с Ираком, Ливаном и Иорданией отказались признать правительство Израиля. Чешская оружейная сделка с Египтом теперь приняла зловещие черты. В мае Насер отозвал признание Чан Кайши и признал коммунистический Китай. Это действие сразу же мобилизовало многих поборников Чана в США, которые все как один уведомили Даллеса, что они были против всех его сделок с Египтом. На Капитолийском холме это китайское лобби быстро нашло общий язык с конгрессменами из южных штатов, которые требовали, чтобы им объяснили, почему США предлагали помощь в строительстве дамбы, которая позволит большим объемам египетского хлопка конкурировать с американским. Более того, Египет не отверг оружейную сделку. Даллес счел, что, если он внезапно отзовет свое предложение по дамбе, то по Насеру будет нанесен серьезный политический удар, ужасающий по своим последствиям. Секретарь также предполагал, что Хрущев не вызовется, а точнее не сможет, заменить американскую помощь советской, и это предположение зиждилось на выводах Евгения Блэка, который верил, что Насер не мог себе позволить так глубоко вовлечься в сотрудничество с коммунистическим блоком. Блэк все же предостерег Даллеса и посоветовал ему не расторгать сделку, иначе «разверзнутся врата ада» (*15). Оба предположения Даллес оказались самым трагическим образом ошибочными. Он усугубил ущерб, сообщив о принятом американском решении в холодном прямолинейном заявлении 19 июля 1956 года в тот самый момент, когда египетский министр иностранных дел прибыл для обсуждения проекта, а сам Насер заседал на широко освещаемой встрече с Тито и Неру.

Через неделю Насер захватил Суэцкий канал, национализировав Всеобщую компанию Суэцкий канал, находящуюся под британским контролем. Одним ударом он вернул себе потерянный престиж и заполучил для своей страны годовую прибыль компании в размере $25 миллионов долларов, которые он мог теперь использовать в строительстве дамбы. Палец египетского лидера также вдруг оказался на яремной вене европейской экономики; 67 миллионов тонн нефти транспортировалось в Европу через Суэцкий канал в 1955 году. Покуда он предоставлял компенсацию акционерам компании, действия Насера по захвату канала были юридически законы и обоснованы. Он обещал, более того, держать проход открытым для всех бывших пользователей канала. Этого было недостаточно для Франции и Великобритании. Будучи прекрасно осведомленным о европейских интересах в сфере транспортных перевозок и возможном распаде Багдадского пакта и, возможно, даже НАТО, Даллес попытался разрядить кризис, основав ассоциацию пользователей канала для управления режимом канала. Это оказалось недопустимым; Великобритания и Франция не имели никакой склонности к тому, чтобы оставить импорт нефти, столько важный для них, в руках Насера; и египтяне отказались поделиться контролем над каналом. В конце июля британский министр иностранных дел Гарольд Макмиллан открыл Даллесу британские планы военной операции, которая начнется, если проблема очень быстро не найдет своего решения (*16). Даллес, однако, отказался оказать чрезмерное давление на Насера, не воспринял британские и французские угрозы серьезно и, конечно же, не желал находиться в близких отношениях с бывшими колониальными державами.

Эти расхождения в подходах были осложнены растущей враждебностью, что зародилась между Иденом и Даллесом. До выборов 1952 года Иден неудачно намекнул Эйзенхауэру, что он предпочитал видеть в кресле государственного секретаря другого человека, а не Даллеса. Взаимоотношения Идена-Даллеса никогда так и не улучшились с тех пор. И все же англо-американские отношения зависели от этих двух мужчин осенью 1956 года, так как их соответствующие послы в Вашингтоне и Лондоне пребывали в относительном неведении; британский посол отбыл из США 11 октября как раз тогда, когда кризис начал ухудшаться. За последние две недели октября связь и общение между Вашингтоном и Лондоном практически прервались.

Это было трагично вдвойне, так как, пока ситуация на Ближнем Востоке ухудшалась, началось восстание в Восточной Европе. Два события стали близко родственными друг другу. Выпустив на свободу своим низвержением Сталина незнакомые ему силы, Хрущев потерял контроль над польской программой десталинизации, которую стремительно проводил Владислав Гомулка. Хрущев вылетел в Варшаву, выдвинул советские вооруженные силы на позицию для наступления и выступил с обвинительной речью против польских изменений. Гомулка ответил угрозами позвать на улицы польский народ. Хрущев отступил. Новости об успехе Гомулки достигли Венгрии. 23 октября студенты вышли на улицы с требованием замены убежденного сталиниста Эрнё Герё Имре Надем. Когда секретные службы попытались разогнать протесты, к студентам присоединились рабочие. Одна большая демонстрация уничтожила циклопическую статую Сталина в центре Будапешта. СССР согласился заменить Герё Надем, но этого уже было недостаточно. Толпы людей требовали вывода советских войск, размещенных в Венгрии, и создания политической партии оппозиционной коммунистам. 28 октября СССР начал перебрасывать танки, которые расположились в пригородах Будапешта.

На следующий день израильская армия совершила молниеносную атаку, которая буквально за часы уничтожила египетскую армию и захватила большую часть Синайского полуострова. Близко сотрудничая с Израилем, Великобритания и Франция выдвинули ультиматум Израилю и Египту 30 октября, требуя от обоих государств отвести свои армии от канала. Когда Насер отверг эту ноту, британские и французские самолеты начали бомбить египетские военные объекты. На следующий день, 31 октября, Президиум ЦК КПСС изменил свою позицию по своему отношению к Венгрии. Надь объявил о выходе Венгрии из Организации Варшавского договора. Ситуация в этой стране зашла очень далеко, дальше, чем, например, в случае Гомулки в Польше.

Столкновение на Ближнем Востоке подарили Хрущеву отличную возможность. В то время как англо-французские колонны занимали зону канала 4 и 5 ноября, советские танки давили венгерское восстание. Надь был схвачен по надуманному предлогу, отправлен в СССР и казнен где-то в 1957 году. Государственный департамент наблюдал за всем этим в бессилии. Один высокопоставленный чиновник позднее заметил, «как и везде в Департаменте все были ужасно удручены», но «никому из нас не хватило воображения, чтобы отыскать какое-либо решение. Нас обыграли всухую» (*17). В кульминационный момент кризиса 3 ноября Даллес лег на операционный стол, чтобы вырезать рак, который позднее убьет его.

(*14) U.S. Senate, Committee on Foreign Relations, 84th Cong., 2nd Sess., Hearing … on the Situation in the Middle East, February 24, 1956 (Washington, 1956), pp. 43-46, 68.
(*15) Interview with Eugene Black, Dulles Oral History Project, Dulles Papers, Princeton.
(*16) Interview with Robert Murphy, Dulles Oral History Project, Dulles Papers, Princeton; отличное изложение событий, особенно ошибочного мнения Идена, что США будут поддерживать его до последнего, в книге Richard H. Immerman, John Foster Dulles (Washington, Del., 1999), pp. 150-157.
(*17) Interview with Robert Murphy, Dulles Oral History Project, Dulles Papers, Princeton.

Suez-Crisis-Map-1956

Tags: Венгрия, Суэцкий кризис, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments