Июнь-июль 1946 (Вторая сессия СМИД)(ч.2)
lafeber
Read more...Collapse )

Июнь-июль 1946 (Вторая сессия СМИД)(ч.1)
lafeber

«Библия – это вещь, конечно, хорошая».
В.Молотов, 26 июня, 1946 [FRUS, II, 631]




Почти месяц (15 июня - 12 июля) шла вторая половина той сессии. С учетом 20 дней, потраченных на первую половину, всего Вторая сессия СМИД заняла 47 дней. Для многих интересующихся этот дипломатический саммит вращается преимущественно вокруг двух речей Молотова «о судьбах Германии» - 9 июля [842] и 10 июля [869]. Они вошли в книгу «Вопросы внешней политики» за 1948 год и перепечатывались в Советском Союзе с тех пор неоднократно. Все остальные обсуждения тех семи недель, таким образом, для нашей аудитории уходили на задний план, становясь второстепенными и неважными. Пристальное изучение же повестки и дат проведения сессии корректирует вес и значимость молотовских выступлений, сбивая с них пену эпохальности. Во-первых, Молотов выступил за 2-3 дня до окончания работы той конференции, вызвав обсуждения, занявших всего 18 из 860 страниц протокола. Во-вторых, первая речь советского мининдела «О демилитаризации» была советским ответом на февральский «План Бирнса» о демилитаризации Германии на 25 лет и никаким боком не проистекала из работы той сессии. Этот ожидаемый ответ НКИД/МИД готовил 4 месяца, привлекая к мозговому штурму 38 высокопоставленных партийцев, включая полуопального Литвинова, и спокойно мог передать его другими каналами. Но Сталин и Молотов решили почему-то решили озвучить его в Париже почти под занавес. В-третьих, Германия не входила в основную повестку сессии, и делегации обсуждали германскую тематику по остаточному принципу – «если на то останется время». Куда большую часть своего времени дипломаты потратили на другие темы.
6000 словCollapse )

Отморозки-реалисты (1946)
lafeber

«Мы не группа идеалистов, стремящихся найти
волшебное решение в ответ на все ядерные вопросы».
Игорь С. Иванов, быв.м.и.д. 30 апреля 2018




Когда Джон Гаддис рассказывал о своей новой книге, посвященной биографии Д.Ф. Кеннана, из аудитории его спросили, каким могло бы быть мнение Кеннана о современной России [т.е. после 1992 года]. Историк ответил, что Джордж всегда скептично относился к идее переноса чертежей общественного устройства из одной страны в другую, полагая, что национальные культуры очень трудно менять. Кеннан считал, что национальная культура в России имеет очень глубокие корни, и поэтому его бы не удивила новость о том, что демократия так и не прижилась там и что россияне по-прежнему предпочитают авторитаризм сильных лидеров. Кеннан нашел бы объяснение в тяжелой истории XX века вообще и 90-х годов в частности, которые привели к воссозданию привычной властной структуры. [1:02:00] В этом аспекте Д.Кеннан был реалистом, который предлагал американским дипломатам работать с тем, что имеется, а не стричь всех под одну гребенку. Кеннан умер в 2005 году в здравой памяти, поэтому про лихие 90-е имел представление.
Read more...Collapse )

Лучшее лекарство (1980)
lafeber
Американский историк Джон Льюис Гэддис, известный специалист по холодной войне, по-настоящему начал свою карьеру преподавателя-исследователя в 1975 году в Военно-морском колледже, где его попросили читать курс теории высшей стратегии (grand strategy). Это случилось как раз после окончания войны во Вьетнаме. Американское военное руководство в тот год серьезно было озабочено тем поражением и теперь обращалось к академическим кругам для того, чтобы выявить причину такого удручающего исхода, изучить все его аспекты, чтобы избежать повторения подобного в будущем. Гэддис, по его собственному признанию, к тому времени еще не имел в своем интеллектуальном багаже классиков стратегической мысли, и поэтому ему пришлось в срочном порядке начитывать греков и немцев. В классах он встречался с сержантами и капралами, у которых за плечами было несколько служебных поездок во Вьетнам и которые еще не в полной мере отошли от сопутствующего синдрома. Гэддис читал им классиков, и куратор группы от колледжа (военный, полковник) иногда прерывал его, сообщая группе о своих взглядах, как он видел и понимал ту или иную ситуацию, т.е. спорил с греками и Клаузовицом. Катарсис был достигнут тогда, когда профессор начал рассказывать о Сицилийской экспедиции Афин за авторством Фукидида. Все эти сержанты и капралы буквально плакали, так как увидели в том эпизоде древней истории свой собственный недавний горький опыт. В Фукидиде те военные нашли свое утешение, увидев, что на самом деле они не были одиноки в своем несчастье, что они не были первыми.
Read more...Collapse )

