lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Categories:

Пятая глава 006

Эттли частично разделял ответственность за развернувшийся кризис; его правительство участвовало в принятии решения направить войска ООН к реке Ялу. Сейчас его охватило беспокойство, что в географически расширившейся войне Трумэн не сможет контролировать своих военных, и в частности его удивило зрелище того, что Трумэну пришлось лететь 5000 миль до Уэйк Айленда для встречи Макартура, который пролетел всего 1900 миль. («Я думаю, что такие отношения между генералом и правительством можно назвать любопытными» - прокомментировал позднее Эттли). Премьер-министр принял уверения президента, что Соединенные Штаты не планировали использовать бомбу. Затем эти два человека произвели полную, беспристрастную и самую откровенную оценку азиатского очага напряженности.

Оба согласились с тем, что глобальной войны требовалось избежать и что силы ООН не должны эвакуировать Корею, если только их не выдавят отсюда силой. Затем возникли основные разночтения. Эттли начал спорить, заявив, что допуск Китая к структурам ООН сможет начать серию регулярных консультаций, которые приведут к прекращению огня. Ачесон сомневался, что при своей текущей выгодной военной позиции китайцы пойдут на прекращение огня; а если они и пойдут на переговоры, то вслед за этим Мао потребует места в ООН и уступок по Формозе. Соединенные Штаты отказывались обсуждать эти два вопроса до интервенции, и сейчас Ачесон не был в настроении награждать агрессоров. Эттли парировал, что прекращение огня сделает явным расхождения между Китаем и СССР: «Я хочу, чтобы китайцы стали противовесом СССР на Дальнем Востоке» - таков был аргумент британца. Если «мы будем относиться к Китаю как к советскому сателлиту, то мы тем самым будем играть на руку русским».

Трумэн теперь ужесточил свои ранние взгляды на китайцев. Они являлись «советскими сателлитами», и если удача будет им сопутствовать в Корее, «то затем пойдут Индокитай, затем Гонконг, затем Малайя». Ачесон прервал размышления президента, сказав, что он не считал важным, являлся ли Китай спутником СССР или нет, так как он все равно в любом случае будет вести себя как СССР. Он верил, что за вторжением в Корею «стоял план», и, как Трумэн, он удочерил теорию домино, предостерегая, что любой компромисс с Китаем будет иметь серьезный эффект на японских и филиппинских островах. Ачесон припомнил «расхожую фразу, что витала среди чиновников Государственного департамента, что нельзя проявлять свою добрую волю в отношениях с коммунистическими режимами в долг, надеясь на возврат; коммуняки обнуляли балансовый остаток в конце каждого рабочего дня». Хотя боевая ситуация неизменно ухудшалась, ни одно государство, даже из Западного полушария, не вызвалось помочь. Латиноамериканцы послушно голосовали за резолюции в ООН и ОАГ, но ранней весной 1951 года, когда Трумэн лично обратился к министрам иностранных дел стран Латинской Америки «разработать принцип, по которому наша ноша будет справедливо распределена между нами», только Колумбия ответила, отправив свои войска. Некоторые другие государства выделили свою боевую технику, но Латинская Америка как целое не смогла увидеть уместность в поднятии корейского вопроса на фоне своих собственных экономических лишений и политической нестабильности. Позднее в 1951 году шокированная администрация попыталась уговорить своих южных соседей, распространив на них военную помощь в рамках Программы взаимного обеспечения безопасности (Mutual Security Program). Восемь государств взяли деньги в 1952 году, чтобы защищать самих себя от коммунистической агрессии; оба дающий и получатель интерпретировали этот акт передачи денег как способ сохранить внутренний status quo. Однако ни одна другая латиноамериканская страна так и не направила своих солдат в Корею.

Соединенным Штатам придется полагаться в первую очередь на свои собственные ресурсы в защите того, что Нибур назвал «наши широко растянутые оборонительные линии». В декабре и январе президент запросил чрезвычайные полномочия для ускоренной мобилизации к войне. Следуя буква за буквой инструкциям директивы СНБ-68, он подал в законодательный орган $50-миллиардный оборонный бюджет; эта цифра сильно контрастировала с предыдущей в $13 миллиардов, поданной всего 6 месяцев назад. Администрация удвоила число воздушных групп до 95 и приобрела новые базы в Марокко, Ливии и Саудовской Аравии. Личный состав армии увеличился на 50% и достиг 3.5 миллионов человек.

В Азии администрация сфокусировалась на упрочнении военных связей с Японией посредством нового мирного договора. Джон Фостер Даллес взял на себя все бразды переговорного процесса и почти единолично провел договор через все перипетии до его успешного заключения в сентябре 1951 года. Спектакль получился пребравурнейшим. Пакт восстанавливал японский суверенитет над ее домашними островами, но не над Рюкю (на которых располагалась крупная база США на Окинаве). В приложении шло соглашение о безопасности, в котором Япония разрешала размещение американских войск и самолетов на ее земле, но не войска третьей стороны. Даллес просто исключил СССР на ранних стадиях переговоров, которые имели решающее значение. Когда стране Советов разрешили принять участие, Даллес интерпретировал их внесенные предложения как попытку доминировать в регионе, что окружал Японию. Как вспоминал один участник, Даллес продемонстрировал всем присутствующим эффект советского плана на карте: «он взял эту карту драматичным жестом и держал ее вот так … затем он бросил ее на пол с предельным чувством презрения. И это произвело неизгладимое впечатление» (*25).

Даллес также не церемонился и с американскими союзниками и нейтралами в Азии, которые требовали от Японии репараций за их оккупацию во время Второй мировой войны. Он предупредил, что Соединенные Штаты не потерпят никакого «Карфагенского мира», который только «приведет к горькой враждебности, что, в конце концов, перетянет Японию на советскую орбиту». Некоторые американские союзники хотели получить репарации, чтобы ослабить Японию и ее потенциал производства вооружений. Даллес разрешил эту проблему, подписав серию договоров о защите и взаимной безопасности, чтобы дать гарантии Филиппинам, Австралии и Новой Зеландии против подымающихся азиатских гигантов – Японии и Китая. 30 месяцев назад Ачесон уверял Сенат, что помимо НАТО администрация более не планировала никаких региональных пактов. 1 сентября 1951 года Соединенные Штаты подписали с Австралией и Новой Зеландией так называемый договор АНЗЮС, в котором предоставили гарантии безопасности этим двум государствам.

Так как Австралия и Новая Зеландия входили в состав Британского Содружества, то Великобритания с подозрением отнеслась к своему отсутствию в рядах АНЗЮС. Еще раньше в марте 1914 года Уинстон Черчилль, тогда первый лорд Адмиралтейства, предрек, что из-за отвлечения британских сил и ресурсов на европейские дела, «белый человек» в регионе Тихого океана вскоре будет искать защиты у американцев. 37 лет спустя британцы были уже менее склонны с пониманием относиться к этой неизбежной потере. Когда Великобритания озвучила свой протест, что США не в полной мере проконсультировались с ней по вопросу японского пакта и АНЗЮС, Даллес согласился с ними, но ответил, что, если британцы захотят войти в этот союз, тогда того же самого захотят французы и голландцы, что превратит АНЗЮС в глазах подозрительных азиатов в колониальный альянс. Этот аргумент крайне эффективно низвёл британское влияние в регионе Тихого океана. «Все дороги в Содружестве вели в Вашингтон» - так заметил один канадский чиновник (*26). Соединенные Штаты в одиночку подготавливали Азию к сдерживанию Китая.


(*25) Интервью с C. Stanton Babcock, in Dulles Oral History Project, Dulles Papers, Princeton.
(*26) Интервью с General Matthew Ridgway, in Dulles Oral History Project, Dulles Papers, Pricenton; Черчилль и канадский чиновник цитируются по книге Geoffrey Barraclough, An Introduction to Contemporary History (New York, 1964), p. 67.

[Джон Фостер Даллес (справа) рядом с Энтони Иденом где-то в 1955 году. Джона Фостера, будущего государственного секретаря при республиканцах, не стоит путать с его братом Алленом, резидентом-шпионом и директором ЦРУ]

Dulles

Tags: АНЗЮС, Китай, Корейская война, Холодная война, Япония
Subscribe

  • До Триеста на Адриатике (1946-1948)

    Молотов: «Что касается параграфа С, то мы считаем, что представители судебной власти [в Триесте] должны быть выборными персонами, как это принято в…

  • Ты вся горишь в огне (1979)

    В 2017-18 годах кресло представителя США в ООН занимала Никки Хейли. Это женщина, относительно молодая (по привлекательности попадает с Сарой Пейлин…

  • Недлинные телеграммы, которые мы потеряли (1946)

    «Длинная телеграмма» Кеннана была рассекречена в 1976 году в рамках планового и обширного обнародования дипломатической переписки Госдепа за 1946…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments