Об осторожном обращении с деньгами (1948-1950)
lafeber
Война у порога, а мы не готовы.
«Тот самый Мюнхгаузен»


Первый министр обороны Джеймс Форрестол покончил с собой (ушел по-голландски), выбросившись из окна в мае 1949 года. Бедняга-трудоголик, сгоревший на работе и подхвативший несколько психических расстройств (депрессия, нервное и физическое истощение) во время схватки за экономию бюджетных средств. Трумэн радикально сокращал военные расходы, и Форрестолу приходилось приспосабливать армию и флот к новой реальности, пуская на металлолом тысячи кораблей, танков и пушек. Как верно заметил блогер Александров Г., биржевик с Уолл-Стритт Форрестол резал по живому, по своему собственному детищу (Нэви), которое он выпестовал во время войны. Словно герой Джеймса Франко, отпиливающий свою собственную руку, чтобы вырваться из каменной западни. Были еще нападки газет, преследования сионистов (Израиль-то только недавно создали, так что сионистские террористы тогда еще не были мифическим злом, которым нас пугают и поныне в черносотенных брошюрах), жена с алкогольной зависимостью. Форрестол и сам допустил ошибку, когда на выборах 1948 года поставил на лошадку республиканца Дьюи, за чем последовала отставка, и чудом выигравший выборы Трумэн назначил вторым министром обороны Льюиса Джонсона. Два месяца спустя Форрестол выдавил стекло в психиатрической больнице на 16-м этаже.
Read more...Collapse )

Кеннан-варвар о режиме-парвеню (1947)
lafeber
Джон Гэддис дописал в 2011 году биографию Джорджа Кеннана, на что у него ушло 30 лет. Книгу я не читал, но благодаря «Новой и новейшей истории» (2012, №5) удалось посмотреть на этого американского дипломата с интересного ракурса. Первое, на что обращает внимание Гэддис, - неохота, с которой поверенный в делах составлял свою «Длинную телеграмму». Речь Сталина от 9 февраля наполнила видных вашингтонских политиков беспокойством. В ней усмотрели «призыв к оружию». Форрестол и ему подобные пристально вчитывались в текст, ища доказательства кремлевской злокозненности. Кеннана же речь оставила совершенно невозмутимым, пишет Гэддис. Он не считал, что в том выступлении Сталина было что-то существенное и воинственное, что могло бы насторожить Государственный департамент. С 9 февраля прошло 13 дней молчания дипломата в Москве. Гэддис объясняет, что только со временем, после подсказок кураторов и друзей в Госдепе, до Кеннана дошло, чего именно ждут от него встревоженные суперпатриоты в Вашингтоне, нехотя собрал воедино свои ранее составленные черновые наброски и дневниковые записи о «мистической России», приправил всё это требуемым обвинительным уклоном и отослал, приписав всё же, что «истерический антисоветизм» недопустим и что ставку следует делать на «мягкую силу» воздействия. Часть официального Вашингтона (те, что группировались вокруг военно-морского министра) заплясала от радости — ведь мотивы советского поведения были вскрыты до конца, а существование коммунистического заговора было абсолютным образом доказано.
ДалееCollapse )

(Обаму ждут на HBO)
lafeber
(Спешу уточнить, что НВО - это не "Независимое военное обозрение") За свою карьеру Обама поучаствовал в качестве гостя в некоторых развлекательных телевизионных передачах. В основном это были беззубые посиделки без подвохов и неудобных вопросов, включая даже SNL, которые обычно любят проперчить гостя и придать политическую остроту сценкам с его участием - в ноябре 2007 года SNL карамельно облизали кандидата-демократа, не допустив ни одной развязной шутки. Или взять, например, Джерри Сайнфелда. Комедиант в отставке, ему уже за 50 лет, его самый известный проект, принесший ему сотни миллионов долларов, уже далеко позади (и который до сих пор держится в верхних строчках телевизионных рейтингов даже при повторных показах). Сайнфелд снимает сейчас какую-то совсем расслабленную ерунду - «Комедианты отъехали выпить кофе». Видимо, ему скучно в южной Калифорнии с его миллионами, а адресная книжка с тысячей голливудских знакомых жжет ляжку, и вот он решил заснять, как он встречается с товарищами-комиками, пьет с ними кофе, ведет порожние разговоры и заодно катается на древних красивых автомобилях. Мужик исполнил мечту всего поголовья — трепаться с другими мужиками и разъезжать на машине. В декабре 2015 года под раздачу попал Обама, … или наоборот. И опять, все все углы были сглажены, пройдены абразивной шкуркой #240 и для верности обклеены поролоном.

ДалееCollapse )

Академик Варга в сорок шестом (ч.2)
lafeber

«Объективизм, бесстрастное коллекционирование
экономических фактов недопустимо»
Большевик, 1947, №13.




Свою лекцию академик прочитал 25 января 46-ого, проведя до этого полгода в Венгрии в качестве советника при местном правительстве по вопросам восстановления. Шесть месяцев отсутствия в Москве на изломе динамичных 45-46 годов для неподкованного человека было бы вполне достаточно, чтобы отстать от политической жизни и вовремя не учуять легкий морозец в кремлевских веяниях. Это выйдет ему боком чуть позже, когда разгромной критике подвергнется его монография «Изменения в экономике капитализма в итоге второй мировой войны», которую он писал шесть лет. Но полностью партийного нюха Варга всё же не потерял. В этом смысле его лекция была хорошо отлаженным флюгером, четко указывающим на царящие в ВКП(б) настроения. Если в «Изменениях экономики...» была выявлена «ересь Варги» [западный термин], или “грубые, антимарксистские ошибки” [наша трактовка], то та январская лекция была полностью ее лишена, блистая безукоризненной каноничностью. Таким образом, встревоженный Кеннан был прав, когда написал, что Варгу «нужно считать ответственным и полномочным рупором тех идей, что царят и исходят из влиятельных кругов коммунистической партии», ведь «Варга является ведущим теоретиком партии по вопросам развития капиталистического мира, главой важного Института мирового хозяйства и мировой политики и редактором в журнале с таким же названием». За девятнадцать страниц текст не успел накопить летальную дозу идеологических мутаций, коей опасности оказался подвержен грузный и тяжело дышащий шестилетний талмуд в 320 страниц.
ДалееCollapse )

Академик Варга в сорок шестом (ч.1)
lafeber
Мой первоначальный план был прост до гениальности. В любой непонятной ситуации начинай читать «Сборник внешнеполитических документов США» (FRUS) за нужный период. На что-нибудь интересное да наткнешься. Раскрыв том VI “Восточная Европа” за 1946 год месяц назад, я уже мысленно себе представлял как галопом промчусь по январю и февралю, перепрыгну через уже сто раз обсосанную «Длинную телеграмму» Кеннана и со всего размаха влечу в дипломатический заповедник недоцитированных телеграмм и забытых памятных записок весны-лета сорок шестого, чтобы подойти к Парижской сессии СМИД с правильного угла. Поначалу ничего не предвещало беды. Вот 3 января поверенный в делах Кеннан с плохо скрываемым сарказмом пишет о внезапно начавшейся предвыборной кампании в СССР и выдвижении предсказуемых кандидатов в Верховный Совет на организованно-стихийных митингах от «блока коммунистов и беспартийных». Для посольств это была также возможность обновить у себя в файлах список членов и кандидатов в Политбюро — добавляет Джордж — ведь каждый избирательный участок церемониально считал за честь выдвинуть от себя Сталина или уважаемого товарища рангом чутка пожиже. Успевай только вести учет. После смерти Щербакова в Политбюро осталось 13 членов и кандидатов, без каких-либо изменений. Далее 12 января Кеннан погружается в дела московского католического прихода и в общих чертах обрисовывает подковерную политическую возню, что развернулась вокруг Французской церкви (Храм Святого Людовика Французского) после отъезда (читай, высылки) отца Брауна. На смену ему американцы прислали отца Лабержа, которого вдруг французское посольство начало обижать, прося освободить жилую площадь, да и саму церковь, в которую намеревалось интронировать своего протеже из Советской Эстонии - отца Буржуа. В общем, там развернулась самая настоящая война отцов на потеху внимательно наблюдающим МГБ и Совету по делам религиозных культов.
ДалееCollapse )

Русское зарубежье о костлявой, беззубой, безбровой
lafeber
В 1997 году Владислав Зубок и Константин Плешаков написали совместную книгу - «Тайны холодной войны Кремля, от Сталина до Хрущева» (Inside Kremlin's Cold War: from Stalin to Khrushchev), выпустив ее в издательстве Harvard University Press. Издание вышло на английском языке в США. Авторы на тот момент уже несколько лет как обосновались в Штатах. Выпускник МГУ Зубок уехал в США в начале 90-х, где построил успешную научную карьеру, работая в архиве NSA и паре институтов. Плешаков также закончил МГУ, успел посидеть в кресле зав. сектором Института США и Канады РАН, но и его невидимым магнитом вытянуло на ПМЖ в Массачусетс, где он с тех пор преподает в разных колледжах историю России. В нашей РГБ (ака Ленинка) на второй странице этого издания гордо красуется синий штамп «Отдел литературы русского зарубежья». Писатель, знай! Как долго бы тебя не было на родине, на каком бы языке ты не творил, из Ленинки тебя всё равно отследят, вручат наградной флаг русского фронтира, гордясь общими достижениями и совместной победой, даже если здесь тебе не выдали ни одного гранта или пару новых документов из мидовских архивов.
Read more...Collapse )

Атомная клятва Москвы (сентябрь-декабрь, 1945)
lafeber

«Будет у нас и атомная энергия, и многое другое»
из доклада Молотова на 28-годовщину ВОСР, 6 ноября 1945 года.



SHARP CLEAVAGE SHOWN. Обычно при таких словах зоркий приятель толкает тебя в бок, и ты знаешь, что у тебя есть полсекунды, чтобы наигранно отстранено и безразлично скользнуть взглядом вдаль, зацепить глубокое декольте выразительной блондинки и вовремя отвернуться подобно тому как берегут сетчатку глаза и не смотрят подолгу на солнце. В 1945 году, однако, эта фраза вошла в расширенный заголовок одной статьи в Нью-Йорк Таймс, посвященной внешней политике США, и касалась не всяких там фривольностей, а «проявившегося глубокого расхождения» между Сенатом и Государственным департаментом по вопросу международного контроля над атомной энергией. Журналисту Джеймсу Рестону слили информацию о встрече Бирнса с комитетом Сената по международным делам, и он теперь 20 декабря старательно выводил крупными буквами: «СЕНАТОРЫ ТРЕБУЮТ ОТ РУССКИХ АТОМНОЙ КЛЯТВЫ. Бирнсу следует настоять на обязательной заводской инспекции до передачи информации. ПРОЯВИЛОСЬ ГЛУБОКОЕ РАСХОЖДЕНИЕ. Некоторые опасаются, Секретарь намерен провести открытое обсуждение без требования гарантий.»
ДалееCollapse )

Операция «Хула» (1945)
lafeber
В день годовщины начала Курильской десантной операции самое оно тиснуть что-нибудь о ленд-лизовских кораблях. Несколько лет назад я ошибочно вбил себе в голову, что невозвращение кораблей и судов было одной из десятка причин охлаждения отношений между СССР и США. Сейчас же, если раскидать всё по датам, ясно, что это не так. Да, в памяти Трумэна корабли занимали особое место, когда тот вспылил в январе 1946 года: «Затем мы должны настоять на возврате наших судов из России и ускорить процесс урегулирования долга по ленд-лизу. Я устал нянчиться с Советами». Но потом потянулись десятилетние переговоры. Тухлая динамика и отсутствие громогласных дат не способствовали заострению конфронтации на этом редуте. Договороспособность не всегда предполагает спешное исполнение. В марте 1946 года в США принимается закон - «О продаже торговых судов» (The Merchant Ships Sales Act). Он вводил ограничения на продажу торговых судов иностранным правительствам, но что-то существенное можно было через него купить. Истек он 1 марта 1948 года. Наша сторона тянула резину, и только в декабре 1949 посол Панюшкин с замгоссеком Торпом (Thorp) согласовали список из 36 Либерти и 51 других судов для покупки задним числом. Что же касается военных кораблей, то тут всё было строго. Панюшкин пытался купить 428 военных кораблей 25 июня 1948 года [FRUS, 993], из которых большая часть (167) приходилась на торпедные катера (28 фрегатов же, сверх указанного числа, мы были готовы отдать без вопросов и даже без попыток выкупа), но и.о. госсека Ловетт, сославшись на соглашение по ленд-лизу, 7 октября ответил категоричным «нет»: «оборонные материалы … возвращаются... если они могут по определению президента пригодиться для обороны США». К этому времени СССР уже успел отклонить План Маршалла, произошел чехословацкий переворот, в Тризонии провели денежную реформу, ввели собственную дойчмарку взамен союзной марки, и еще вчера началась блокада Берлина. Холодная война уже фактически среди нас, а корабельная тема так и не выстрелила.
ДалееCollapse )

Шимушир, Норстад и первый атомный план
lafeber

Стервятникам не свить гнездо на Шимушире.
Лемей, Норстад, карман держите шире




1. Доцент* Алекс Веллерстайн три года назад поделился со всем миром документом - письмом генерал-майора ВВС армии США Норстада от 15 сентября 1945 года, адресованным генерал-майору Лесли Гровсу, что был военным руководителем «Манхэттенского проекта». Письмо имеет название «К вопросу о производстве атомных бомб» [Atomic Bomb Production]. В нем Норстад делится прикидками, сколько в будущем потребуется атомных бомб для обеспечения национальной безопасности, и просит Гровса прокомментировать эти цифры. К восьми страницам текста Норстад прикрепил три приложения: список городов СССР (и Маньчжурии) с расчетами относительно их процентного вклада в общее производство по нескольким категориями (самолеты, танки, добыча цинка и т.д.); карту покрытия территории СССР бомбардировщиками Б-29 и еще не построенными Б-36; и (третье приложение я не нашел; там, судя по тексту, карта вероятного размещения противником военных баз, на уничтожение которых потребуется дополнительно не больше 10 бомб). Это письмо было создано на основе исследования, что проводилось в Отделе планирования Военно-воздушного штаба ВВС армии США [Air Staff for Plans at Army Air Force] в августе 1945 года, и в нем излагались основные выводы этого исследования. Приложение №2, например, имеет конкретную дату рождения - 30 августа 1945 года — и название («Стратегическая схема определенных советских и маньчжурских городских агломераций»; “A Strategic Chart of Certain Russian and Manchurian Urban Areas [Project No. 2532]”). Зачем все эти даты и почему это может быть интересным?
ДалееCollapse )

Рассказывает генерал Дж.Дин (1947)
lafeber
Генерал-майор армии США Джон Р. Дин (Deane) был главой военной миссии США в СССР и находился в Москве с 1943 по 1945 с целью обмена разведывательной информацией и координации наступательных операций союзников. Он присутствовал на Московской конференции в 1943 (его подпись под протоколом вторая), договаривался о выделении аэродромов для американских бомбардировщиков США под Полтавой, фактически работал в посольстве США, будучи равным по рангу Гарриману, то есть, был вполне себе дипломатом. В двухтомнике «Холодная война», что вышел в 2014 году в ИНЭС-Рубин, Дину дают не совсем лестную характеристику, включив его фамилию в список сторонников жесткого курса (наряду с Форрестолом, Грю и Бирнсом). Справедлива ли эта оценка относительно Дина, не знаю, но уж точно не стал бы доверять этому свежеотпечатанному в Москве двухтомнику. Пусть он и составлен бесспорными историками-патриотами под редакцией действительного государственного советника Российской Федерации I класса В.А.Золотарева, но одной беззаветной любви к Родине всё же мало. Не очень хочется в 2016 году читать очередное одностороннее изложение событий по схеме «Немыслимое — Фултон — Кеннан — Пинчер — 400 атомных бомб на советские города — НАТО» с явным пропуском ряда фактов и событий, ставших известными историкам за последние 25 лет. Хотя бы крупицу незаезженного материала скормили. Незачёт.

Отрывок из книги генерал-майора Джона Р. Дина «Странный альянс» (The Strange Alliance), опубликованный в журнале Лайф 20 января, 1947 года (перевожу частично):

ДалееCollapse )

?

Log in