Вторая сессия СМИД (апрель-май 1946)(ч.2)
lafeber
ДалееCollapse )

Вторая сессия СМИД (апрель-май 1946)(ч.1)
lafeber

«Вы согласитесь со мной, что линкоры и крейсера беспомощны, если их не сопровождают эсминцы».
Сталин в письме Рузвельту и Черчиллю, 29 января, 1944 (№ 157)



«Да поможет нам Господь Бог» - произнес большевик со стажем Вячеслав Молотов – «подвести к окончанию всю необходимую подготовительную работу с теми мирными договорами, что лежат сейчас перед нами». Перешедший ради супруги из католичества в англиканство Джеймс Бирнс вторил ему: «Токмо на милость Божию уповаю и смиренно тешу себя надеждой, что Господь всенепременно поможет нам в этом начинании». Бидо и Бевин промолчали. В протоколе не указано, перекрестился ли кто-нибудь их них при этих высказываниях. [FRUS, 414]. На дворе стояло 15 мая 1946 года. Шел двадцать первый день Второй (Парижской) сессии СМИД. Что за напасть сподвигла этих благочестивых старцев-мининделов обратиться к Божественной силе? Встанут ли они на путь покаяния и отринут прочь все те прежние бесовские разногласия, слухи о которых наполняли тогда тревогой весь мiр и все Объединенные нации, алчущих Благой вести об объявлении конкретной даты начала Мирной конференции? Кого Бидо обозвал «врожденными имбецилами» [congenital imbeciles]? За закрытыми дверями он это сказал или в лицо? Дали ли ему за это по лицу? И какую клятву принесло британское правительство религиозному ордену туарего-арабов? Всё это вы узнаете в новой серии «Капитан (от артиллерии) Трумэн и его дипломаты будущего».
5000 слов. Даже не думай об этом.Collapse )

На штыках авианосцев
lafeber
В 1936 году в Монтрё установили ограничение на совокупное водоизмещение кораблей нечерноморских государств, которым разрешено одновременно пребывать в Черном море, на уровне не выше 30,000 тонн (ст. 18, а.,б.) с оговоркой, что этот потолок может быть поднят до 45,000 тонн в тот момент, когда самый сильный флот черноморской страны по своему водоизмещению превысит на 10,000 тонн водоизмещение самого сильного черноморского флота, существовавшего на дату подписания Конвенции (20 июля 1936). В том году самым сильнейшим флотом в Черном море был советский – 60,000 тонн. Когда в протоколах обсуждений в Монтрё писали фразу о «сильнейшем флоте», то через тире уточняли, что это советский флот. В окончательном тексте Конвенции такого уточнения почему-то нет, что странно, ведь нельзя дважды войти в одну и ту же реку. После Второй мировой войны это показатель был превышен на 10,000 тонн, поэтому сейчас действует максимально высокий потолок в 45,000 [Ünlü], и сравнивать тот советский флот 1936 года следует с флотом российским. После распада СССР ЧМ РФ оставался сильнейшим в регионе, не смотря на ежегодное падение общего тоннажа. С 1997 наблюдалось падение на 25,000 до 75,000 тонн в 2001. Если бы этот показатель упал до 70,000, то это автоматически привело бы к снижению квоты для кораблей нечерноморских государств до 40,000.
Read more...Collapse )

Пятнадцать памфиловцев (1946)
lafeber
Три цитаты из диссертации про НКВД-МГБ в период 1945-1953. Две из них про ГДР, третья про референдум в Польше в июне-августе 1946 года.

1.
На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 14 июля 1951 года было принято «целесообразно» организовать внешнеполитическую разведку ГДР. При этом снова подчеркивалось, что ее целью должно быть ведение разведывательной работы против Западной Германии… В деле организации немецкой внешнеполитической разведки также полностью копировался советский опыт, причем до такой степени, что даже открытое название этой организации – «Институт экономических исследований» перекликалось с наименованием аналогичной советской службы. … При реорганизации в 1947 году всех советских разведывательных служб в единый Комитет Информации (КИ) при совете Министров СССР, он получил условное название «Комитет экономических исследований». [126]
Read more...Collapse )

Обернулся посмотреть, не обернулась ли она (1949)
lafeber
Дочитал диссертацию про военную миссию США в Турции (JAMMAT). Следующая информация показалась интересной:

1. Подбор военной техники, которую американцы начали присылать в Турцию в 1948 году, был неслучайным и отвечал военным планам самих американцев, которыми они с турками не делились. В тот период американцы считали, что Турция в любом сценарии обречена и будет потеряна, и, следовательно, первейшей задачей было увеличить три недели турецкого сопротивления до трех месяцев. Также американцы (Объединенный комитет начальников штабов, ОКНШ, если точнее) полагали недопустимым тратить значительные ресурсы на оборону европейской части Турции и всеми возможными способами подталкивали турецкий генштаб сконцентрироваться на обороне восточной гористой Анатолии, где Советский Союз, несомненно, нанес бы свой основной удар (из Грузии и Армении на Эрзурум и Александретту). … Возьмем самолеты. Из военных самолетов были предоставлены только P-47 и A-26. Истребитель P-47 («Чертов палец») не был самым лучшим истребителем в арсенале США, но благодаря своим восьми крупнокалиберным пулеметам, своей возможности брать бомбовую нагрузку и ракеты «воздух-земля», и своей приличной броне он был самым эффективным штурмовиком того времени. A-26 был быстрым легким пикирующим бомбардировщиком, показывающим результативность только на низких высотах. Никаких B-17, B-24 или B-29. Турецкие ВВС получили 240 P-47 и только 30 А-26. Этот несбалансированный набор указывает на убежденность ОКНШ, что Турция сразу же потеряет превосходство в воздухе и единственной функцией ее ВВС останется нанесение быстрых ударов по колоннам советской техники, после чего сразу же давать дёру. Read more...Collapse )

Стальные шары (1960-70-е)
lafeber
Читая Энтони Саттона про советскую промышленность и влияние западных технологий, в частности про станкостроение в 60-х., сталкиваешься с печальной в целом картиной. Станков отечественной разработки и дизайна нет. То, что имеется, старье 30-40-х годов, честно купленное (или честно вывезенное в качестве репараций) на Западе да пиратские копии «реверсивного инжиниринга». Наблюдатели приводят в пример Станкостроительный завод им. Орджоникидзе в Москве. СССР официально сообщал, что в период 1929-1940 купил 300,000 западных станков. Затем был Пакт Р-М и торговля с Гитлером, ленд-лиз на $465 млн. (стоимость только станков). Свое производство по годам: 2,000 (1928), 38,400 (1945), 156,000 (1960), 200,000 (1967). Копии – это, конечно, хорошо, так как в какой-то момент в головах у конструкторов должны были рано или поздно забрезжить светлые мысли. Но в 60-х такого прорыва еще не было, а ведь в 50-х начиналась новая гонках на лафетах – в станках с числовым управлением. К концу 50-х в США коммерческий сектор уже использовал несколько тысяч таких станков, в СССР в 1960 году было только два прототипа. К тому времени как мы уверенно освоим технологии 30-х гг., Интел накалякает свой первый микропроцессор в 1970 году.
Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account