Previous Entry Share
Об осторожном обращении с деньгами (1948-1950)
lafeber
Война у порога, а мы не готовы.
«Тот самый Мюнхгаузен»


Первый министр обороны Джеймс Форрестол покончил с собой (ушел по-голландски), выбросившись из окна в мае 1949 года. Бедняга-трудоголик, сгоревший на работе и подхвативший несколько психических расстройств (депрессия, нервное и физическое истощение) во время схватки за экономию бюджетных средств. Трумэн радикально сокращал военные расходы, и Форрестолу приходилось приспосабливать армию и флот к новой реальности, пуская на металлолом тысячи кораблей, танков и пушек. Как верно заметил блогер Александров Г., биржевик с Уолл-Стритт Форрестол резал по живому, по своему собственному детищу (Нэви), которое он выпестовал во время войны. Словно герой Джеймса Франко, отпиливающий свою собственную руку, чтобы вырваться из каменной западни. Были еще нападки газет, преследования сионистов (Израиль-то только недавно создали, так что сионистские террористы тогда еще не были мифическим злом, которым нас пугают и поныне в черносотенных брошюрах), жена с алкогольной зависимостью. Форрестол и сам допустил ошибку, когда на выборах 1948 года поставил на лошадку республиканца Дьюи, за чем последовала отставка, и чудом выигравший выборы Трумэн назначил вторым министром обороны Льюиса Джонсона. Два месяца спустя Форрестол выдавил стекло в психиатрической больнице на 16-м этаже.

Читая диплом одного американского студента, посвященный Кеннану, Полу Ницше и их взглядам на атомную бомбу, я натолкнулся на описания инцидента, связанного уже с Льюисом Джонсоном, в котором новоназначенный министр также проявил признаки психологического расстройства. Дежавю. Я мог бы ожидать нечто подобное от Форрестола, но чтобы второй министр подряд начал демонстрировать тревожные симптомы. Место что ли проклятое? В англоязычной Википедии, кстати, ничего такого не упомянуто, так что требуется второй источник. В Вики пишут о растущем антагонизме между военным министром и Госдепом, об упрямстве и упорном сопротивлении Джонсона инициативам Госдепа, но не упоминают никаких эмоциональных срывов. Но обо всём по порядку (и вкратце).

Джонсон продолжил линию Форрестола-Трумэна на экономию бюджетных средств. Только в отличие от Форрестола, Джонсон делал это с радостью. Он был за дешевую атомную бомбу, наличие которой позволяло существенно сократить войска, и против Корпуса морской пехоты, Армии и Нэви, которых он планировал загнать под плинтус. Водородная бомба и несколько эскадр B-36 – вот идеал Джонсона. Льюис подобно своему предшественнику не был кадровым военным. За биржевым маклером пришел юрист. Хотя Льюис успел повоевать во время Великой войны, покрутился в политике и даже имел возможность стать военным секретарем в 1940 году (после падения Франции), но его прокатили кандидатурой Стимсона и поэтому уязвленный Джонсон до 1948 года находился далеко от раскаленной вашингтонской плиты. В 1948 Джонсон очень сильно помог политической хромоножке Трумэну на выборах, не скрывая того, что сам он метит на пост министра обороны, на котором планирует следовать режиму экономии. Награда нашла героя.

В конце 1949 года СССР взорвал свою атомную бомбу, а также был потерян Китай - Гоминьдан позорно эвакуировался на Формозу. В свете этого Трумэн просит Госдеп и МО произвести переоценку концепции национальной безопасности. Вот тут берут свое начало трения между двумя министерствами, ведь Джонсон твердо идет курсом экономии, а Госдеп в лице Управления политического планирования (PPS) начинает работу над документом, который в истории будет известен как СНБ-68. Если раньше путеводной звездой была «политика сдерживания» Кеннана (СНБ-20/4), которая обходилась дешево, опиралась на А-бомбу и противодействие мерами невоенного характера и не вставала на пути экономящих каждую копейку Форрестола-Джонсона, то теперь Пол Ницше (новый директор PPS) «милитаризовал» «политику сдерживания», то есть, предлагал развивать обычные вооруженные силы. А вот это уже вызывало тик у скаредного министра обороны.

Начались межминистерские встречи и консультации. Джонсон взвалил на себя эту задачу крайне неохотно, и его сильно раздражал тот темп, который столь резво взял Госдеп. Ницше состряпал свой документ, и государственный секретарь Дин Ачесон предложил Джонсону начать обсуждать его. Такая скорость и инициативность вступали в разрез с установками Джонсона, тем более после того, как тот вчитался в то, что предлагали дипломаты. Вот как прошла очередная встреча:
«22 марта 1950 года Пол Ницше, государственный секретарь Дин Ачесон и министр обороны Льюис Джонсон встретились, чтобы обсудить обзор Государственного департамента политики безопасности США, документ, в дальнейшем ставший СНБ-68. Не прошло и 5 минут после начала презентации Ачесона, как Джонсон криком прервал выступающего, заорав, что он не получал текст из Госдепа – (хотя ему прислали копию доклада за неделю до этого) – и заявив, что он не собирается соглашаться ни с чем, с чем он не ознакомился заранее в письменном виде. Он также выразил свое крайнее неудовольствие тем, что его вызывают на конференции, не дав возможности заранее ознакомиться с необходимыми материалами. Он утверждал, что это уже четвертый раз, как Госдеп проделывает этот трюк с ним, и что он более не желает сносить подобного отношения. Далее он обратился к Ницше, сказав ему, что тот должен запомнить себе на будущее, что у того нет полномочий созывать такие встречи. Джонсон ураганом вылетел из зала совещаний. Встреча длилась всего 14 минут». [p.115]

«Сразу же после стремительного отбытия Джонсона, генерал Джеймс Бёрнс [Burns] расплакался [sic!]. Он клялся, что он своевременно ввел Джонсона в курс дела, что тот всё прочитал и согласился на встречу, и что министр не предупредил его, что собирается взорваться подобным образом. Поведение Джонсона было столь отвратительным, что Ачесон счел, что Джонсон страдал психическим заболеванием. Ачесон позднее вспоминал, что вплоть до его отставки в сентябре 1950 года начинали накапливаться доказательства, подтверждающие наличие психического расстройства у министра обороны. … Ачесон не был удивлен, когда узнал, что несколько лет спустя Джонсону сделали операцию на мозге».

Интересно, какие были еще доказательства. Придется искать. Традиционное объяснение причины отставки Джонсона в сентябре 1950 года состоит в критике, которой было подвергнуто вверенное его заботам министерство после начала Войны в Корее. Форрестол-Джонсон-Трумэн доэкономились до того, что легковооруженные американцы и южнокорейцы очень скоро оказались загнаны в Пусан, в западном Тихом океане оказался только один авианосец, с которого совершались все вылеты в тот период (аэродромов не было, как и не было авиации у КМП), у Национальной гвардии отнимали старые поршневые F-51, вводя их в бой над Кореей, на атоллах откапывали подбитые пять лет назад «Шерманы», ремонтировали и отправляли в страну Кимов, и так далее. И, несмотря на операцию на мозге, Джонсон дожил до 1966 года, занимаясь юридической практикой. Не очень похоже на психопата. Скорее всего, это был временный эмоциональный взрыв. Ну вы знаете. Вроде вы всё держите под контролем, вас непрестанно тюкают, клянчат деньги на паршивые суперавианосцы, тут надламывается последняя соломинка, вы чувствуете, как кровь приливает к быстрокаменеющей шее, в ушах тонко звенит, вы звереете и открываете рот, через который начинает громогласно трубить Архангел Гавриил. Или, может быть, это был такой трюк со стороны Джонсона: наскандалить, чтобы больше не проводить встречи с Ачесоном и Ницше на неудобную тему.

Вот какие страсти вызывал тогда СНБ-68.

Источники:
Англоязычная Википедия, статьи о James Forrestal и Lewis Johnson;
Thesis by Luke Griffith «Weighing Capabilities and Intentions: George Kennan and Paul Nitz Confront the Bomb», 2012.

  • 1
Он был не единственным из привластных не от мира сего.Но у этих "обезьян" в руках оказалась граната не по весу и не по мозгам!

"Не от мира сего" - это отдельная категория. Форрестол и Джонсон всего лишь сгорели на работе. Взялись за дюж, даже не подозревая о грядущей профессиональной деформации личности.

"Не от мира сего" - это Гитлер, Маккартур, Пол Пот, допустим. Эти со стеклянным взором бы шарахнули бомбой - только в путь. Гитлер и раньше был тронутый Шамбалой, а после 1943 у него начался распад личности, он сильно сдал, перестал публично выступать, несомненно витая в своем уютненьком иллюзорном мире.

"Гранату" у военных Трумэн во-время убрал. Без его согласия использование было невозможно. Плюс министр обороны - гражданское лицо.

  • 1
?

Log in