lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Шестая глава 001

НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ, НОВЫЕ ЛИЦА (1951-1953)

К тому времени, как было заключено фактическое перемирие в июле 1953 года, корейская война оказала равноценное влияние на размер американской помощи как Европе так и Азии. Принципиальное соглашение по вопросу немецкого перевооружения и отправки дополнительных войск США в Европу были существенными шагами в этом направлении. Американская стратегия по вопросу НАТО в течение 1951 и 1952 годов покоилась, во-первых, на теории «растяжки», которая гласила, что любая атака СССР на воинское формирование НАТО, в ряды которого входят военнослужащие США, автоматически приведет к атомному возмездию со стороны Соединенных Штатов. Один европейский чиновник выразил эту теорию простыми словами: когда его спросили, сколько солдат армии США следует разместить в Европе для защиты Запада, то он ответил, что одного будет достаточно, при условии, что тот словит пулю во время первой атакующей волны. С целью расширения своего ядерного потенциала Соединенные Штаты провели свое первое успешное термоядерное испытание на атолле Эниветок в Тихом океане в марте 1951 года. В середине июня 1952 года был заложен киль USS Наутилус, первой атомной подводной лодки. Трумэн в 1952 году внес на рассмотрение оборонный бюджет стоимостью $60 миллиардов долларов, что было на 20% было больше 1951 года. На случай если растяжка сработает, Соединенные Штаты готовились к широкомасштабным ответным действиям.

Стратегия НАТО также базировалась на надежде, что войну можно было сдержать к востоку от Эльбы. Для этого требовалась большая масса обычных войск; Эйзенхауэр хотел 35-40 дивизий под ружьем и еще 96 кадровых, чей личный состав можно было бы собрать за месяц. Наличные 300 самолетов требовалось увеличить десятикратно. Эти грандиозные планы, отметил Трумэн, «спотыкнулись на очень крепком и упрямом факте. И этот факт заключался в бедности Европы» (*1). Три года спустя после введения Плана Маршалла государства-получатели помощи вновь погружались в экономическую трясину. Только лишь Германия нащупала почву под ногами; проигравшая страна использовала себе на пользу возникшую головную боль поиска солдат для НАТО для своего перевооружения и окончания союзнической оккупации своей территории (*2).

Некоторые государства пытались поддержать свою экономику путем увеличения экспорта в страны коммунистического блока. Эти поставки включали товары, которые, как многие американцы опасались, весьма подсобят сино-советским машинам войны, их армиям и ВПК. Конгресс разразился принятием поправки КЕМ (KEM Amendment) и Закона Бэттла (Battle Act; Акт о контроле над оказанием помощи в целях взаимной обороны), которые при определенных обстоятельствах прекращали поставки американской помощи тем странам, которые экспортировали товары стратегического значения коммунистам. Следующий ответ этого законодательного органа был более позитивным. В 1951 году Конгресс провел Закон о взаимном обеспечении безопасности (Mutual Security Act - MSA), который срастил экономические, военные и технические программы помощи. Это позволило влить свежую кровь и поставить куда более сильное ударение на военном измерении этого сотрудничества, чем раньше. Как заметил Ачесон, Закон MSA «окажет широчайшее воздействие» на «выполнение всей программы перевооружения», так как, он подытожил, «первоначальная цель Плана Маршалла была уже выполнена» (*3).

Третьим китом основания стратегии НАТО, равно как и политики Холодной войны, был принцип расширять альянс как можно дальше. В мае 1951 года Соединенные Штаты предложили подключить к военному пакту Грецию и Турцию для предотвращения этих двух государств от сползания в омут пагубных идей политического нейтралитета. Югославия хотя и не желала входить в НАТО, начала запрашивать военную помощь вдобавок к той экономической, которую Тито уже получил от Запада. В сентябре 1951 года западные министры иностранных дел согласились освободить Италию от ограничений, наложенных на ее вооруженные силы в 1945 году. Более разительным было стремительно меняющееся отношение США к режиму Франко в Испании.

Кеннан отметил в 1947 году, что Доктрина Трумэна подразумевала пересмотр взглядов на режим Франко. К 1949 году возникла рабочая группа Министерства Обороны и Конгресса для воплощения этого пункта в реальность. Сенаторы-консерваторы Пат МакКаран, Оуэн Брюстер и Роберт Тафт настоятельно советовали администрации, словами Тафта, «стряхнуть с себя одежды коммунистического мировоззрения» и начать работать с Франко. Один конгрессмен, один из тех многих, что ездили в Испанию в 1949 и 1950 годах, публично назвал испанского диктатора «очень, очень хорошим человеком с приятным характером». В марте 1950 года МакКарану удалось выбить займ для Франко в размере $62.5 миллионов долларов. По идеологическим причинам Трумэн с презрением отнесся к этому шагу и другим происпанским действиям, но после событий июня 1950 года логика его собственной военной стратегии вынудила его признать правительство Франко в конце того года. Последующим летом администрация начала переговоры для получения баз в Испании. Франко запросил высокую цену. Соединенные Штаты предоставили экономическую помощь и военные поставки стоимостью в четверть миллиарда долларов взамен на право возводить и использовать военные базы, которые останутся под испанским суверенитетом (*4).

Договор об испанских базах увеличил военную мощь США в Европе, но привнес мало в дело достижения основных целей Ачесона; большая часть Европы слишком хорошо помнила сотрудничество Франко с Гитлером. Политические цели теперь зависели от успеха Плана Плевена и немецкого вооружения. Под аккомпанемент пронзительных советских протестов министры иностранных дел западных стран разработали принципы этих программ в 1951 году, затем собрались в Лиссабоне в феврале 1952 года для разработки окончательных основных правил для нового западного Альянса. Соглашение не далось легко. Большая четверка разошлась по вопросу немецкого вооружения, равно как и по другим проблемам. «Очень часто я обнаруживал себя согласным с …. Аденауэром», - вспоминал Ачесон – «А Иден [соглашался] с Шуманом» (*5).

Французы и британцы разошлись, однако, по критичному вопросу. План Плевена на ранних этапах переговоров трансформировался в Европейское оборонное сообщество (ЕОС), включающее в себя Францию, Германию и Бенилюкс. ЕОС имело бы отдельный европейский контроль, но функционировало бы в связке с НАТО, так чтобы вооруженные силы Германии могли принимать участие в оборонных программах НАТО. Шуман и чиновники Нидерландов теперь требовали, чтобы Великобритания формально присоединились к ЕОС. Они не хотели находиться в виртуальном союзе наедине с немецким титаном и отказались счесть присутствие США и Великобритании в НАТО достаточным для предупреждения возможного доминирования Германии в новой организации. Новое избранное правительство Уинстона Черчилля отказалось вовлекать себя так глубоко и серьезно в европейские дела. Слишком много англо-американских нитей было бы порвано в этом случае. Любая британская интеграция с европейскими структурами будет проходить «малыми глотками, а не залпом» - так позднее заметил Идеен (*6). Ачесон не мог заставить замолчать страхи французов. Через несколько месяцев после конференции в Лиссабоне, вспоминал позднее Ачесон, президент Франции Винсент Ориоль сказал государственному секретарю «с проникновенной страстью», что «наша политика по отношению к Германии была большой ошибкой. Он знал Германию; он проштудировал историю Германии, начиная с Бисмарка. Мы ошибочно полагали, что основная угроза исходила от России. Угроза же исходила из Германии» (*7).

(*1) Harry S. Truman, Memoirs, II (Garden City, N.Y., 1955-1956): 258.
(*2) Charles Wolf, Jr., Foreign Aid: Theory and Practice in Southern Asia (Princeton, 1960), pp. 115-116.
(*3) Wolf, Foreign Aid, pp. 114-116.
(*4) Theodore J. Lowi, “Bases in Spain.” In Harold Stein, ed., American Civil-Military Decisions: A Book of Case Studies (Birmingham, Ala., 1963), pp. 667-697.
(*5) Dean Acheson, Sketches from Life of Men I Have Known (New York, 1961), p. 47.
(*6) Anthony Eden, Full Circle: The Memoirs of Anthony Eden (New York, 1960), p. 34.
(*7) Acheson, Sketches from Life, p. 53.

[Новый мир: огненный шар испытания первой водородной (или "Супер") бомбы, 1952]

Nuclear Bombs Testing 011

Tags: НАТО, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments