lafeber (lafeber) wrote,
lafeber
lafeber

Category:

Пятая глава 001

КОРЕЯ: ВОЙНА ЗА АЗИЮ И ЕВРОПУ (1950-1951)

В июне 1950 года Корея была страной, разорванной Холодной войной, которая испытывала недостаток буквально во всем за исключением авторитарных правителей, безграмотности, эпидемий холеры и бедности. На протяжении почти столетия это государство являлось пешкой в дальневосточной борьбе за власть. В 1905 году Япония прибегнула к силе, чтобы остановить продвижение русских, затем установила протекторат над Кореей и в 1910 году аннексировала страну. В 1945 году японские армии согласно советско-американскому соглашению были разоружены к северу от 38 параллели СССР, а к югу от линии – Соединенными Штатами. Продолжительные конференции не справились с задачей объединения страны, так как ни СССР, ни американцы не хотели рисковать и создавать возможность для перехода объединенной Кореи в лагерь противника.

Обе супердержавы, однако, обнаружили себя загнанными в ловушку кровавого гражданского конфликта, корейцы убивали корейцев, шокирующим фактом является то, что 100,000 человек было убито с 1946 года и до формального начала в июне 1950 года того, что США назвали «войной в Корее». Новые научные исследования показывают, что основная битва велась не между Соединенными Штатами и Советским Союзом, но между левыми корейцами (включая коммунистов и некоммунистов) против правых корейцев (*1). Соединенные Штаты отчаянно старались удержать правые группы у власти. Эти группы возглавлял преподобный Сингман Ри, который до конфликта пребывал в многолетнем изгнании в США. Центристские фракции все больше тяготели к левым, так как левые были преисполнены чувством пылкого национализма, нацеленного на объединение разделенной страны, в то время как Ри по общему суждению зависел от Соединенных Штатов ради своего выживания и был готов признать результаты выборов только в Южной Корее. Грязная партизанская война началась между левыми и правыми силами в 1946 году. Она продолжалась два года, и за это время несколько южнокорейских военных подразделений дезертировало и перешло на сторону левых.

Гарри Трумэн никогда не колебался в своей решимости удержать Южную Корею в западном лагере, но растущее кровопролитие и авторитарные методы Ри (включая цензуру прессы и массовые аресты политических оппонентов) смутили Трумэна. В 1948 году он распорядился эвакуировать оставшиеся вооруженные силы США из Кореи и передал головную боль замирения сторон ООН. Советские войска также вышли из своей северной зоны, но за своей спиной они оставили коммунистический режим Ким Ир Сена и военных советников Красной армии, задача которых состояла в приведении северной армии в боевую форму. К 1949 году, когда Южная и Северная Корея фактически являлись независимыми государствами, партизанские схватки превратились в полноценные полевые сражения, которые велись обычными военными средствами. Многие из этих сражений были начаты Ри, который тем самым желал показать, что он настроен серьезно на объединение страны силой. В начале 1950 года столкновения сошли на нет, но эта пауза длилась только до того момента, когда Ким счел, что он накопил достаточно сил для свержения Ри и объединения Кореи под своим контролем.

Таким образом, когда Гарри Трумэн в конце июня решил отправить солдат и технику США на войну, он вовлек американцев не в конфликт со Сталиным, а в корейскую гражданскую войну, которая уже длительное время полыхала между Ри и Кимом. Три причины стали спусковым курком к вторжению с севера 24 июня 1950 года. Первой стала вера Кима в то, что Ри находился в крайне уязвимом положении. Государственный департамент даже выпустил официальный протест против Ри и жестокого преследования своих собственных граждан. В мае 1950 года прошли выборы, в результате которых южнокорейский лидер потерял контроль над законодательным органом страны, несмотря на аресты ключевых политических оппонентов до начала баллотирования. По мере того, как его позиции ухудшались внутри страны, Ри становился все более воинственным по отношению к северу. Ким, возможно, ударил первым не столько из-за пошатнувшегося положения Ри, сколько из-за опасений, что южнокорейский президент в ближайшее время мог начать свое собственное наступление на север.

