lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Седьмая глава 006

Вслед за этим администрация усилила свое давление на британцев. В кульминационный момент кризиса, 20-24 апреля, Даллес вылетел в Лондон, дабы заручиться согласием Черчилля, чтобы президент мог уже начать вытягивать из Конгресса резолюцию, разрешающую интервенцию. Премьер-министр так и не дал зеленый свет. Он отказался связать свое правительство с уже потерпевшей поражение французской операцией, особенно за 48 часов до встречи заинтересованных держав в Женеве 26 апреля, собранной для обсуждения проблемы Индокитая. Без британского сотрудничества Сенат и Палата представителей отказались поддержать резолюцию о вторжении. В самом Белом доме генерал Риджуэй убеждал Эйзенхауэра не следовать той линии, которая могла бы привести к высадке обычных вооруженных сил США. Логистика, политика и память о Корее, утверждал Риджуэй, все это работало против такого вовлечения в конфликт. 7 мая остатки уничтоженного французского гарнизона сдались.

Не смотря на разгром при Дьен Бьен Фу, дипломаты мало продвинулись на переговорах в Женеве. Затем в середине июня в Париже пало правительство, на смену которому пришла радикальная голлистская коалиция во главе с Пьером Мендес-Франсом. Новый премьер пообещал или мир в Индокитае или свою отставку к 20 июлю. В двух пактах, заключенных 20-21 июня, Женевских соглашениях (или Окончательная декларация) и Женевском соглашении о перемирии, участники согласились: во-первых, на прекращении военных действий между силами Хо и французами (но не, и это важно отметить, любым южновьетнамским правительством); во-вторых, на проведении временной разделительной линии по 17-й параллели и выводе всех французских войск, находящихся северней этой линии, южнее; в-третьих, что ни Северный, ни Южный Вьетнам не будут вступать ни в какие военные союзы, также они не разрешат обустройство иностранных военных баз на своих территориях; в-четвертых, на проведении национальных выборов под надзором совместной комиссии Индии, Канады и Польши через два года с целью объединения страны, и - как участники поняли – Франция останется на юге страны, чтобы провести выборы там; в-пятых, в Лаосе будет разрешена перегруппировка прокоммунистических сил Патет Лао, а в самой стране и в Камбодже пройдут всеобщие выборы (см. карту на стр. 228).

Армии Хо контролировали две трети Вьетнама, но согласившись с этими пактами, ему пришлось вывести свои войска в северную часть страны. Он отказался от половины своего государства, потому что его ближайшие союзники – Китай и СССР – потребовали этого от него. Они не желали, чтобы у США был повод для военного вторжения, для расширения театра военных действий. Хо никогда не забывал этого давления – его призрак упорно преследовал взаимоотношения Вьетнама со своими союзниками «как воспоминания о прошлой неверности отбрасывают тени на супружеский брак» - такую характеристику дал один историк. Когда обеспокоенные китайцы и русские попросят Хо вступить в переговоры с США в 1960-х годах, то он проигнорирует их совет (*27). Хо также пошел на этот компромисс по причине того, что он предпочитал иметь дело с Мендес-Франсом, а не с другим премьером, который мог занять его место после заявленного последнего срока 20 июля, а также потому что Хо верил, что французы исполнят свое обещание провести выборы в 1956 году. В таких выборах лидер северных вьетнамцев безусловно победил бы, так как он был самым известным и влиятельным националистом во всем Вьетнаме (Эйзенхауэр позднее провел свою оценку и посчитал, что Хо получил бы 80% всех голосов, если бы выборы были проведены в назначенное время). Празднующим триумф вьетнамцам также требовалось время, чтобы навести экономический и политический порядок в том хаосе, что творился на севере Вьетнама; этого они достигли с существенной поддержкой от Советского Союза. В своем осторожном анализе ситуации, Хо упустил из виду только лишь одну возможность: Соединенные Штаты могли заменить французов в Южном Вьетнаме. Если это произойдет, тогда Женевские соглашения будут обесценены.

Делегация США не принимала участия в переговорном процессе по прекращению огня и формально отказалась подписать эти соглашения. Поставить американскую роспись под договором с коммунистами, которые отдали половину Вьетнама Хо, отнюдь не повысило бы популярность Даллеса у себя дома. Соединенные Штаты ограничились лишь заявлением о том, что они поддержат «свободные выборы под наблюдением ООН» и что они взирают «с чувством глубокой тревоги на серьезные угрозы международному миру и безопасности» и возобновление «агрессии в нарушение вышеупомянутых соглашений».

Через год США заняли место Франции в качестве западной державы в Южном Вьетнаме. Процесс начался как минимум в сентябре-октябре 1954 года, когда Даллес объявил, что американская помощь пойдет напрямую южным вьетнамцам, а не через Францию. Как секретарь объяснил, это изменение уничтожит французский «защищенный специальными льготами рынок» и позволит ближайшим друзьями вроде Японии продавать свои товары напрямую вьетнамцам. Даллес отрицал наличие любого «желания» «вытеснить» французское влияние, но «определенное вытеснение, я полагаю, неизбежно» (*28). Военные советники под началом генерала Дж. Лоутон Коллинза начали тренировать южновьетнамскую армию; те надеялись отстоять свой родимый угол без помощи армии США. Влияние Кореи на американское мышление было огромным. Коллинз был начальником штаба во время Корейской войны и был основателем Клуба «Больше никогда», группы офицеров армии США, включающей в свои ряды Мэтью Риджуэйя, которые поклялись, что они никогда не втянут американские войска в Азию без железобетонного обещания из Вашингтона, что войска будут поддержаны бомбардировкой таких вражеских городов и линий снабжений, как убежища в Маньчжурии и Китае. Вьетнамская армия теперь училась у американских советников, как выдвигаться большими подразделениями с тяжелым вооружением из укрепленных пунктов. Вьетнамцев готовили к очередной Корейской войне, которую предстояло переиграть по-новому (*29).

Эта помощь США имела политические последствия. Например, воскрешенная вьетнамская армия вскоре начала готовить заговор против правительства. Это правительство очень скоро было передано в руки Нго Дин Дьема при энергичных возражениях со стороны Франции. Соединенные Штаты извлекли Дьема из его добровольного изгнания, которое он провел в семинарии Мэрикнолл в Оссининге, штат Нью-Йорк. Эйзенхауэр торжественно поклялся в своем письме, написанном в октябре 1954 года, что Соединенные Штаты окажут экономическую поддержку вьетнамскому правительству на юге для того, чтобы Дьем был способен оказать достойное сопротивление подрывной деятельности или агрессии. Президент не делал никаких предложений по оказанию неограниченной военной помощи и позднее подстраховал свое клятвенное обещание, попросив Дьема провести экономические и социальные реформы, чтобы полученная материальная поддержка могла быть использована с большей отдачей.

К июлю 1955 года большая часть французов покинула Вьетнам. Дьем объявил, что выборы, на проведении которых договорились в Женевских соглашениях, проведены не будут. Даллес полностью поддержал это заявление, аргументировав его тем, что Дьем не подписывал Соглашения, которые предусматривали выборы. В добавок, Даллес и Дьем знали, что последнему с крайними трудностями удастся, если вообще удастся, вырвать победу у Хо на честных выборах, и чиновники США не верили, что у северного правительства были намерения провести честный выборный процесс. Государственный секретарь подготовил почву для своего объявления в мае 1955 года, когда он прочел репортерам урок по сравнительной истории. Соединенные Штаты, он предупредил, признают антидьемское правительство на юге только, если «оно будет выражать реальное волеизъявление народа и если оно будет по-настоящему представительным». Американская революция, заметил Даллес, в свое время уступила перед тем, что «называлось сдержанным уважением к мнениям мирового человеческого сообщества» и, он продолжил, все «изменения» должны предприниматься на трезвую голову, взвешено и «со сдержанным уважением к мнениям мирового человеческого сообщества» (*30).

Не взирая на все эти ремарки, Даллес без сомнения осознавал, что связь азиатских революций с идеями Мао Цзэдуна была ближе и прочнее, чем с представлениями Томаса Джефферсона. По крайней мере, он действовал, исходя из этого предположения, непосредственно после Женевских соглашений, когда он приступил к созданию Организации Договора Юго-Восточной Азии. Подобный военный пакт обсуждался уже очень давно. Даллес же воплотил витавшую в воздухе идею в реальность путем создания договора, подписанного в Маниле 8 сентября 1954 года Соединенными Штатами, Великобританией, Австралией, Новой Зеландией, Тайванем, Пакистаном и Филиппинами. Эти государства согласились с тем, что любое вооруженное нападение против них «или любого государства-участника или территории, которую участники определят единогласным решением» (а они позднее включат через отдельный протокол Камбоджу, Лаос и Вьетнам) поставит под угрозу «мир и сохранность» каждого из подписантов (*31).

(*27) Odd Arne Westad, ed al., “77 Conversations Between Chinese and Foreign Leaders …,” Cold War International History Project (Washington, D.C., 1996), p. 16.
(*28) Press Conference in Manila, March 2, 1955, Conference Dossiers, Dulles Papers, Princeton.
(*29) Joseph Kraft, Profiles in Power (New York, 1966), pp. 139-143.
(*30) Off the Record News Conference, May 7, 1955, in Paris, Conference Dossiers, Dulles Papers, Princeton.
(*31) U.S. Senate, Committee on Foreign Relations, 83rd Cong., 2nd Sess., Hearing … on the Southeast Asia Collective Defense Treaty … (Washington, 1954), Part 1, pp. 4-5, 28.

Tags: Вьетнам, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments