lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Седьмая глава 002

Через месяц, однако, такой подход США был подвергнут сомнению самым выдающимся государственным деятелем среди всех государств, входящих в альянс. Не проинформировав заранее Эйзенхауэра ни свой собственный Форин-Офис, Уинстон Черчилль объявил 11 мая, что пришло время мировым лидерам собраться «на самом высоком уровне» и посмотреть, как насущные проблемы могут быть разрешены. Премьер-министр косвенно подорвал требование Эйзенхауэра рассмотреть и урегулировать всё множество спорных ситуаций целиком, в совокупности и за один раз. Очевидно, что это было недостижимо и более того могло «помешать любой спонтанной и здоровой эволюции, которая могла происходить в Советской России». Черчилль вместо этого рекомендовал порционный подход, энергично браться за реально решаемые проблемы, полагая, что при этом надо все время уверять СССР, что никто не пытается посягнуть на советскую безопасность (*7).

Лидер сенатского большинства Уильям Ноуленд ответил обвинениями в адрес Черчилля, что тот «призывал к дальневосточному Мюнхену». Официальный ответ из Вашингтона можно охарактеризовать как «прохладный». Эйзенхауэр прояснил эту прохладность на пресс-конференции. «Наш мир круглый и у него нет конца, и он [Эйзенхауэр] не видит способа, как обсуждать проблему, великие основные проблемы сегодняшнего дня, которые по своему характеру являются философскими, не рассуждая о них глобально» - так гласил официальный текст конференции (*8). Президент утверждал, что так как советская угроза имела идеологическую природу, или «философскую», она также была неразделимой и таким образом она несла угрозу всему миру везде.

В мае 1952 года и вновь в январе 1953 года Даллес забраковал концепцию «сдерживания» как «политику, которая была обречена провалиться, потому что чисто оборонительная политика никогда не берет верх над агрессивными стратегиями». Взамен он поддержал лозунг «освобождения захваченных народов» Восточной Европы посредством «таких невоенных процессов» как «политическая война, психологическая война и пропаганда». В конце мая 1953 года Советы ослабили политический контроль в Восточной Германии, но также потребовали от рабочих большей производительности за ту же зарплату. Трудящиеся прошли маршем протеста по Сталин-аллее Восточного Берлина 16 июня. На следующий день начались всеобщая забастовка и демонстрации, которые достигли апогея тогда, когда толпа уже срывала красные флаги и требовала свободных выборов. Американское радио в Западном Берлине передавало в эфир передачи, ободряющие рабочих и призывающие перенести забастовки на всю территорию Восточной Германии. Затем неожиданно советские танки появились в Берлине, Дрездене, Лейпциге, Магдебурге и Йене. В то время как бронетехника давила демонстрации, Даллес не предпринимал никаких шагов кроме как отправил еду («посылки Эйзенхауэра») в попытке заручиться благосклонностью восточных немцев и подорвать коммунистический контроль. «Освобождение» провалилось на первом же своем испытании, и это произошло в Германии, которая была главным европейским призом в борьбе Запад-Восток (*9).

Столкнувшись с той же проблемой «плененных народов» в Северной Корее чуть позднее, администрация разработала более удовлетворительное, если не совсем счастливое, решение, определив границы своих военных и политических притязаний. Визит Эйзенхауэра в Корею в декабре 1952 года укрепил его во мнении, что нельзя позволить Соединенным Штатам увязнуть в ловушке обычной войны на азиатском континенте. Исходя из своих собственных причин, министр финансов Хамфри поддержал этот взгляд. Треть бюджета предстояло урезать, чтобы избавиться от дефицита, так сообщил Хамфри президенту, и это означало, что «Корею надо было убрать с дороги».

Для того чтобы «убрать Корею с дороги», администрация впервые прибегла к тому, что позднее назовут «политикой балансирования на грани войны». Вернувшись из Кореи 14 декабря, Эйзенхауэр предупредил, что если война не завершится за короткий срок, тогда Соединенные Штаты, возможно, ответят ударом «при обстоятельствах по своему выбору». Шесть недель спустя в своем первом обращении «О положении страны» президент объявил, что Седьмой флот США «более не будет использоваться для заслона коммунистического Китая». Он поспешно добавил, что это не означало намеренной агрессии «с нашей стороны», но этот так называемый спуск с привязи Чан Кайши так напугал Великобританию и Францию, что Даллес вылетел в Европу, чтобы подбодрить своих союзников. По мере того, как напряжение росло, Сталин очень удобно по времени умер. Новые советские лидеры стали намекать на свое желание выступить посредником в мирном урегулировании. По ключевому вопросу обмена военнопленными (силы ООН в своем отчете сообщали, что многие северокорейские и китайские военнопленные не желали возвращаться домой и что их нельзя было принуждать к этому) китайская сторона предложила 30 марта передать процесс репатриации пленных в руки международных органов. 23 апреля заново начались переговоры о перемирии, но вскоре Даллес пришел к выводу, что китайцы возвели много ненужных препятствий на пути к миру. 22 мая он намекнул Китаю через индийских дипломатов, что если мир не будет достигнут, тогда США прибегнут к атомному оружию. На следующий день Государственный департамент выдал более умеренные инструкции по проблеме обмена военнопленными.

Через 11 дней коммунисты приняли план с небольшими изменениями. Они выполняли соглашение даже тогда, когда президент Сингман Ри попытался саботировать переговоры, выпустив 27,000 китайских и северокорейских пленных 18 июня. Семидесятивосьмилетний Ри пришел в ярость от того, что признание со стороны США разделительной линии по 38-й параллели положило крест на его мечте править объединенной Кореей. Последний договор о перемирии был подписан 27 июля. Переговоры 1953 и 1954 годов об объединении страны провалились, и Соединенные Штаты начали оказывать помощь Южной Корее, влив в нее $6 миллиардов долларов в течение последующих десяти лет. Промышленное производство утроилось, объем экспорта увеличился в 8 раз, достигнув цифры в $250 миллионов долларов, и экономика в значительной мере стала самодостаточной. Ри не был столь успешен в политическом плане. Он потерял власть после студенческих демонстраций, которые протестовали против его авторитарного режима в апреле 1960 года, и на его место пришло правительство, находящееся под контролем военных. Северокорейское правительство также претерпело политические сдвиги, хотя и на нижних уровнях, и модернизировало свои ВВС благодаря сотням современных советских истребителей. Соединенные Штаты установили тактические управляемые ракеты с атомными боеголовками, которые были нацелены на север. За стенами Панмунджона, где переговорщики заседали 40 лет, взаимно оскорбляя друг друга, наблюдательные вышки и громкоговорители развлекали туристов, которым нравилось быть зрителями этого спектакля международной дипломатии и вглядываться в заброшенные голые холмы, где тысячи людей погибли во время «ограниченной» войны.

Предстояло выучить те уроки, что были преподаны вовлечением США в корейские дела. Даллес решил применить большую часть полученных выводов к Европе, а оставшуюся часть к Азии. В своих европейских стратегиях Даллес превратил Германию в центральный стержень. За время работы юристом в Германии в межвоенный период он стал с восхищением смотреть на немецкий народ; он хвалил географическое расположение Германии, ее промышленную мощь и военный потенциал, валом стоящий на пути советской экспансии; и по мере того как крепла его дружба с немецким лидером, он получал удовольствия от схожести взглядов с Конрадом Аденауэром, чего не происходило в случае других лидеров держав.

В июле 1953 года Даллес более не скрывал свои взгляды ни от кого. Вслед за майской речью Черчилля СССР предложил коалиции западных и восточных немцев подготовить мирный договор, от которого требовалось нейтрализовать Германию; тогда и только тогда Германия получит свободные выборы. В июле Даллес отклонил эту процедуру. Вместо этого он предложил провести свободные выборы по всей Германии и только после этого подписать мирный договор. СССР это не устроило, особенно после того, как Даллес также настоял на том, что если объединенная Германия захочет вооружиться и привязать себя к Западу через ЕОС, то ей будет это позволено. В этом он придерживался стратегий, полученных от Ачесона по наследству, веря в то, что моментальная разрядка была невозможна, так как, как он заявил на ассамблее выдающихся европейских политиков, «советские лидеры по большей части пленники своей собственной доктрины, активно применяемой ее последователями, которые, по сути, являются фанатиками» (*10).

Согласившись со status quo в Европе, или, по крайней мере, тем status quo, которое сложилось после того, как французы поддержали ЕОС, Даллес теперь мог заняться проблемами, что возникли в новых развивающихся регионах. А они требовали все больше внимания.


(*7) The New York Times, May 12, 1953, pp. 8-9.
(*8) The New York Times, May 15, 1953, p.; Vojtech Mastny, The Cold War and Soviet Insecurity (New York, 1996) отлично описывает советские намерения и нежелание США на стр. 174-178.
(*9) Christian F. Ostermann, The United States and the East German Uprising of 1953 …, Cold War International History Project (Washington, D.C., 1994), pp. 2-3, 27, 43.
(*10) “Statement of Secretary Dulles at April 23 Session of North Atlantic Council Ministers” Meetings, Conference Dossiers, Dulles Papers, Princeton.


Дополнительная информация:
"Корейская война как пример управленческого кризиса"
http://onekorea.ru/2013/06/11/korejskaya-vojna-kak-primer-upravlencheskogo-krizisa/
Tags: Корейская война, Холодная война
Subscribe

  • ПРАВДА О МИГ-29

    ПРАВДА О МИГ-29 (Нащупать точку опоры) автор: Джон Сотам дата: сентябрь 2014 перевод: lafeber@lj Как разведывательные агентства США раскрыли для…

  • ... Триест (ч.2)

    Такой этническо-идеологический коктейль был взрывоопасен в 1945-1948 годах. Регулярно происходили уличные стычки, несогласованные демонстрации,…

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments