Туполевский бык

Думаю, что все и так уже знают, что наш Ту-4 является пиратской переделкой их Б-29. Три американские машины летели бомбить Манчжурию в 1944 году со стороны материкового Китая, но так и не вернулись. Из-за технических неполадок экипажи решили незапланированно садиться во Владивостоке. Как выяснилось зря, так как этот выбор паникующих летчиков основательно перетряхнет атомную шахматную доску пять лет спустя. Самолеты были интернированы, а летчики досиживали остаток войны в Ташкенте. Госдеп не пытался протестовать, замалчивая конфискацию, оберегая дрожащий огонек союзнических отношений – этот инцидент по времени наложился на фиаско операции «Фрэнтик», которая вместе с Варшавским восстанием привела к очередному всплеску напряжения в межсоюзнических отношениях. В частности именно в августе 1944 советская дипломатия «потеряла» такого «проводника добрых услуг» как посол США Гарриман, усилия которого с апреля 1945 были направлены на формирование жёсткой антисоветской политики в Вашингтоне.
Collapse )

Психологический мир (1946-47)

В борьбе за умы и уши случайного читателя и слушателя СССР, США и Великобритания в 1946 наладили выпуск периодики и регулярных радиопередач на территории союзника. Выходили журналы «Америка» и «Британский союзник», передачи «Голос Америки» и «Говорит Москва». Первые ограничения американские журналисты ощутили на себе 8 октября 1946, когда иностранным радио-корреспондентам в Москве перекрыли доступ к советской сети коротковолнового вещания. На это жаловался Ричард Хаттелет из CBS и еще пара журналистов. Власти объясняли такой отзыв радио-привилегий перегруженным зимним расписанием эфира, в котором не нашлось времени для зарубежных коллег. Каждый день иностранные корреспонденты съедали не более 30 минут эфирного времени, часто это было меньше 30 минут. Заявления о дефиците эфирных мощностей журналисты встретили с удивлением, так как СССР мог похвастаться мощной и разветвлённой коротковолновой сетью ретрансляционных станций, уступающей во всем мире только британской. Доступные мощности позволяли советским радио-студиям вести вещание (преимущественно на политические темы) на Северную Америку общей продолжительностью в 18 часов 40 минут в неделю, и дополнительно 8 часов 45 минут на Великобританию и Северную Америку в неделю. Эд Марроу [Murrow], вице-президент CBS, обратился письменно к самому Сталину с просьбой разобраться в запрете: «Мы хотим сообщать новости из Советской России по радио, но этот запрет делает нашу работу невозможной. Если вы не пересмотрите свое решение, то нам придется тогда отозвать своих радиокорреспондентов». [v.6, 803].
Collapse )

Х/ф «Суд чести» (1948)

«Именем Горького, именем Ломоносова, Сечина и Менделеева, Пирогова и Павлова, хранивших как священное знамя первородство науки русской. Именем Попова, Лодыгина и десятка талантливейших наших изобретателей, чьи открытия бессовестно были присвоены иностранцами, я обвиняю тех, кто забыл о своей национальной гордости, кто унизил честь и достоинство нашей Родины. Нет большего срама для советского гражданина! Кому вы хотели отдать сокровища науки нашей? Тому, кто стремится ввергнуть человечество в адское пекло новой войны. Тому, кто размахивает над Землей атомной бомбой. У кого вы вымаливали мировое признание? У заокеанских торговцев смертью, у лавочников, у наемных убийц. Нам ли советским ученым быть беспачпортными входягами в человечество? Нам ли быть безродными космополитами? Иванами, непомнящими родства? Пусть этот суд чести будет напоминанием всем тем, кто не излечился от дурной болезни низкопоклонства, кто унижает себя и всех нас холопским коленопреклонением перед заграницей!»
Collapse )

Новые глупости американского правительства



Комедийный фильм «Смерть Сталина» не является исторически точным, хотя сумел передать в общих чертах монументальные повороты того года. Многие детали режиссером были пропущены. Когда главные герои вертелись вокруг сталинского гроба, то Ианнуччи показал только лишь их внутрипартийную грызню за перетасовку коалиций. За кадром остались гости из КНР, а ведь тот март был решающим в окончании Корейской войны. Представители Мао воспользовались приглашением на похороны для того, чтобы решить совместно со своими старшими братьями, какой будет единая коммунистическая позиция по вопросу военнопленных. С марта 1952 года, то есть, больше года, воюющие стороны не могли договориться, менять ли их «всех на всех» или применять принцип «добровольного обмена». Конфликт мог завершиться еще весной 1952 года, но вместо этого продолжился еще 15 месяцев. Южная Корея (точнее, Командование ООН, UNC) захватила в 10 раз больше пленных, чем коммунисты, и планировало большую часть оставить у себя и Тайване в качестве свободных граждан. Северян-коммунистов такой расклад не устраивал, но смерть Сталина вынудила их пересмотреть свою точку зрения. 28 марта - 26 апреля – 4 июня. Эти даты показывают смягчение ранее непримиримой решительности КНДР и КНР. В конце концов, коммунисты приняли американский вариант по обмену военнопленными. За тот последний военный год «китайские добровольцы» обустроили свои укрепрайоны в Корее и получили новую порцию тяжелого вооружения от Сталина, основательно приготовившись к новым полномасштабным операциям. Ким Ир Сен уже давно потерял тягу к войнушке, Мао, напротив, вошел во вкус, но тут Сталин подвел его, отдав концы. В Москве, около гроба вождя, Маленков и прочие, видимо, объяснили посланцам Мао, что пора завязывать в Корее. Ударная бригада мирового революционного и рабочего движения была уже готова дать жесткую отповедь врагам социализма, и только лишь кремлевская пересменка спасла американцев от совершения «новых глупостей».

Collapse )

Противоречивые тезисы (1975, 1981)

В кембриджском трехтомнике Джон Льюис Гэддис, когда давал оценку резкой вовлеченности СССР в ангольские дела в 1975, обвинил институтчиков в том, что те подвели советское руководство, включая самого Брежнева, и дали тому ошибочное экспертное заключение о последствиях такого шага. В частности, Гэддис упоминает ИМЭМО. Институтчиками тогда мы называли тех, кого сейчас кличут «думающими танками» (think-tank), научно-исследовательскими организациями типа РИСИ при АП РФ. То есть, Гэддис утверждает, что инфантильный геополитический милитаризм вскружил головы советским гражданским экспертам и те, словно переигравшись в «Цивилизацию», уболтали генсека на рисковые действия.

Однако к том же трехтомнике другой автор – наш соотечественник Владислав Зубок – пишет противоположное. Зубок утверждает, что эксперты из ИМЭМО, Института Африки, Института США и Канады АН СССР не сумели пробиться со своими заключениями наверх. У них не оказалось политических каналов для распространения своих мнений в среде Политбюро и ЦК. Их оценки не закрепились на уровне Тройки (Устинов, Громыко, Андропов) и не дошли до сидящего на таблетках Брежнева.

Учитывая тот факт, что этот трехтомник писался историками не абы как в отрыве от коллектива, а в тесном сотрудничестве и по итогам трех международных конференций, где 72 ученых за 10 лет обтесывали свои тексты на верстаке конструктивной критики коллег, такое расхождение в оценках примечательно. Гэддис и Зубок не спотыкнулись об это несоответствие.
Collapse )

Еврокоммунизм

Встречалось мне мнение, что это была такая хитрая уловка со стороны западных спецслужб – Еврокоммунизм (ЕК). Созданный с целью расколоть международное коммунистическое единство и увести западных коммунистов из московской овчарни. Прочитав, однако, авторскую [Сильвио Понс] статью про этот самый ЕК, я не увидел там свидетельств такого коварного плана со стороны США или даже намеков на наличие схожих операций. Попытки КГБ дискредитировать еврокоммунистов, напротив, упоминались. Весь феномен ЕК ограничивается периодом 1975-1979 и тремя крупными компартиями - французской, итальянской и испанской – которые получали 10-30% голосов на выборах, и поэтому хоть что-то да значили в своих странах и ЕЭС. Все остальные западноевропейские партии коммунистов набирали смешные 1-3 процента, поэтому их в расчет брать не стоит. Как правило, все коммунистические партии Западной Европы сохраняли свою национальную автономность, не собираясь в подсолнух: так СССР было легче их лузгать, вызывая на кремлевский ковер по одному. Итальянский же генсек Берлингуэр по какой-то причине попытался расшатать такое положение вещей. Неуютно он себя чувствовал из-за необходимости безоговорочно соглашаться со всеми советским деяниями, желая вернуть себе голос и возможность высказывать свою независимую точку зрения на Пражскую весну, по-сталинистски нахрапистые действия Алвару Куньяла, диссидентов Сахарова и Солженицына и прочее. Берлингуэр желал странного и поэтому предложил создать союз западноевропейских коммунистических партий, что, естественно, не понравилось советскому Политбюро, которое начало борьбу против этой своенравной инициативы, охолаживая и отчитывая Берлингуэра год за годом.

Collapse )

Джонсон и де Голль – не пара (1963-1968)

Страна, которая не хочет кормить своих историков, обречена скачивать ПДФ историков чужих. На сей раз освоенная западная пдфка содержала в себе диссертацию про дипломатию периода Вьетнамской войны. В диссере про Вторую индокитайскую вы найдете легкое развлекательное чтиво, и если не забредать глубоко во вьетнамские мангры, то описание этого исследования 2014 года на 190 страниц можно ограничить парой мыслей.

Эта работа охватывает франко-американские отношения 1963-1973 годов. То, как общались между собой де Голль с одной стороны, и Джонсон и Никсон – с другой. Дипломатическая роль Франции была существенной в тот период, так как Франция как бывшая колониальная держава в Индокитае обладала уникальными возможностями по поиску мирного урегулирования того конфликта. Культурные связи между бывшей метрополией и Вьетминем были всё еще сильны, и основные мирные инициативы в 60-х замысливались в парижских посольствах и торгпредствах, так как именно в Париже сидели неофициальные представители ДРВ. Если бы кошка раздора не пробежала между де Голлем и Линдоном Джонсоном в 1963 году, то американский президент получил бы отличного посредника с глубоким пониманием региональной ситуации и смог бы избежать втягивания в ту бесперспективную бойню.
Collapse )

Головокружение от успехов (1974-1977)

Джон Льюис Гэддис, стратегический теоретик, увлекающийся ссылками на Фукидида и Геродота, в своей статье для кембриджского трехтомника попытался трепанировать всю Холодную войну одним решительным надрезом, по-древнегречески, по-нашему, по-пелопоннесски. У Сталина, пишет этот американский историк, была пассивная стратегия: «жди, пока неумолимые исторические силы не стравят британцев со Штатами» и «обессиленные европейцы сами не пригласят Советский Союз управлять собою». Сталин был готов к Холодной войне, и у его стратегии пассивного революционера была сильная логическая основа для периода 1944-1948. Однако его ленинизм подвел Сталина, он не ожидал, что капиталисты начнут помогать друг дружке и объединяться перед лицом того, кто грозил изменить баланс в Европе и мире. Владимир Ильич Ванга такого невероятного антинаучного развития событий как «сдерживание Кеннана» не предсказывал. Сгоряча Сталин перенервничал и сделал несколько ошибок с 1948 (Чехословакия, Тито) прежде чем вернул себе самоуверенность в своих силах и стратегии, после чего начался основной период Холодной войны, хорошо описываемый Гэддисом через войну Пелопонесскую. Перикл советовал Афинам не терять духа, даже если спартанцы опустошали их предместья в самой близи от полиса. Сила Афин заключалась в море, и поражения от спартанцев на суше, где Спарта была сильна, ни в коем случае не должно было выводить Афины из себя. Не отвлекайтесь на советскую атомную бомбу и победу Мао, вещал Кеннан, а сосредоточьтесь на том, где вы наиболее сильны – в экономическом возрождении Западной Европы и Японии. Корею нужно было сдавать, термоядерную бомбу разрабатывать не надо, а КНР сама скоро скинет с себя советские вожжи.
Collapse )

Итало-австрийская граница (1947)

На Московской конференции 1943 года Австрия была объявлена первой жертвой нацистской агрессии. Хотя в ее статусе не было таких слов как «союзник» (ally), «примкнувшая к Объединенным Нациям» (associated) или «внесшая свой военный вклад в разгром» (co-belligerent), политическое положение Австрии, безусловно, было получше, чем у Италии, которая сперва была агрессором (enemy state), а уж потом «co-belligerent», поэтому стоило ожидать по итогам ВМВ изменения границы между этими двумя государства в пользу австрийцев. Раз уж Франция отхватила свой кусочек в западных Альпах, то почему бы Австрии не подсуетиться в Восточных?
Collapse )

Мы все победители

Юмористы иногда шутят, что одним из победителей во Второй мировой войне была Германия, так как получила доступ к колониям всего мира. Список неожиданных триумфаторов оказывается куда шире, включая в себя, в том числе, Болгарию, что по итогам глобального конфликта приросла территориально. Крайовский договор 1940 года изъял Южную Добруджу из Румынии и передал ее болгарам. В 1946-47 годах союзники не поставили ту цессию под сомнение, не смотря на то, что она проходила параллельно со Вторым венским арбитражем при итало-немецком давлении, и первая статья болгарского мирного договора 1947 года оставила все болгарские границы в неизменном виде, в котором они существовали на 1 января 1941 года. Боевые действия на территории Болгарии не велись. Если Финляндии пришлось на ходу переключаться на Лапландскую войну, то болгары воевали с немцами за своими пределами, в югославской Македонии, Сербии, Венгрии и Австрии. Так как не было опустошений, то болгарская экономика просела всего на восемь процентов. Для сравнения, в Венгрии сокращение ВВП составило 45%, в Греции – 50%. Так как болгары хозяйничали в северной Греции и восточной Югославии, то союзники сперва хотели в качестве возмещения получить 200 млн. долларов с Болгарии. На Парижской мирной конференции было принято решение (квалифицированным большинством) о $125 млн. (по $62.5 млн. югославам и грекам). В финальном мирном договоре 1947 года эта цифра снижена до всего лишь $70 млн. (25 и 45 соотв.): из братской солидарности югославы заявили, что готовы довольствоваться двадцатью миллионами; СССР поддержал болгар, назвав предыдущие суммы несправедливыми; американцам пришлось снижать греческую долю. В общем, быть в союзниках у Гитлера не такое уж разорительное дело.
Collapse )