Во-вторых, с 1946 года Ким имел тесные контакты с китайскими коммунистами Мао, даже слишком тесные для корейца, который был как националистом, так и коммунистом. Он смог ослабить свою зависимость от китайцев, передвинувшись поближе к СССР в 1949 году. В начале 1950 года Ким несколько раз ездил в Москву, прося Сталина о помощи для завоевания юга. Советский диктатор, в конце концов, дал зеленый свет и обещал поставки вооружений, но он дал понять абсолютно ясно, что ни советские войска, ни политический престиж СССР не будут вовлечены в конфликт. Если великие планы Кима рухнут, то осторожный Сталин будет стоять в стороне от обломков. Если Ким преуспеет, тогда он отложится от Мао и объединит Корею. Вывод Сталина был, что в сложившейся ситуации стоило рискнуть.

В-третьих, план Кима не противоречил генеральной стратегии, которую Сталин разработал для нейтрализации двух угроз. В середине мая Трумэн объявил, что обсуждения мирного договора с Японией будут для него приоритетны. Переговоры в частности затронут тему японской независимости и размещения баз США на японской земле на основе долгосрочных соглашений. Как сказал один чиновник США, эти переговоры не должны быть обременены советским присутствием. Для Сталина это открыло неприятную перспективу объединения двух промышленных гигантов в зоне Тихого океана, возможно даже распространение НАТО-образных организаций по всей азиатской периферии Советского Союза. Китайско-советский пакт в феврале выделил Японию в качестве единственной потенциальной угрозы азиатскому коммунизму, и за этим последовали обвинениями в советских газетах Трумэна в попытках «вовлечь азиатские и тихоокеанские страны в агрессивные военные блоки, опутать эти государства цепями «крохотных» Планов Маршалла, разработанных специально для Азии» (*2). Если Северной Корее удастся объединить страну, мирным способом или как-то еще, острота угрозы милитаризированной ориентированной на Запад Японии будет снята и, возможно, нейтрализована.

Была и другая угроза, которая вероятно вызвала больше озабоченности у Сталина. Успех Мао не создал, но, скорее всего, ободрил революционные силы по всей Азии, в частности в Индокитае, на Филиппинах и в Индонезии. Вероятность того, что некоторые из этих революций завершатся триумфом и последуют путем Мао, могло поколебать основы концепции Сталина о двух лагерях и ослабить его хватку над всемирным коммунистическим блоком. Взгляды Сталина на международные дела стали настолько косными, что он не мог принять националистическую компоненту этих революций. Короткая и успешная война, начатая Северной Кореей, находящейся под контролем СССР, могла запугать Японию, прозондировать цели Мао на предмет экспансии и принизить репутацию китайского лидера. Таким образом, новое исследование, проведенное на базе секретных советских документов, делало следующий вывод: «Слабость СССР подтолкнула Сталина к тому, чтобы поддержать вторжение на юг, а не безудержный советский экспансионизм, который был выдуман авторами СНБ-68» (*3).

(*1) Изумительный обзор недавних публикаций см. у Allan R. Millett, “The Korean War: A 50-Year Critical Historiography,” The Journal of Strategic Studies, 24 (March, 2001): 188-224. Наилучшие описания у труда Bruce Cuming отмеченного наградой “The Origins of the Korean War. Volume I (Princeton, 1981); и эссе за авторством Cumings, Mark Paul, Stephen Pelz, John Merrill, and James I. Matray in Child of Conflict; The Korean-American Relationship, 1943-1953, Bruce Cumings, ed. (Seattle, 1983)”.
(*2) Current Digest of the Soviet Press, II (April 22, 1950): 19; Nikita Khrushchev, Khrushchev Remembers, Strobe Talbott, trans. and ed. (Boston, 1970), pp. 367-370.
(*3) Kathryn Weathersby, Soviet Aims in Korea and the Origins of the Korean War. Working Paper No.8, Cold War International History Project (Washington, D.C., 1993), p. 32.

[обеспокоенный премьер-министр Клемент Эттли (сидит справа) выражает свою обеспокоенность политикой США в Корее президенту Трумэну (сидит слева), государственному секретарю Ачесону (стоит слева) и министру обороны Маршаллу (стоит справа) в декабре 1950 года]

Photograph_of_President_Truman_in_the_Oval_Office_with_British_Prime_Minister_Clement_Attlee,_during_Attlee's_visit..._-_NARA_-_200255

Tags: Корейская война, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments